Меню
Главная страница
О задачах издания
Хроника церковной жизни
Проповеди, статьи
История Церкви
О Катакомбной Церкви
Православное богословие
Православное богослужение
Православная педагогика
Православие и наука
Православная культура, литература
Истинное Православие и апостасия
Истинное Православие и сергианство
Истинное Православие и экуменизм
Апостасия РПЦЗ
Расколы, секты
Жития подвижников благочестия
Православная миссия
Пастырское училище
Фотогалерея
Проповеди-аудио

Поиск


Подписка

Подписаться
Отписаться

Наш баннер

Получить код

Ссылки
Леснинский монастырь

Свято-Успенский приход

Severo-amerikanskaya eparhiya

Pravoslavnoe bogosluzhenie

Serbskaya IPC

Manastir Noviy Steynik


Историческая справка о происхождении и преемственности нео-липковских, экуменическо-сергианских групп в Украине (УАПЦ, УПЦ-КП и пр.)

Доклад Архиерейскому Синоду Русской Истинно-Православной Церкви

 

 

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

о происхождении и преемственности нео-липковских,

экуменическо-сергианских групп в Украине

(УАПЦ, УПЦ-КП и пр.)

 

Доклад Архиерейскому Синоду РИПЦ

 

 

 

Необходимое предисловие.

 

Целью написания настоящего исследования является не попытка изобличить или обвинить кого-либо, но разобраться в непростой и трагической ситуации, сложившейся в 90-е гг. ХХ ст. в церковной жизни в Украине. Речь идет о церковных разделениях, их печальных плодах, а также порожденных на их основе церковных группах. В каждую из этих групп, в силу разных причин и обстоятельств, оказались вовлеченными сотни тысяч людей, многие из которых, оставаясь искренними верующими, верными отеческой св. православной вере, и по сей день не до конца понимают всю духовно-каноническую катастрофичность положения, в котором они оказались доверившись своим духовным лидерам и наставникам, которые часто лишь используют их в собственных, не всегда благих интересах.

Пожалуй, самая большая трагедия Украины в том, что несмотря на то, что наш украинский народ один из самых религиозных на всем постсоветском пространстве (это показывала статистика даже в советские времена) ** , при искренней и беззаветной верности многих украинских верующих св. православию, возглавляется духовными лидерами, иерархией (вне зависимости от юрисдикционной принадлежности), которая является наиболее несоответствующей своему высокому положению и духовно-нравственному призванию. Более того, глубина падения нравов в среде высшей иерархии всех без исключения официальных православных юрисдикций и групп в Украине уже давно стала притчей во языцех, дискредитируя тем и Св. Церковь, и Св. Православие. Помимо откровенных преступлений нравственного характера, еще более иерархи как УПЦ(МП), так и УАПЦ и УПЦ-КП, показали свое полное отступление от чистоты Истинного Православия, его поругание и предательство, породив всевозможные духовные суррогаты, упражняясь в ересях, нечестии, а порой и откровенном  безбожии.

Все это касается как сергианской УПЦ(МП), так и порожденных из ее духовно-поврежденных источников нео-сергианских УАПЦ и УПЦ-КП, еще более отступивших от Св. Истинного Православия.

Глубина трагедии заключается в том, что, пытаясь вырваться из духовно-нездоровой атмосферы советской МП, многие украинские православные верующие в результате оказались в еще более духовно-нездоровом и неканоническом положении.

Объективно разобраться в причинах такого плачевного положения, постигшего Церковь и верующих в Украине, надлежит каждому из нас, если только действительно мы хотим не только на словах, но и на деле спасаться в ограде действительно Истинной Православной Церкви Христовой и быть верными отеческому Истинному Православию, освященному в прошлом кровью и героическими подвигами наших великих предков – украинских казаков, Свв. Отцев Киево-Печерских и Святых Новомучеников и Исповедников Матери-Церкви Православной.

 

** (По официальной статистике МП, на сегодняшний день на всей территории Российской Федерации МП насчитывает 12 638 приходов, тогда как только на территории Украины УПЦ(МП) насчитывает 10 689 приходов (это без 4 200 приходов УПЦ-КП и 1 200 приходов УАПЦ). В Белоруссии МП насчитывает 1 319 приходов, в Молдавии - 1 520, а в Казахстане - 200).

 

 

 

 ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

  

"Патриархи" УАПЦ и УПЦ-КП

 

В последнее время участились случаи обращения с прошением о принятии в лоно Русской Истинно-Православной (катакомбной) Церкви приходов, клириков и даже некоторых иерархов из непризнанных «мiровым православием» украинских автокефальных экуменическо-неосергианских групп (УПЦ-КП, УАПЦ и др.). Возникшие в нач. 1990-х гг. в результате отделения от сергианской Московской патриархии (МП), на сегодняшний день эти юрисдикции в Украине объединяют довольно большое количество украинской православной паствы (УПЦ-КП – ок. 4200 приходов, УАПЦ – ок. 1200 приходов). Многие православные верующие свое обращение ко Христу, крещение, воцерковление и т.д. проходили уже непосредственно в этих юрисдикциях, воспринимая их как «единственно законных носителей» Св. Православия в Украине. Не имея иной духовной альтернативы, многие православные верующие, не желая соучаствовать в беззакониях сергианской Московской патриархии, и по сей день искренне надеются обрести Истинное Православие именно в этих «альтернативных» юрисдикциях. Однако, как показывает практика, при более близком знакомстве с духовно-каноническим состоянием внутри самих этих юрисдикций, им часто приходится сталкиваться с вопиющими беззакониями иерархии, что приводит к глубоким духовным разочарованиям и даже отпадению от Церкви искренних ее чад.

В связи с участившимися в последнее время обращениями таких верующих и клириков в Русскую Истинно-Православную Церковь, возникает необходимость дать оценку каноническому положению этих групп. Обусловлено это в первую очередь тем, что при принятии из УПЦ-КП и УАПЦ клириков, остро встает вопрос о законности совершенных над ними рукоположений. Московская патриархия, рассматривая этот вопрос с сугубо политической стороны, категорически отвергает их каноничность, считая их отколовшимися от «матери-церкви» (т.е. МП) и требуя совершения над ними перерукоположений. Однако в Русской Истинно-Православной Церкви слепое наследование практики МП невозможно, ибо и сама МП не может считаться «матерью-церковью», т.к. находится в расколе по отношению к Истинной, исторической Русской Православной Церкви (от которой МП откололась в 1927 г.) и отступила от чистоты Истинного Православия.

Поэтому при рассмотрении законности или незаконности таинств в отделившихся от МП украинских экуменическо-неосергианских группах, прежде всего, необходимо руководствоваться не политическими, национальными или языковыми критериями, но лишь духовными, церковно-каноническими.

При детальном изучении положения в этих группах приходится констатировать, что по причине их отпадения от Истинного Православия, рассматривать их возможно лишь как расколы. А поскольку эти группы, отделившись от сергианско-обновленческого раскола (МП), так и не соединились с Истинно-Православной Церковью, то здесь уже имеет место своего рода «раскол в расколе».

Данное положение требует – по отношению к обращающимся в Русскую Истинно-Православную Церковь из подобных расколов – такого церковно-канонического подхода, который всецело соответствовал бы святоотеческой традиции и практике, с тем, чтобы помочь обращающимся стать на подлинный путь спасения в ограде Истинной Православной Церкви Христовой.

Из церковно-исторической практики известно, что Восточная Церковь не имеет единого на все времена поло­жения о действительности или недействительности таинств еретиков и схизматиков. Вопрос о действительности таинств, совершенных вне истинной Православной Церкви, Свв. Отцами разре­шался не в общем порядке, а в каждом отдельном случае. Поэтому в соборных постановлениях мы не находим принципиального решения вопроса о приеме еретиков и схизматиков в Церковь, а только решение вполне конкретных случаев. При этом часто случалось, что соборные постановления признавали таинства настоящих еретиков, и отвергали таинства раскольников. Св. Василий Великий, отличающий еретиков не только от раскольников, но и последних — от лиц, устраивающих незаконные собрания, склонялся лично к непризнанию благодатных даров у раскольников.

При этом опять же, Свв. Отцами таинства признаются не у всех еретиков и схизматиков, а только у некоторых. И, опять же, если отпадение от Церкви со временем еще более усугублялось, к таким группам иногда применялись еще более строгие канонические меры.

Так, скажем, Постановлением I Никейского Собора (325г.) в 8-м правиле определяется, как должны приниматься в кафолическую Церковь «кафары» («чистые»), под которыми Собор разумеет новациан. «О именовавших некогда самих себя чистыми, но при­соединяющихся к кафолической и апостольской Церкви, благоугодно святому и великому собору, да по возложении на них рук пребывают они в клире (wste ceirotonoumenouz  autouz menein outoz en tw klhrw). Прежде всего надлежит им письменно исповедати, яко прилепятся и последовати будут определениям кафолическия и апостольския Церкви, то есть будут в общении церковном и с двоеженцами, и с падшими во время гонения, для которых и время покаяния установле­но, и срок прощения назначен. Надобно, чтобы они во всем последовали определениям кафолическия Церкви» [8-е правило I Никейского Собора].

В то же время, скажем, Трулльский Собор от вступающих в Церковь из откровенных ересей несторианства и монофизитства требовал одного только свидетельства, что они признают православное учение и осуждают еретические учения, от которых отрекают­ся. В этом правиле нет даже, как это имеется в 8-м правиле Никейского Собора, упоминания о возложении рук.

Это тем более обращает на себя внимание, что новацианство было тем, что мы теперь называем схизмой, или расколом, тогда как несторианство и монофизитство отличались догматически от православного учения, и соборно были осуждены как еретические учения. И одно и другое были самыми опас­ными противниками Православия в Римской империи, и вели жестокую борьбу с Церковью. Осуждая не только сторон­ников этих ересей, но и всех заподозренных в сочувствии к ним, и не только живых, но и умерших в общении с Церко­вью, церковная власть все же постановляет принимать этих ерети­ков через простое «рукописание», признав тем самым действительность всех таинств, совершаемых в их общинах.

В то же время, скажем, Никейский Собор 19-м своим правилом опреде­лил, чтобы последователи Павла Самосатского при приеме в кафолическую Церковь были вновь крещены: «О бывших павлианами, но потом прибегнувших к кафолической Церкви постановляется определение, чтобы они все вообще вновь крестимы были». Предписание Собора, чтобы последователи Павла Самосатского были перекрещиваемы, означает непри­знание со стороны Собора действительности их крещения как таинства. Все, что известно об учении Павла Само­сатского, не позволяет сделать предположение, что в его общинах крещение совершалось иначе, чем в кафоличе­ской Церкви. Афанасий Великий свидетельствовал, что они употребляли при крещении тринитарную формулу. Однако сам св. Афанасий отвергал таинство крещения павлианистов на том основании, что они вкладывали в крещальную формулу неправославную трактовку.

Вот еще один характерный пример. 95-е правило Трулльского Собора, следуя 7-му правилу Константинопольского Собора, упоминает еще об одной группе еретиков, таинство крещения которых при­знается действительным, но остальные таинства считаются недействительными. Поэтому еретики этой группы прини­маются в кафолическую Церковь через таинство мvропома­зания: «Ариан, македониан и новатиан, именующих себя чистыми и лучшими, четыренадесядневников, или тетратитов, и аполлинаристов, когда они дают рукописание и про­клинают всякую ересь, не мудрствующую, как мудрствует святая Божия кафолическая и апостольская Церковь, при­емлем, запечатлевая, то есть помазуя святым мvром, во-первых, чело, потом очи и ноздри и уста и уши и запечатле­вая их, глаголем: Печать дара Духа Святаго».

Если принимать во внимание принцип правильности догматического учения, то, конечно, наибольшее право на снисходительность Собора имели бы новациане и четыренадесятники. О последних даже Епифаний свидетельствовал, что они остаются православными.

Тем не менее и новациане, и четыренадесятники Трулльским Собором объе­динены в одну группу с арианами, тогда как до этого правила Никейского Собора допускали по отношению к новацианам максимальную икономию.

На этих исторических примерах видно, что Соборы каждый раз обсуждали част­ные случаи приема еретиков и схизматиков в Церковь, и по поводу этих случаев выносили свои новые решения, а не применяли готовое принципиальное решение к частным случаям.

При обсуждении частных случаев приема еретиков и схизматиков в Церковь, Соборы, предварительно, детально ис­следовали такие течения, и определяли свое отноше­ние к ним, и только затем выносили поста­новление относительно способа приема соответствующих еретиков или схизматиков. При этом, как видно, принимались во внима­ние не только их учения, но и задачи и целесообразности церковной жизни и домостроительства текущего момента. Этим только можно объяснить, почему Соборы в одних случаях проявляли максимум сни­сходительности при приеме в Церковь еретиков, учение ко­торых значительно разнилось от учения кафолической Цер­кви, и крайнюю строгость по отношению к схизматикам, которые почти ничем не отличались по своему учению от Православной Церкви. Этим объясняется, видимо, и то, что и сами решения относительно приема одних и тех же еретиков или схизматиков могли изменяться от Собора к Собору, несмотря на все уважение, которым пользовались прежние соборные решения.

Так, как мы уже видели, Никейский Собор предписал принимать новациан через возложение рук епископа, а Трулльский Собор постановил принимать их через таинство мvро­помазания. Нет никаких оснований думать, что изменение решения Собора относительно приема новациан было вызвано изменениями, происшедшими в самом новацианстве. Как раскол по отношению к Церкви оно оставалось одним и тем же и в начале IV века, и в V веке, если к этому времени относить 7-е правило I Константино­польского Собора, которое было повторено Трулльским Собо­ром. Новацианство за эти годы не только не стало ближе к Церкви, но с годами еще более усугубилось в своем отдалении и отпадении от Нее. При этом задачи и целесообразность цер­ковной жизни и домостроительства на то время были уже несколько иными. В эпоху Никейского Собора церковная жизнь диктовала максимальную снисходительность к новацианству, которое было крупной силой, соперничающей с кафолической Церковью. В V, а тем более в VII веке новацианство не представляло уже никакой угрозы для Церкви. Очередной задачей тогда было возвращение в Цер­ковь несториан и монофизитов, особенно последних, и эта задача диктовала максимальную снисходительность и икономию по отношению к тем из них, кто желал вступить в Православную Церковь.

Как прежде, так и ныне, в вопросе идентификации схизм или расколов последнее слово принадлежит соборному разуму Церкви в соответствии с требованиями свв. канонов, эпохи и церковной пользы.

Рассматривая эти вопросы в отношении возникших в 90-е гг. ХХ ст. в Украине нео-липковских, экуменическо-сергианских групп, уместно обратиться к наставлениям Св. Василия Великого. В своих послани­ях к Амфилохию, епископу Иконийскому, отвечая на вопрос относительно приема в кафолическую Церковь новациан, Св. Василий Великий — различая ересь, раскол и незаконное собрание — указывает, что, согласно постановле­нию древних отцов, крещение раскольников признается действительным, но, с другой стороны, замечает, что «угодно было древним, как-то: Киприану и нашему Фирмилиану, единому определению подчинити всех сих — кафаров, идро-парастатов, энкратитов и апотактитов. Ибо, хотя начало отступления произошло через раскол, но отступившие от Церкви уже не имели в себе благодати Святого Духа. Ибо оскудело преподание благодати, потому что пресеклось за­конное преемство. Ибо первые отступившие получили посвя­щение от отцов и через возложение рук имели духовное дарование. Но отторженные, соделавшись мiрянами, не име­ли власти ни крестить, ни рукополагать и не могли преподати другим благодати Святого Духа, от которой сами отпали. Почему приходящих от них в церкви, яко крещенных мiря­нами, древние повелевали вновь очищати истинным креще­нием».

Уместно в данном случае привести и Толкование 18-го правила Сардикийского Собора, предпринятое византийским отцом Вальсамоном: «Итак, кто говорит, что не должно крестить крещенного мiрянином-лжесвященни­ком и не освященного по истине, тот явно противится сим правилам (то есть 46-му и 47-му Апо­стольским правилам); ибо он вопреки предписанию их приемлет ложное крещение мiрянина-лжесвященника» (Правила по­местных соборов с толкованиями. М., 1880. С. 350-351).

В церковной практике известно множество случаев, когда по возвращении из неканонических расколов и ересей в Истинную Церковь, бывшие раскольные “священники” не только снимали из себя незаконный “сан”, жили в Церкви как простые мiряне или монахи, но и много лет по том смиренно, за послушание несли строгие епитимии, горячо раскаивались и замаливая этот грех.

В этом отношении уместно также привести Решение Архиерейского Собора РПЦЗ (Протокол № 16-11 от 15/28 сент. 1971г.), в котором поясняется:

 

«Любое рукоположение, совершенное без соблюдения канонов, в сущности уже является недействительным, даже если оно и совершено канонически рукоположенными епископами. Четвертый Канон Седьмого Вселенского Собора, например, не низверг Максима Киника за его преступления, но объявил его хиротонию не действительной. Даже несмотря на то, что она была совершена каноническими епископами, но - в нарушении канонов. Это же относится и к рукоположению священников. В своем письме к хорепископу Св. Василий Великий пишет о том, что неправильно рукоположенный во священника должен быть извергнут. Св. Василий заключает это правило такими словами: “Яко принятый в церковнослужение без моего разрешения будет мiрянином” /Канон 89/. Еще более ясно этот принцип выражен в 6-ом каноне 1-го Вселенского Собора».

 

Детально изучив историю происхождения украинских нео-липковских, экуменическо-сергианских групп, приходится констатировать, что по причине грубейших канонических нарушений, с позиций акривии, т.е. по строгости и букве канонов не может признаваться законность рукоположений и таинств в УАПЦ, УПЦ-КП и, естественно, в ведущих свое происхождение от УАПЦ различных сектантских группах (как то «Богородичный центр» И.Береславского, «Церковь Апокалипсиса» Л.Васильева, «РосИПЦ» А.Михальченкова, «АПЦ» С.Линицкого и К.Тимирциди, «ПРЦ» Р.Прокопьева-Мотовилова, «УИПЦ» А.Власова и А.Трегуба, «УРПЦ» С.Журавлева и пр.)

Проблема каноничности во всех этих группах, прежде всего, заключается в том, что у истоков иерархической преемственности у них стоял не только бывший епископ МП Иоанн (Боднарчук), в 1950-е гг. отбывший более 10 лет в сталинских концлагерях, но и самозванец и авантюрист Викентий Чекалин, обманувший еп. Иоанна (Боднарчука) и под видом "епископа Катакомбной Церкви" принявший участие в рукоположении в 1990 г. первых епископов УАПЦ в Украине, составляющих ныне иерархическую основу как в УАПЦ, так и в УПЦ-КП. Таким образом, в основе данных групп легла не только преемственность от законного епископа Ионанна (Боднарчука), но и т.н. «чекалинская преемственность» - от самосвята Викентия Чекалина, самозванно именовавшего себя «епископом Яснополянским».

Чтобы понять канонические проблемы преемственности УАПЦ и УПЦ-КП, необходимо проанализировать историю их становления в 1990-е гг. 

 

 

I. Создание в советской Украине УАПЦ “формации 1990 года”.

 

 Василий Липковский

Родоначальник УАПЦ 1921 г. Василь Липковский

В конце 1980-х гг., в период т.н. "перестройки", под влиянием происходивших в Украине политических процессов, в национал-патриотических кругах были предприняты попытки возродить идеи В.Липковского и саму УАПЦ, самораспустившуюся в 1931 г. по требованию советского режима. Уже 19 августа 1989 г., в противовес вышедшей из подполья и набиравшей влияние в Западной Украине униатской УГКЦ, о желании восстановить УАПЦ заявил авторитетный львовский священник-диссидент из МП прот. Владимiр Ярема (будущий “патриарх” УАПЦ Димитрий, +2000г.). Прот. В.Ярема пользовался уважением и популярностью в галицийских патриотических и диссидентских кругах за свою принципиальную антисоветскую и национал-патриотическую позицию. Сам он выходец из униатской семьи, лично был знаком с м. Андреем Шептицким, протопр. Гавриилом Костельником и другими известными деятелями УГКЦ, был тесно связан с подпольем ОУН-УПА в 1940-е гг.; в 1946 г. был добровольным участником присоединения униатов в Православие, возглавленного о. Г.Костельником. Исповедуя идеалы антикоммунизма и церковного национализма, он не пожелал присоединяться к восстанавливаемой УГКЦ, выдвинув ей в качестве альтернативы идею «национального православия». Вскоре, следом за о. В. Яремой последовали и другие священники МП о. Игорь Элияшкевич из с. Лавочное, о. Мирослав Максимович из Львова, о. Степан Жигаль из с. Жовтанцы и еще девять священников Львовской епархии МП.

Владимир Ярема и Олег Кулик

Прот. Владимир Ярема и Олег Кулик - будущие "киевские патриархи" Димитрий и Моисей

Процесс образования УАПЦ преобрел стихийный и ярко выраженный антисоветский национально-патриотический характер, что не могло не вызвать обезпокоенности в КГБ. Идею отделения от советской Московской патриархии, скомпрометировавшей себя сотрудничеством с коммунистическим богоборческим режимом, поддержали многие искренние православные священники и верующие в Западной Украине, не желавшие присоединяться к УГКЦ. Однако, не имея ни духовной альтернативы, ни опыта, ни мерила и показателя чистоты Истинного Православия (поскольку после перехода из унии в православие в 40-е гг. ХХ ст. они сразу же оказались в тисках сталинско-сергианской МП, которую и вынуждены были воспринимать за “стандарт православия”), эти люди за эталон духовной альтернативы и восприняли идею “автокефалии” от МП.

Поскольку у новообразованной УАПЦ в Украине в этот период не было ни одного епископа, а получить хиротонии в УАПЦ в США в то время было невозможно, некоторыми автокефальными священниками были предприняты попытки получить епископские хиротонии у главы галицийских униатов митр. Владимiра Стернюка (Интервью “патриарха” УАПЦ Димитрия Яремы, Бюллетень Центра Религиозной Информации, Львов, 1996 г, № 4 (15), 16-31 марта. С. 19-23). Однако в это время о своем желании возглавить эту группу духовенства неожиданно заявил находящийся на покое сергинский епископ МП Иоанн (Боднарчук), бывш. Житомiрский (выходец из униатской семьи, воссоединившейся с Православием, был связан с пнтисоветским подпольем, за что в 1950-е гг. отбыл более 10 лет в сталинских концлагерях, позже стал учеником про-католического сергианского митр. Никодима (Ротова), благодаря которому стал епископом МП, обвинялся в сотрудничестве с КГБ, не без поддержки которого, видимо, и попытался возглавить УАПЦ, дабы стихийный и неконтролируемый процесс ее возрождения взять под контроль).

В конце октября 1989 г. епископ МП Иоанн (Боднарчук) заявил о согласии возглавить УАПЦ, после чего сразу же 4 ноября 1989 г. Синод МП издал указ о его запрещении в служении и лишении всех степеней священства. Не признав запрета и лишения сана, еп. Иоанн обратился к главам различных поместных Церквей с тем, чтобы его новообразованную украинскую автокефальную епархию кто-нибудь принял под свой омофор. Ни от одного восточного патриарха ответа не последовало, однако отреагировал глава УАПЦ в США (формация 1940-х гг.) митрополит Мстислав (Скрипник), который дал согласие принять еп. Иоанна в свою юрисдикцию и заочно назначил его «архиепископом Львовским и Галицким».

Возглавляемая еп. Иоанном (Боднарчуком) автокефальная епархия идейно объявила себя правопреемницей самосвятской УАПЦ 1921 г. В.Липковского.

Иоанн Боднарчук

Еп. Иоанн (Боднарчук), бывш. Житомирский

31 октября 1989 г. новообразованная по примеру липковщины “Высшая церковная рада” (ВЦР) УАПЦ утвердила условия, при которых возможен прием в УАПЦ из МП: «признание принципов соборноправности» (т.е. тех, что были сформулированы В.Липковским в 1921 г. в его еретических т.н. «киевских канонах»), признание правопреемства от УАПЦ 1921 года и осуждение ее ликвидации в 1930 г., а также «признание канонического главенства митрополита Мстислава как первоиерарха УАПЦ». Эти условия, как своего рода присяга, подтверждались клириками в письменной форме при переходе из МП в УАПЦ.

Мстислав Скрипник

Предстоятель УАПЦ в США и диаспоре Мстислав (Скрипник)

Мстислав Скрипник

Адьютант С.Петлюры Степан Скрипник (будущий "патриарх" Мстислав)

в форме хорунжего армии УНР, Польша, 10 апреля 1920 г.

 

Таким образом УАПЦ новой генерации изначально официально задекларировала абсолютное тождество с прошлыми самосвятскими расколами и правопреемство по отношению к своим предшественникам.

Помимо “липковщины”, ересь экуменизма в радикальной ее форме в этой группе была объявлена официальной доктриной, а также выссказано стремление к объединению с греко-католиками (униатами) и протестантами в «единую украинскую национальную христианскую церковь». В вопросе политическом УАПЦ провозгласила своей главной задачей – борьбу за «построение независимого украинского национального государства», союз с национал-патриотическими политическими партиями РУХ, УХС и др. (зачатки “нео-сергианства”, вылившиеся после провозглашения независимости в откровенное “сергианство” и союз с новыми украинскими властями).

К началу 1990 г. в УАПЦ на Западной Украине уже насчитывалось более 60-ти приходов и священников, перешедших из МП. Был принят епископом Иоанном «в сущем сане» и живший в Киеве 90-летний “священник” Мефодий Андрущенко, которого “рукополагал” в 1920-е гг. сам В.Липковский. Этот липковский самосвятский “священник” был не только допущен еп. И.Боднарчуком к солитургисанию, но и поставлен им настоятелем первого кафедрального храма УАПЦ в Києве, на Подоле, переданного еп. Иоанну советскими властями. Таким образом УАПЦ формации 1990 года не только подтвердила свою преемственность от самосвятско-еретической УАПЦ “формации 1921 года”, но и через принятие липковского клирика «в сущем сане» оформила эту связь с липковщиной и мистически, церковно-канонически, подпав под прещения свв. Канонов Церкви и Указа Св. Патриарха Тихона от 1922 г.

Иоанн Боднарчук и Мефодий Андрущенко

Символ преемственности: последний "священник" липковского рукоположения Мефодий Андрущенко

торжественно встречает главу новововоссозданной УАПЦ Иоанна Боднарчука,

г. Киев, церковь Миколы Притыски, 30 сентября 1990 г.

 

Как закономерное следствие, ступив на путь возрождения липковской самосвятской УАПЦ  “формации 1921 года”, новообразованная УАПЦ “формации 1990 г.” не могла не продолжить прежней линии по созданию новой неканонической иерархии.

 

 

 

II. Викентий Чекалин и иерархическая преемственность в УАПЦ на Украине.

 

Не согласовывая со своим фактическим главой в США митрополитом Мстиславом (Скрипником), главенство которого в советской Украине было лишь номинальным, еп. Иоанн (Боднарчук) начинает создавать собственную разветвленную сеть епархиальных управлений (иногда совершенно фиктивных, как, скажем, в Чернигове и Сумах, где к тому времени еще не было ни одного прихода УАПЦ), во главе которых стояли бы целиком контролируемые и управляемые лица. С этой целью он, неизвестно по какой причине, обращается за помощью к выдававшему себя за "епископа Катакомбной Церкви" Викентию Чекалину (на самом деле самозванц и авантюрист, не имевший епископского сана), с которым в феврале 1990 г. и совершает хиротонии двух первых епископов для УАПЦ в Украине.

Вот как об этом свидетельствует родоночальник УАПЦ прот. Владимiр Ярема (впоследствии “патриарх” УАПЦ Димитрий, +2000), настоятель Петропавловской церкви г. Львова, в которой происходили эти “хиротонии” и участником которых он являлся:

 

«Теперь одного епископа (т.е. Иоанна Боднарчука, – ред.) было уже мало и пришлось думать об установлении иерархии для других епархий. С помощью епископа Зарубежной Русской Церкви Викентия состоялись хиротонии епископов, теперь уже архиепископов, Василия (родного брата И.Боднарчука, – ред.) Тернопольского и Бучацкого и Андрея (Абрамчука, – ред.) Ивано-Франковского и Коломыйского. Вскоре уже своими архиереями были хиротонисаны Данило (Ковальчук, – ред.) Черновицкий и Хотынский, Владимiр (Романюк, в последствии “патриарх” УПЦ-КП, +1995, - ред.) Ужгородский и Хустский, Роман (Блащук, один из основоположников т.н. “РосИПЦ”, - ред.) Черниговский и Сумской и Антоний (Масендич, один из основоположников УПЦ-КП, впоследствии перешел в МП, где принял перерукоположение, - ред.) Ровенский и Житомiрский» (Українське православне слово, Саут-Бавнд-Брук, Н.Джерси, США, официальный орган УАПЦ в США, № 4-5, 1991, стр. 9.

 

Так при помощи авантюриста и самозванца Чекалина в нач. 1990-х гг. возникла иерархия нео-липсковской, экуменическо-сергианской УАПЦ, каноничность которой ввиду вышеописанных обстоятельств весьма сомнительна.

В сентябре 1990 г. Архиерейский Синод РПЦЗ, узнав, что Чекалин от имени Русской Зарубежной Церкви совершает “хиротонии”, опубликовал заявление, в котором говорилось:

 

«Архиерейский Синод РПЦЗ извещает клириков и мiрян всех православных приходов, что Викентий Чекалин, выдающий себя за епископа Катакомбной Церкви, признанного Русской Зарубежной Церковью, в действительности таковым не является, и все таинства, им совершаемые не могут быть признанными благодатными… Архиерейский Синод РПЦЗ предостерегает от еще больших канонических ошибок ввиду того, что в совершении архиерейских хиротоний мог участвовать человек, не имеющий благодати апостольского преемства. 24 августа/7 сентября 1990 г.» (Православная Русь, орган РПЦЗ в США, № 19, 1990 г.) .

 

Чтобы понять, в какую антиканоническую ловушку попали идеологи УАПЦ “формации 1990 г.”, рассмотрим, кем же на самом деле являлся один из родоначальников ее иерархии.

Викентий Чекалин

Лжеепископ Викентий Чекалин, фото 1990 г.

Викентий (Чекалин Виктор Владимiрович) родился в 1952 г. в семье партийно-хозяйственного функционера Тульской области. В кон. 1970-х закончил Тульский политехнический институт, где был заместителем секретаря комсомола. С 1981 г. работал кладовщиком, псаломщиком, а позже иподиаконом при кафедральном соборе МП в г. Тула. Был женат. После развода в 1982 г. рукоположен в МП «целибатом» в диаконы, а в 1983 г. переведен в Московский Даниловский монастырь, где нес послушание келаря (Свободное Слово, № 38 (68), 23 октября 1990 г., стр. 6). В монастыре В.Чекалин близко сошелся с сергианским иером. Исаакием Анискиным (впоследствии основоположник секты «исаакиевцев»), который знакомит его с проживавшим в Москве секачевским “епископом” Зеленчукским Владимiром (Абрамовым). По предложению В.Абрамова, Чекалин принимает монашеский постриг с именем Викентий и рукополагается во “иеромонаха” внутри-патриархийного полуподпольного течения «секачевцев» (по имени патриархийного иером. Геннадия Секача, самозванно объявившего себя «катакомбным митрополитом»; в РПЦЗ и РИПЦ каноничность происходящей от него “иерархии” не признана, см.: Справка Канцелярии Архиерейского Синода РПЦЗ от 2/15 августа 1990 г. № 4/77/133), при этом официально продолжая служить как целибатный диакон в сергианской Московской патриархии. Уже в мае 1984 г. В.Чекалин отчислен из монастыря. Как вспоминал об этом настоятель Данилова монастыря архиеп. Евлогий (Смирнов): "Видимо, он все-таки искал не монашества, а хорошей должности и возможности жить в монастыре на широкую ногу. Позже мне рассказывали, что диакон, вернувшись в Тулу, долгое время выдавал себя за "даниловца", преследуя личные цели. Священник, рекомендовавший его, впоследствии извинялся предо мной" (Архиеп. Евлогий (Смирнов). Это было чудо Божие. - М.: Даниловский благовестник, 2000. - С. 197-198).

В это же время В.Чекалин близко сходится с другим секачевским “священником” Иоанном Береславским – будущим «пророком» секты «параклитчиков» («Богородичный центр»), в то время только начавшим получать «откровения», принимаемые им за явление Богородицы.

В марте 1986 года Чекалин устроился работать учителем труда и математики в восьмилетнюю школу в селе Ягодное Калужской области, скрыв сан. Однако здесь, по заявлению родителей школьников, в сентябре 1986 г. был арестован по обвинению в гомосексуализме и попытке изнасилования несовершеннолетних подростков. Полгода отсидел в Калужской тюрьме, из них 3 месяца в одиночке. В ходе следствия был подвержен психиатрической экспертизе, после чего 26 февраля 1987 г. по приговору Ульяновского народного суда Калужской области признан виновным и приговорен по ст. 120 УК РСФСР («развратные действия в отношении несовершеннолетних») к 3,5 годам принудительно-исправительных работ в Калужской обл.  (Из справки прокуратуры Тульской области. См.: Московский церковный вестник, № 2 (47), январь 1991 г., стр. 7) . Однако уже в декабре 1987 г. был досрочно освобожден и вернулся в Тулу.

Освободившись, усыновил своего бывшего ученика. Для этого он женился на больной раком матери мальчика, которая вскоре после свадьбы умерла (К истории автокефального и филаретовского расколов. – К., 2002.) .

Викентий Чекалин

Родоначальник иерархической преемственности УАПЦ Викентий Чекалин, фото 2000 г.

15 мая 1988 г. В.Чекалин «за двоеженство» был лишен диаконского сана Московской патриархией. После этого возобновляет контакты с секачевским «священником-пророком» Иоанном Береславским. К этому времени у того некая «духовная сущность» уже постоянно является в виде безформенной массы, которую Береславский называет «рыдающим сердцем Богоматери». В момент откровений являющийся Береславскому призрак источает безобразный вой, который он именует «плачем Богородицы». Из этого воя он расшифровывает «послания Девы Марии», записывает и распространяет среди последователей. Собрав их в единое целое, Береславский составил т.н. «богородичное евангелие ІІІ-го новейшего завета» и создал новую секту («Богородичный центр»), объявив себя «пророком».

По одной из версий, подчиняясь очередному “откровению”, будучи еще “иеромонахом”, Береславский возводит В.Чекалина в «богородичные епископы». Береславский также возвел тогда в “епископы” другого секачевского “иеромонаха” Серафима, таким образом будто бы передав им «харизматический дар духа от Девы Марии». Как выразился о своей “иерархии” сам Береславский: «Имеющий харизматический дар духа есть истинный священник; епископ суть имеющий печать нерукотворного запечатления Христа в сердце своем (вторая степень духостяжания) и патриарх (т.е. сам Береславский, – авт.) – цевница полноты даров» (Береславский И. Венчание на престол. – М.: БЦ, 1991. – С. 33). По другой из версий, на которой позже настаивал сам В.Чекалин, его в "епископы" тайно рукоположили секачевский епископ Владимир (Абрамов) и один из епископов МП, пожелавший остаться неизвестным.

Самосвятское поставление Чекалина во “епископа” другие «секачевские» иерархи не признали, изгнав его и из собственной неканонической группы.

Самозванно провозгласив себя «епископом Тульским и Яснополянским», в декабре 1989 г. В.Чекалин без вызова (возможно, не без содействия КГБ) получает визу на поездку в США, где пытается внедриться в РПЦЗ. Но в Синоде РПЦЗ благодаря катакомбному Епископу Лазарю (Журбенко) Тамбовскому его авантюра и самозванство были раскрыты, и, после того как он в алтаре синодального собора в Нью-Йорке пытался украсть антиминс, архиерейскую панагию и дискос, был со скандалом изгнан.

Возвратившись в феврале 1990 г. в СССР, самозванец В.Чекалин под видом "епископа Катакомбной Церкви" вступает в общение с бывш. сергианским епископом Житомiрским Московской патриархии Иоанном (Боднарчуком) и, введя его в заблуждение, принимает участие в хиротониях двух первых епископов для новообразованной УАПЦ в Украине, которая к тому времени еще не имела прямого общения с УАПЦ в США и ее главой Мстиславом (Скрипником).

Таким образом, возникнув при помощи и участии самозванца Чекалина, новая иерархия нео-липсковской, экуменическо-сергианской УАПЦ, не имела полноценной канонической апостольской преемственности. В этом, видимо, необходимо искать и причины тех нестроений, расколов и катаклизмов, постоянно происходящих в УАПЦ «чекалинской преемственности» и давно уже переросших за пределы лишь внутриукраинского характера. Аморализм, безпринципность и канонические нарушения многих иерархов этой неосергианской группы настолько вопиющи, что, за редким исключением, складывается впечатление об их откровенном безбожии (разница только в том, что они не коммунисты, а национал-патриоты).

Некоторые сторонники законности УАПЦ в оправдание пытаются приводить аргумент, что все же главный участник хиротоний еп. Иоанн (Боднарчук) был архиереем законного поставления. Это правда, и если бы в 1990 г. первые епископские хиротонии УАПЦ он осуществил сам, без Чекалина, то из соображений икономии иерархическую преемственность при приеме в Церковь из этой группы можно было бы признать. Но соучастие в тех хиротониях самозванца и авантюриста Чекалина, наложение им рук на кандидатов, согласно свв. канонам, требует более ответственного подхода к этому вопросу. Ведь "чекалинская преемственность” может давать и соответствующие плоды...

Для многих искренних верующих и клириков в УАПЦ до сих пор остается загадкой: как из «светлых идей», за которые они боролись в начале 1990-х гг., могло взрасти столько нечисти? Но могло ли быть иначе? Могло ли что-то чистое и святое выйти из такого источника, как Чекалин? Ведь «апостольская преемственность» (которой изначально пренебрегли в УАПЦ) – это не пустые «внешние формы», но глубоко мистическое явление, таинство, без которого немыслимо бытие Церкви как Мистического Тела Христова. Без апостольского преемства любая христианская группа, хотя бы она исповедовала и православные догматы, является сектой и духовно деградирует, исторгая из себя все новые и новые секты, как это и произошло в итоге с УАПЦ.

Для историков, видимо, уже навсегда останется загадкой, каким образом могли оказаться в одной компании бывш. епископ МП Иоанн (Боднарчук) из Житомiра и авантюрист-содомит В.Чекалин из Тулы. По одной из версий – это провокация КГБ, пытавшегося стихийно-митинговый (антисоветского характера) политический процесс возрождения УАПЦ в Украине взять под свой контроль. Что, собственно, и удалось. После «августовского путча» 1991 г. в архиве Львовского обкома КПУ были обнаружены документы, согласно которым И.Боднарчук многие свои действия согласовывал с руководством обкома КПУ и облуправления КГБ. Председатель Львовского братства Св. Андрея Первозванного УАПЦ Богдан Рожак, и сам основоположник УАПЦ прот. Владимiр Ярема пытались тогда предать эти документы широкой огласке, но И.Боднарчуком были «отлучены от Церкви». Позже, правда, по настоянию митр. Мстислава И.Боднарчук был лишен руководящих постов в УАПЦ, а 29 апреля 1992 г. и вовсе «выведен из состава иерархии УАПЦ» (Мстислав его тогда публично объявил «агентом КГБ»), после чего он с покаянием обратился в МП, где подтвердил неканоничность совершенных им совместно с В.Чекалиным хиротоний. На соборе МП, перед Крестом и Евангелием он признал, что не только не рукополагал Чекалина в 1986 г. (о чем он распускал слухи после того, как Синод РПЦЗ заявил о самозванстве В.Чекалина), но и не приглашал никакого другого «патриархийного епископа N» в 1990 г. для совместных хиротоний в УАПЦ (см.: К истории автокефального и филаретовского расколов. – К., 2002). Свое покаянное обращение на имя патриарха МП Алексия Ридигера И.Боднарчук заканчивал словами: «Я все осознал и очень сожалею, что так получилось. От всего сердца раскаиваюсь в этом и прошу простить мне и снять с меня запрещение, которое тяжелым бременем лежит на моем измученном сердце, и восстановить меня в епископском достоинстве. Бывший епископ Житомирский и Овручский Иоанн» (К истории автокефального и филаретовского расколов. – К., 2002).

Как уже отмечалось, с нравственной стороны многие новоявленные иерархи УАПЦ «чекалинской преемственности» были крайне порочны, благодаря чему были легко управляемы и находились в полной зависимости от  КГБ. К этому стоит добавить, что титулы некоторых “епископов” вообще носили фиктивно-декларативный характер. Так Роман Блащук был провозглашен «епископом Черниговским и Сумским», тогда как в 1990 г. ни в Черниговской, ни в Сумской областях не было еще ни одного прихода УАПЦ, даже фиктивного или неформального. Первая община УАПЦ на Черниговщине была создана лишь через год, в 1991 г. на базе областной организации РУХа. 

 

 

 

III. Создание И.Боднарчуком и В.Чекалиным сектантских групп на территории России.

 

Как и в любом классическом расколе, не ограничившись пределами одной лишь Украины, летом 1990 г. епископы УАПЦ «чекалинской преемственности» экспортируют самосвятский раскол и на территорию России, породив там откровенно еретические секты «Богородичный центр» и «Церковь Апокалипсиса». Так в августе 1990 г. под воздействием «параклитческого пророка» Иоанна Береславского и Викентия Чекалина из МП уходит настоятель Успенского собора подмосковного г. Каширы свящ. Константин Васильев. По протекции Викентия 22 августа 1990 г. Иоанн Боднарчук и “рукоположенные” при помощи В.Чекалина “архиепископ” Василий (Боднарчук) Тернопольский и “епископ” Данило (Ковальчук) Черновицкий в г. Дрогобыче Львовской обл. возводят о.К.А.Васильева во “епископа” с титулом «Московский и Каширский» (Удостоверительная грамота от 22.08.1990 г. № 288), присвоив ему имя «Лазарь» (по имени канонического катакомбного Епископа Лазаря /Журбенко, +2005/ Тамбовского, пребывавшего в общении с РПЦЗ и разоблачившего на Соборе в Нью-Йорке самозванство В.Чекалина). Позже, 14 декабря 1990 г. в селе Солонское Дрогобычского р-на Львовской обл., по протекции того же Викентия Чекалина, Иоанн Боднарчук, Данило Ковальчук и Лазарь Васильев возвели во “епископа” с титулом «Зеленоградский и Коломенский» некоего Владислава Филиппова, присвоив ему имя «Тихон» (Удостоверительная грамота от 14.12.1990 г. № 568). В тот же день Указом за № 569 лидер УАПЦ Иоанн Боднарчук, цитируем: «За большие заслуги перед Российской Истинной Православной Церковью и за миссионерскую деятельность во благо Церкви Божией и великого русского народа», наградил Лазаря Васильева саном “архиепископа”.

Константин - Лазарь Васильев

Лидер секты "Церковь апокалипсиса" Константин - Лазарь Васильев

Уже через пять дней, по возвращении с Западной Украины, новоявленные “епископы” Л.Васильев и Т.Филиппов фиктивно создают т.н. «Российскую автокефальную православную церковь» (РАПЦ) и проводят (19 декабря 1990 г.) фиктивный «поместный собор», на котором по благословению Иоанна Боднарчука провозглашают Иоанна Береславского – «епископом Санкт-Петербургским и Валаамским». Уже 21 декабря Иоанн Боднарчук наложил на решение “собора” резолюцию: «Благословляю Архимандриту Иоанну быть Епископом Санкт-Петербургским и Валаамским. Блаженнейший Митрополит Иоанн» (Рыцарь веры, № 8 (22), декабрь 1994 г., стр. 12). После этого, 25 декабря того же года Л.Васильев и Т.Филиппов на одной из московских квартир совершили дополнительный «чин хиротесии»  над «параклитческим пророком» Иоанном Береславским.

Иоанн Береславский

Лидер параклитческой секты "Богородичный центр", лжепророк Иоанн Береславский

Позже, 16 июня 1991 г. в Москве на т.н. «поместном соборе» Л.Васильев, Т.Филиппов и И.Береславский переименовывают т.н. “РАПЦ” в «Православную церковь Божией Матери» («Богородичный центр»).

По свидетельству И.Береславского, Иоанн Боднарчук часто повторял: “Я должен был передать рукоположение в Россию!.. Через вас должно свершиться спасение России!”

Так при участии провокаторов В.Чекалина и И.Боднарчука произошло окончательное иерархическое оформление тоталитарной оккультно-харизматической секты «параклитчиков» («Богородичный центр»). А позже и секты «Церковь Апокалипсиса», возглавляемой другим авантюристом и провокатором Лазарем-Константином Васильевым – впоследствии не поделившим власть с «пророком» И.Береславским, и, не без участия 5-го управления КГБ, выступившим в роли двойника канонического катакомбного Епископа Лазаря (Журбенко) Тамбовского, возглавившего тогда процесс возрождения исторической ИПЦ. Сей самозванец Лазарь Васильев объявил себя «патриархом московским», «агнцем откровения» и «божественным судебным исполнителем», активно выступая в российских СМИ от имени ИПЦ. В частн., в светских СМИ в 1990-е гг. широко освещались его церемонии по "изгнанию дьявола" из зданий КГБ СССР, ЦК КПСС, мавзолея Ленина и т.п. Позже стал рассылать по факсу и почте "проклятия" и "анафемы" различным российским чиновникам, от Елицина и т.п. В качестве юридического лица прикрывал деятельность военизированных формирований "РНЕ" А.Баркашова.

Константин - Лазарь Васильев

Л.Васильев "изгоняет дьявола" из здания КГБ СССР в Москве. Фото из газеты CONTINENT, № 40, 1991 г.

Что касается секты «Богородичный центр», впоследствии «за особые заслуги» Береславский «канонизировал» Иоанна Боднарчука как «святого». Тогда же, вскоре после создания в 1991 г., ее поразила череда первых крупных скандалов и расколов. Один из них был связан с Викентием Чекалиным, разоблаченного через СМИ как авантюриста с уголовным прошлым и провокатора, после чего тот попытался найти прибежище у католиков. 

Отвергнутый всеми православными юрисдикциями, в т.ч. нео-сергианской УАПЦ и «Богородичным центром», Чекалин обращается к главе украинских греко-католиков – митрополиту Владимiру Стернюку, тайно рукоположенному еще в 1960-е гг. вышедшим из заключения кардиналом Иосифом Слипым для окормления последователей подпольной УГКЦ. Как сообщил Чекалин в интервью «Вестнику ИРАР» (февраль 1991 г.): «4 января 1991 г. во Львове митрополит Владимiр Стернюк совершил мое присоединение к епископату Католической церкви. 10 января властью папы Римского Иоанна Павла ІІ была подписана Грамота о моем поставлении Первоиерархом Российской катакомбной католической церкви с правом поставления и приема епископов, образования епархий и со всеми остальными правами управления».  

Присоединившись к УГКЦ «святитель епископов УАПЦ» в 1991 г. в органах советской власти регистрирует т.н. «Российскую православную кафолическую церковь» (РПКЦ). Это, в свою очередь, негативно сказалось на экуменическом диалоге между Ватиканом и Московской патриархией. 3 февраля 1991 года сергианско-экуменический патриарх Алексий Ридигер направил письмо Иоанну Павлу ІІ с требованием разъяснить, каким образом человек, лишенный священнического сана (диакона), может быть католическим епископом. Ватикан, не желая осложнять отношения с МП, в политических целях жертвует нашедшим у них прибежище авантюристом, в связи с чем кардинал Э. Кассиди, президент папского совета, и архиепископ Ф. Коласценно, папский нунций в СССР, заявили, что Чекалин не является епископом и не находится в общении и подчинении Католической церкви. В связи с этим, уже в августе в отставку был отправлен и Владимiр Стернюк: новоназначенный на Украину униатский кардинал Мирослав Иван Любачивский обвинил его в превышении полномочий и самовольном присвоении прав первоиерарха (Vatican rejects of Russian Catholic Church // KNS. 1991. 18 April. P.15; К истории автокефального и филаретовского расколов. – К., 2002. ) .

Новый глава украинских греко-католиков официально не изверг В.Чекалина, но и не оказывал ему ни de jure, ни de facto поддержки, полностью проигнорировав его существование. Обиженный “первоиерарх”, теряя почву под ногами, в кон. 1991 г. попытался присоединиться к Старо-Католической церкви, но и здесь он долго не задержался. Как известно, выкрав из семьи малолетнего мальчика, Чекалин, сменив фамилию на Берг, бежал с ним в Австралию, за что разыскивался Интерполом. В Австралии он служил простым “священником” одного из крайне либеральных течений Епископальной церкви (К истории автокефального и филаретовского расколов. – К., 2002) .

Однако на этом скандально известная «чекалинщина» не закончилась. По имеющимся сведениям, перед отъездом Чекалин передал полномочия “первоиерарха” т.н. “РПКЦ” некоему Михаилу Анашкину, “рукоположив” его во “епископа”. Поскольку для ”хиротонии” напарника не нашлось, Чекалин, не изменяя себе, заявил, будто бы ему «тайно сослужил» патриархийный епископ Красноярский и Енисейский Антоний (Чемерисов).  

Новый “первоиерарх” – личность довольно одиозная. Помимо многозначащего титула «Блаженнейший Архиепископ Московский, Митрополит Всероссийский, Председатель Священного Синода РПКЦ», он являлся гендиректором АО “Русское золото”, где президентом был известный криминальный авторитет Александр Таранцев. В 1990-е гг. “Русское золото” контролировало несколько московских рынков. Совмещение М. Анашкиным занятий бизнесом с “митрополичеством” привело к любопытному казусу: когда осенью 1997 года освобожденный из американской тюрьмы Таранцев возвратился в Россию, на аэродроме в числе встречавших был и гендиректор его фирмы в полном митрополичьем облачении. Поэтому Московской патриархии пришлось опровергать сообщения прессы, что Таранцева встречали ее представители.

В криминальных кругах М.Анашкин более известен под кличкой “Мишка-Крест”. В 1987–1990 гг. он учился в римско-католической семинарии в Риге, где его рукоположили в диаконы. Служил в католическом костеле Св. Людовика в Москве. В 1992 году ему было отказано в посвящении в католические священники, после чего он и оказался у Чекалина, который передает ему все юридические реквизиты т.н. “РПКЦ”.

В ноябре 1993 г. Михаил Анашкин в Управлении юстиции г. Москвы зарегистрировал 4 прихода: два в Москве и по одному в Климовске и Дедовске. Позже ему удалось получить бывший домовой храм во имя свт. Филиппа, митрополита Московского, что рядом с Центральным Домом литераторов на Б. Никитской. В феврале 1994 г. Управлением юстиции г. Москвы зарегистрирован “Центр Кафолической Православной Церкви”. Синод “РПКЦ” состоит из 5 человек. Число общин – около 12.

Помимо “митрополита” М.Анашкина у этой одиозной структуры имеется еще два “иерарха”: Алексей Лобазов – «Архиепископ Владимiрский и Суздальский, управделами РПКЦ» и Мануил Платов (он же Михаил Потемкин) – «Епископ Климовский, викарий Московской епархии РПКЦ».

Мануил Платов - Потемкин

Лжеепископ Мануил Платов (Потемкин)

Личность последнего еще более одиозна. По сведениям СМИ, под старой фамилией (Потемкин) он 5 раз привлекался к уголовной ответственности за кражи и хранение оружия. Кроме того, он подозревался в причастности к убийствам. В начале 1990-х гг. Платов отбывал наказание в московских тюрьмах, где сблизился с рядом криминальных авторитетов. За два с половиной года следствия по делу Платова были выявлены многие факты его преступной деятельности в отношении несовершеннолетних, хотя не все из них удалось доказать. Осенью 2000 г. он был задержан сотрудниками Московского уголовного розыска. По их данным, широко освещавшимся в СМИ, Платов (он же Потемкин) совершал "развратные насильственные действия" в отношении подростков в возрасте от 10 до 13 лет. С ними лжеепископ знакомился на столичных вокзалах и предлагал зайти в гости... В нач. 2003 г. он осужден Пресненским судом г. Москвы на 15 лет тюремного заключения за развращение малолетних (по этой же статье в свое время был осужден и родоначальник «чекалинщины» - В.В.Чекалин).

Алексей Лобазов

Лжеархиепископ Алексей Лобазов

Службы в т.н. “РПКЦ” совершаются по неизвестному доселе обряду на современном русском языке, где смешаны как православные, так и латинские чины. “Духовенство” не носит бород и ведет «светский образ жизни», “епископам” разрешены как разнополые, так и однополые браки.

Не имея реальной почвы под ногами, эти авантюристы, после объявления Интерполом в розыск и раскрытия в СМИ всей поднаготной провокационных похождений их «отца-основателя» – Викентия Чекалина, в присущем им духе создают новый миф, будто бы они являются преемниками теперь уже «даниловской ветви ИПЦ», в 1920-е гг. ХХ ст. возглавляемой Св. Архиеп. Феодором (Поздеевским, +1937) и будто бы сохранившей в глубоком подполье «епископскую преемственность» до наших дней.

По официальной версии М.Платова, цитируем: «У “даниловцев” к 1990 году было три епископа: рукоположенный в 1948 году еп. Иона (Аракелов), проживавший в Причерноморье, и два епископа, рукоположенные во время Второй мiровой войны. Еп. Maкcим (Харлампиев, в 1995 году принял схиму с именем Михаил в возрасте 90 лет) рукоположен еп. Стефаном (Севбо) в Белоруссии, был вынужден покинуть территорию СССР и проживал в Чехословакии как частное лицо. Еп. Никандр (Овсюк), один из рукоположенных в начале 40-х годов в пещерах Киево-Печерской Лавры схиархиеп. Антонием (Абашидзе), скончался в 1994 году во Франции. “Даниловские” епископы-эмигранты рукоположили в 1993 году во Франции в епископа гражданина России Алексия (Лобазова), который вместе с еп. Ионой хиротонисал в том же году в монастырском храме во имя св. муч. Василиска на месте кончины и погребения святителя Иоанна Златоуста близ селения Команы (Новый Афон) нынешнего лидера “даниловцев” – митрополита Михаила (Анашкина)».

Помимо этого, «анашкинцы» стали усиленно пропагандировать миф, будто бы, кроме «даниловцев», в России остались и другие «катакомбные канонические епископы» – «иосифлянские», «андреевские» и другие. Следует отметить, что именно под их влиянием другой авантюрист и провокатор Алексей Смирнов в 1994 г. провозгласил себя «Архиепископом Готским Амвросием графом фон Сиверс», создав оккультно-неонацистскую секту, и самозванно выдал себя за преемника «андреевской ветви ИПЦ», превзойдя даже «чекалинцев» в фальсификации истории Катакомбной Церкви и ее дискредитации. 

О достоверности всех этих искусственных мифов и легенд можно судить уже по одному лишь моральному облику их инсциниаторов, а потому углубляться в них не стоит. Добавим лишь, что последние канонические епископы ИПЦ «даниловской группы» умерли еще в кон. 1950-х гг., не оставив по себе преемников. Остатки паствы подлинных «даниловцев» слились с «иосифлянами» и «кирилловцами», которые в нач. 1990-х гг. объединились вокруг тайно рукоположенного РПЦЗ катакомбного епископа Лазаря (Журбенко, +2005), до 2005 г. являвшегося Председателем Архиерейского Синода канонической катакомбной Русской Истинно-Православной Церкви.

Что касается секты «анашкинцев», то из всех юрисдикций и сект, ныне с ней поддерживает отношения лишь глава неканонической группы «рафаилитов» экстрасенс Рафаил Прокопьев-Мотовилов (бывш. Полковник ГРУ СССР), самозванно именующий себя «московским митрополитом» т.н. «Православной российской церкви» (ПРЦ), тоже ведущей свою преемственность от «чекалинской» УАПЦ; а также некий Никон (Сергей Ламекин, 1955 г.р.), именующий себя «Высокопреосвященнейшим Архиепископом Московским, Предстоятелем ИПЦ в России». В свое время этот Ламекин был “священником” у Чекалина. От кого он получил “епископство” - доподлинно неизвестно: по одной из версий – от Чекалина, по другой – от бывшего секачевского “схиархиепископа” Херувима (Дегтяря) Черниговского, судимого ранее за гомосексуализм (в 1990 г. лишен “сана” секачевским Синодом, вернулся в МП, где почитается за “старца”).

Сам Ламекин открыто заявляет о своей поддержке т.н. «сексменьшинств». Помимо этого он член Генерального совета «Антимилитаристской радикальной ассоциации» (АРА), член и духовник «Радикальной партии». Избирался депутатом Московской городской думы, благодаря чему в 1993 г. зарегистрировал самозванную т.н. «Московскую Архиепископию ИПЦ». Отрицает пост, сочетает христианские ритуалы с откровенным оккультизмом.

В 1999 г. издание “Царский опричник” опубликовало совместное заявление  сект Михаила Анашкина и Никона Ламекина к патриарху и епископату Московской патриархии с требованием остановить строительство Храма Христа Спасителя.

 

 

 

IV. «I-й Всеукраинский собор» УАПЦ и избрание “патриарха” Мстислава в 1990 г.

 

Что касается УАПЦ в советской Украине, то 5-6 июня 1990 г. ее новоявленной иерархией «чекалинской преемственности» в Киеве, в центральном республиканском музее Ленина, с разрешения советских властей был проведен «I-й Всеукраинский Собор», в котором приняло участие 7 епископов во главе с Иоанном (Боднарчуком), около 90 священников, и около 500 мiрян – в основном активисты политических партий РУХ, УХС и др.

Мероприятие, громко названное «собором», было больше похоже на светский партийный съезд, где все доклады и решения носили т.с. митинговый, декларативно-популистский и политический характер, принимались без особых прений, поспешно и единогласно. Главным решением “собора” стало заочное провозглашение «первым киевским патриархом» проживавшего в США последнего иерарха УАПЦ “формации 1940-х гг.”, в прошлом адъютанта С.Петлюры и хорунжего армии Директории УНР, депутата польского сейма, а тогда 92-х летнего «митрополита УАПЦ в США» Мстислава (Скрипника) – идейного сторонника и почитателя В.Липковского. Поскольку въезд М.Скрипнику на территорию УССР советской властью был запрещен, то роль такого «патриарха УАПЦ» в советской Украине сводилась лишь к формально-декоративной функции, от имени которого неограниченную власть получал Иоанн Боднарчук, единогласно провозглашенный “собором” «местоблюстителем киевского патриаршего престола» и «митрополитом Львовским и Галицким».

Собор УАПЦ 1990 г.

«I-й Всеукраинский Собор» УАПЦ, перед входом в собор Св. Софии, Киев, 6 июня 1990 г.

Для многих тогда оставалось загадкой, как «гонимой» и «антисоветской» УАПЦ, которой на то время власти отказывали в регистрации и всячески притесняли, в дни, когда в Москве проходил Собор МП (на котором после смерти Пимена Извекова избирали нового советского патриарха), в центре столицы УССР, на фоне скульптур и портретов Ленина в центральном республиканском музее его имени (что красноречиво характеризует это мероприятие) эта же советская власть разрешила провести такой помпезный собор УАПЦ и объявить собственного “патриарха”. Более того, для придания большего авторитета этой акции, впервые после 1930-х гг. Иоанну (Боднарчуку) и его иерархам для служения был предоставлен древний Св.Софиевский собор, являвшийся в Киевской Руси первосвятительской кафедрой, в 1921 г. насильственно отобранный большевиками у Православной Церкви и переданный УАПЦ В.Липковского, где тот и совершил свои кощунственные самосвятские “хиротонии”, а ныне использующийся как музей.

Мстислав Скрипник

Мстислав Скрипник

Что касается новоизбранного “патриарха” Мстислава (Скрипника), то этот человек как никто иной тесно был связан с самосвятской липковщиной 1920-х гг. В 1940-е гг. он не только отстаивал и практиковал принятие в УАПЦ “формации 1942 г.” липковских клириков «в сущем сане», но и активно пытался возрождать и пропагандировать еретические идеи В.Липковского. Благодаря этому, уже на эмиграции липковские самосвятские клирики УАПЦ в Канаде (“формации 1921 г.”) на своем соборе в 1947 г. избрали его своим правящим архиереем. Мстислав принял это избрание, вступив в евхаристическое общение с неканоническими клириками и возглавив их епархию в Канаде (при этом никаких перерукоположений, как это должно было бы быть по свв. канонам, над ними он не совершал). Таким образом, будучи принятым в состав липковской группы в Канаде, Мстислав и сам подпал под канонические прещения, распространяющиеся на липковцев. Позже Мстислав липковцами был приглашен в США, и там также возглавил их самосвятскую епархию. При этом, вступив в общение с липковским самосвятским “митрополитом” Иваном Теодоровичем, Мстислав, во избежание кривотолков, позже, в 1949 г. совершил над ним «дополнительную хиротесию», тогда как всех ранее рукоположенных им клириков принял в сущем сане. По поводу такого слияния Мстислава с липковской УАПЦ “формации 1921 г.” поставленный еще В.Липковским для украинских приходов в Канаде и США “митрополит” Иван Теодорович в 1950 г., т.е. через год после совершения над ним «дополнительной хиротесии», писал: «Мы считаем недопустимой концепцию, согласно которой Церковь 1942 года должна ликвидировать Церковь 1921 года… Я остаюсь последним живым и служащим епископом Церкви 1921 года… Она не перестала существовать». Именно на такой идеологической основе происходило слияние представителей “формации 1942 г.” с липковцами в США и Канаде. По сути, представители “формации 1942 г.” (в т.ч. и Мстислав) перешли к липковцам, после чего возглавили их неканонические структуры. В память об этом в Баунд-Бруке (штат Нью-Джерси), в центре УАПЦ в США перед входом в кафедральный собор Мстиславом был сооружен огромный памятник родоначальнику УАПЦ лжемитрополиту В.Липковскому. Поэтому избрание в 1990 г. Мстислава “патриархом” на Украине, с канонической точки зрения окончательно закрепило в УАПЦ “формации 1990 г.”, помимо самосвятской чекалинщины, еще и духовную преемственность от липковщины.

Мстислав Скрипник и Иван Теодорович

Мстислав Скрипник и Иван Теодорович в резиденции УАПЦ в США (Савт Бавнд Брук) закладывают памятник В.Липковскому, 21 июля 1955 г.

К сожалению, в самой УАПЦ "формации 1990 г." на подобные неканонические факты никто не обращал внимания. Несмотря на попытки И.Боднарчука контролировать стихийный процесс становления УАПЦ, в нароставшей политически нестабильной обстановке остановить его было уже невозможно. На протяжении 1990 г., в атмосфере усиливавшихся антисоветских и национально-патриотических настроений, в западных регионах Украины компартийная номенклатура не только ослабевает в своем влиянии, но и теряет власть. Выходит из под контроля и рост популярности УАПЦ, которая к кон. 1990 г. насчитывала уже 1043 прихода. Правда, значительная часть этих приходов существовала лишь фиктивно, на бумаге, и была создана, главным образом, при структурах политических партий РУХ, УХС-УРП, Товарищество им. Т.Шевченко «Просвита» и др., причем очень часто в подаваемые на регистрацию «двадцатки» записывались не только православные, но и греко-католики, неоязычники (последователи секты «РУНвiра») или вовсе атеисты, которые поддерживали создание УАПЦ лишь как одну из форм возрождения «украинской национальной традиции и культуры». По этой причине в УАПЦ 1990-х гг. превалировали не только сугубо политические или прокатолические и экуменические настроения, но даже и неоязыческие, где «православная обрядность» совмещалась с национально-языческими традициями и обрядами, в частн. «купальскими» и др. Так, скажем, довольно распространенным было, когда церковный хор УАПЦ после службы в храме, на “Ивана Купала”, принимал участие в ритуальных языческих песнопениях и хороводах, скаканиях через костер и т.п.

На Ивана Купала

Языческие ритуалы на Ивана Купала. Фото из официального органа УАПЦ в диаспоре. Статья: "Релiгiйнi вияви нацiональноi духовности украiнцiв", "Вiдомостi", Лондон, № 3 (307), июль 2001 г., стр. 17.

Да и сам православный обряд такими адептами УАПЦ трактовался лишь как одна из форм украинской национальной традиции, наравне с фольклором, этнографией, ношением вышиваных сорочек, возрождением старинных национальных языческих обрядов и т.п. По сути, УАПЦ первых лет своего становления во многих регионах не имела даже внешней православной формы, ее уже значительно позже привнес в УАПЦ митр. Филарет (Денисенко), прививший ей патриархийно-сергианскую школу, устои и закалку.

Поднятая на щит национал-патриотическими партиями, УАПЦ уже в октябре 1990 г. была официально зарегистрирована Советом Министров УССР как юридическое лицо. Тогда же парламентариям из национал-демократического лагеря удалось добиться выдачи “патриарху” Мстиславу разрешения на посещение Украины, что несколько ломало планы И.Боднарчука.

Глава УГКЦ Володимир Стернюк та глава УАПЦ Мстислав Скрипник

Глава УГКЦ Володимир Стернюк (слева) и глава УАПЦ Мстислав Скрипник (справа)

во время совместного экуменического молебна, г. Львов, октябрь 1990 г.

Мстислав Скрипник и Владимир Стернюк

 

20 октября 1990 г. Мстислав прибыл из США в Киев. С большим воодушевлением его встречают на Западной Украине как православные, так и греко-католики. При этом везде Мстислав проводит совместные экуменические моления с униатскими иерархами УГКЦ (в т.ч. и с главой УГКЦ митр. Владимiром Стернюком), демонстрируя свою солидарность и единство с униатами. По окончании турне по Западной Украине, 18 ноября в древнем Киевском Св. Софиевском соборе опять же с разрешения советской власти иерархи УАПЦ «чекалинской преемственности» совершили интронизацию Мстислава, провозгласив его «Патриархом Киевским и вся Украины».

Интронизация "патриарха" Мстислава Скрипника

Интронизация "патриарха" Мстислава Скрипника в соборе Св. Софии. Слева на право: Антоний Масендич, Олег Кулик (будущий "патриарх" Моисей), Мстислав Скрипник и Иоанн Боднарчук

Вскоре после этого патр. Мстислав отстранил митр. Иоанна (Боднарчука) от должности «местоблюстителя патриаршего престола», а позже и с Львовской кафедры, объявив его «агентом КГБ». Вместо него Мстислав на время своего отсутствия в Украине назначил «управляющим патриархией УАПЦ» 29-летнего “епископа” чекалинской преемственности Антония Масендича, которому тут же был пожалован титул «митрополита». Дальнейшее противостояние между А.Масендичем и И.Боднарчуком дошло до того, что 29 апреля 1992 г. последний был выведен из состава епископата УАПЦ. После этого И.Боднарчук обратился с покаянием в МП, подтвердив неканоничность совершенных им в 1990 г. совместно с Чекалиным первых хиротоний УАПЦ.

Что касается нового управителя УАПЦ А.Масендича, то, сделав ставку на малоизвестного и непроверенного человека и передав ему неограниченную полноту власти, патр. Мстислав фактически погубил собственную УАПЦ.

Относясь с недоверием к украинской иерархии «чекалинской преемственности» и желая ее постепенно исправить, Мстислав вместе с прибывшим с ним из США архиеп. Антонием (Щербой) Вашингтонским совершил три новых архиерейских хиротонии уже без участия "чекалинцев". Так были рукоположены перешедшие из МП Антоний Фиалко, Пантелеймон Романовский и Поликарп Пахалюк, оказавшиеся с нравственной стороны лицами не менее сомнительными: первые двое обвинялись в содомии и позже предали Мстислава, отрекшись от мстиславовских поставлений и приняв новые архиерейские перерукоположения в МП, где и ныне служат как “епископы”, третий – Поликарп Пахалюк – вовсе снял с себя сан, отрекся от монашества и женился.

Несмотря на постоянные внутренние интриги и распри, остававшиеся известными лишь узкому кругу лиц, многие православные священники и верующие, не желая соучаствовать в беззаконих МП, искренне переходили в УАПЦ, надеясь в ней обрести чистоту св. православной веры, не зараженной духом советчины. С другой стороны, под натиском униатства, переходя в УАПЦ многие таким образом надеялись спасти Св. Православие, против которого на Западной Украине в то время католиками была объявлена настоящая война. Среди причин популяризации в нач. 1990-х гг. УАПЦ и массового перехода в нее клириков МП являлась и откровенно прокоммунистическая позиция иерархии МП в Украине, и частности "патриаршего экзарха в Украине" митр. Филарета (Денисенко) (в связи с чем на Западной Украине многие и Православие в целом отождествляли с коммунизмом, советской оккупацией и КГБ).

 

 

 

V. Положение Экзархата МП в Украине и митр. Филарет (Денисенко).

 

Во главе Московской патриархии в УССР в период горбачевской т.н. “перестройки” стоял один из самых одиозных сергианских иерархов – митр. Филарет (Денисенко). В свои 37 лет (в 1966 г.) он стал одним из влиятельнейших иерархов «новой формации» в МП с титулом «Экзарха Украины» и «Митрополита Киевского и Галицкого». Особенно успешной деятельность этого советского иерарха-функционера была на международной экуменической и миротворческой нивах, являвшихся в те годы одним из рычагов КГБ в оказании влияния на международные религиозные организации (ВСЦ, КЕЦ, ХМК и др.) и внедрения своей агентуры за рубежом. Сегодня из рассекреченных архивов КГБ СССР известно, что митр. Филарет (Денисенко) был одним из влиятельнейших агентов советской госбезопасности (агентурный псевдоним в КГБ «Антонов»). В роли экзарха он проявил себя как жесткий и самовластный администратор. Его роскошная резиденция в центре Киева, на Пушкинской, 36, построенная в обкомовском архитектурном стиле, напоминала больше дачу секретаря ЦК КПУ времен «брежневского застоя», нежели жилище иерарха гонимой в СССР Церкви. По свидетельствам СМИ, там же, не таясь, с ним проживала и его гражданская жена Евгения Родионова, а также дети от их неофициального брака. Все это даже не скрывалось от стороннего ока. Поэтому, если кому доводилось бывать в те годы на Пушкинской, 36, могли убедиться в этом лично.

Л. Кравчук и митр. Филарет (Денисенко)

Первый секретарь ЦК КПУ Л. Кравчук и митр. Филарет (Денисенко)

Ни для кого не секретом были и тесные отношения митр. Филарета (Денисенко) с высшей компартийной номенклатурой УССР, особенно с замом по идеологии, а позже секретарем ЦК КПУ Л.Кравчуком, с которым тот находился в кумовских отношениях. К "диссидентству" митр. Филарет относился крайне негативно, всячески поддерживая правящий коммунистический строй. Негативно относился и к Истинно-Православной (катакомбной) Церкви (ИПЦ), содействуя КГБ в ее преследовании. Когда с началом горбачевской "перестройки" и послаблением репрессий в кон. 1980-х гг. в Украине начался всплеск антисоветских и национал-патриотических настроений, митр. Филарет рьяно выступил на защиту советского богоборческого режима, борясь внутри Экзархата с любыми формами антисоветских и антикоммунистических настроений, с любыми формами украинского национализма и инакомыслия, жестко подавляя малейшие симпатии к автокефалии. О самой УАПЦ митр. Филарет всегда публично отзывался не иначе как о «самосвятской», «фашистско-бандеровской», «безблагодатной», «неканонической» и «раскольничьей». Негативно он относился и к РПЦЗ, которую хулил как «карловацкий раскол».

Евгения Родионова

В центре: гражданская жена митр. Филарета (Денисенко) Евгения Родионова на Пушкинской, 36

Когда в 1990 г. умер советский патриарх Пимен (Извеков), именно митр. Филарет был объявлен «Местоблюстителем Московского Патриаршего Престола» и рассматривался как самый вероятный кандидат в московские патриархи. Однако в сложившейся нестабильной для правящего коммунистического режима обстановке кандидатура жесткого и самовластного, до мозга костей советского функционера митр. Филарета (Денисенко) оказалась не совсем подходящей. Если бы выборы нового советского патриарха состоялись несколькими годами раньше, нет сомнений, что именно митр. Филарет стал бы московским патриархом. Однако в находящемся на грани распада Советском Союзе 1990 года уже нужен был церковный лидер с более либеральным “имиджем”, и менее скомпрометированным. Поэтому в центральном управлении КГБ СССР остановились на кандидатуре Таллинского митрополита Алексия Ридигера (агентурный псевдоним в КГБ «Дроздов»), который и стал новым советским патриархом.

Алексей Ридигер

Алексей Ридигер (агент КГБ "Дроздов") на фоне памятника Ленину. Фото из "Журнала московской патриархии" (ЖМП).

Для митр. Филарета это был настоящий удар, поскольку раньше, начиная с митр. Сергия (Страгородского), все Местоблюстители автоматически и безальтернативно становились патриархами. Однако, несмотря на то, что именно митр. Филарет председательствовал на «поместном соборе» МП 7–10 июня 1990 г. и был Местоблюстителем, его карьера на этот раз потерпела крах.

Взамен патриаршества в Москве, митр. Филарету были предоставлены более широкие и самостоятельные права в пределах возглавляемого им Украинского Экзархата МП, переименованного теперь в «УПЦ». Филарет получил титул «Предстоятеля УПЦ» и «Митрополита Киевского и вся Украины». 27 октября 1990 г. в древнем Софиевском соборе в Киеве (где менее чем через месяц состоится «интроинизация» в «киевские патриархи» Мстислава Скрипника) новый советский патриарх Алексий Ридигер вручил митр. Филарету Грамоту, в которой объявлялась «самостоятельность и независимость в управлении» УПЦ (МП). Правда, само мероприятие было омрачено тем, что именно в этот день в Киеве проходил Всеукраинский Съезд «Народного Руха Украины за перестройку», сторонники которого выступали за независимость Украины, против монополии КПСС и на стороне УГКЦ и УАПЦ. Поэтому, узнав о готовящихся торжествах, тысячи сторонников Руха собрались у стен Св. Софиевского собора, и под крики «геть комуняк» и «геть московских попов», заблокировали все входы и выходы, так что ОМОНу приходилось силой расчищать дорогу перед картежем из черных «Чаек» и «Волг» патр. А.Ридигера и митр. Ф.Денисенко. Примечательно, что некоторые из украинских парламентариев в этот момент стали бросаться под колеса автомобилей, пытаясь своими телами перекрыть путь советских иерархов к Св. Софии, в связи с чем милиция насильно, за руки и за ноги оттаскивала их с дороги.

Алексий Ридигер и Филарет Денисенко

Алексий Ридигер и Филарет Денисенко в соборе Св. Софии, 27 октября 1990 г.

В тот же вечер митр. Филарет на украинском республиканском телевидении дал интервью, в котором резко осудил украинский национализм и стремление к независимости как политической, так и церковной.

В течении следующего 1991 г. события как в Украине, так и в СССР в целом, развивались довольно бурно и непредсказуемо. Что касается МП, то за этот год она фактически целиком потеряла влияние на Западной Украине. Духовенство и верующие массово переходили, кто в УГКЦ, кто в УАПЦ, разгорелась небывалая вражда на религиозной почве, нередко доходившая до погромов и кровопролитий.

Призывы митр. Филарета поддержать на всеукраинском референдуме монополию КПСС и сохранение СССР спровоцировали еще большее отторжение многих украинских верующих от УПЦ(МП).

Августовский путч ГКЧП в Москве застал митр. Филарета и других украинских сергианских иерархов врасплох. Многие тогда открыто поддержали ГКЧП. Выступил в поддержку ГКЧП и митр. Филарет. Однако вскоре, со сменой политической ситуации, он резко меняет свои убеждения на кардинально противоположные. После того как 24 августа 1991 Верховный Совет УССР провозглашает независимость Украины, а секретарь ЦК КПУ Л.Кравчук становится первым ее президентом, резко перестраивается и бывш. экзарх советской Украины Филарет. Пребывая в кумовских отношениях с Л.Кравчуком, м. Ф.Денисенко получает от него рекомендацию создать «в независимом государстве – независимую церковь» - лозунг, который и ныне лежит в основе нео-сергианской идеологии УПЦ-КП. По замыслу Кравчука, в Украине должна быть своя, отдельная от Москвы карманная государственная Церковь, которая контролировалась бы местным СБУ, а не КГБ из соседней Москвы. По сути, это было продолжение прежней советско-сергианской линии, только уже в сугубо украинских границах.

С этой целью в ноябре 1991 г. митр. Филарет созвал в Киеве «поместный собор» УПЦ (МП), на котором было принято обращение к московскому патриарху и Собору МП – как высшей инстанции церковной власти, с просьбой о даровании автокефалии для украинских епархий МП. Однако уже вскоре свои подписи под этим обращением отозвали еп. Алипий (Погребняк) Донецкий, еп. Сергий (Генсицкий) Тернопольский и еп. Онуфрий (Березовский) Черновицкий, которые даже прекратили поминовение митр. Филарета и пригрозили, что в случае дарования Москвой автокефалии они с епархиями перейдут в РПЦЗ. Заявили о возможном переходе в РПЦЗ и ряд благочиний в Восточной Украине. Воспользовавшись замешательством, из под контроля самовластного митр. Филарета стали выходить и другие сергианские архиереи УПЦ(МП). По сути это был не протест против автокефалии, сколько попытка через связь с далекой Москвой избавиться от диктата в Киеве самовластного Филарета.

 

 

 

VI. Смещение митр. Филарета с поста «Предстоятеля УПЦ (МП)» и лишение сана.

 

Когда 31 марта – 4 апреля 1992 г. в Москве состоялся Архиерейский Собор МП, недовольные диктатом митр. Филарета епископы УПЦ(МП), прикрываясь будто бы верностью «каноническому православию» и «матери-церкви», в один голос выступили против своего предстоятеля.

Следует заметить, что еще до этих событий, в августе-сентябре 1991 г. в демократических СМИ началась активная кампания по разоблачению митр. Филарета как агента КГБ, имеющего жену, детей и т.п.

Как реакция на резкую «перекраску» митр. Филарета, прозвучало заявление и группы из 25 украинских парламентариев-демократов, сделанное ими 20 февраля 1992 года, и ставшее предметом рассмотрения на Архиерейском Соборе МП 31 марта – 5 апреля 1992 года. В нем, в частности, говорилось:

 

«...митрополит Филарет правдами и неправдами ищет путей (быстро изменив свои лозунги), чтобы заручиться поддержкой нового правительства и сохранить свою порочную систему управления Церковью. Не секрет, а достояние гласности, что именно митрополит Филарет (Денисенко) тесно связал свою тридцатилетнюю деятельность со службами КГБ, дабы угодить власти КПСС, послужить безбожному правительству не в интересах Церкви, а ради карьеры и возможности удерживать Церковь на Украине в руках единовластной диктатуры. Все это отвращает от Церкви людей, сводит на нет проповеднический миссионерский труд честного священства, углубляет вражду между конфессиями и способствует расколам».

 

По канонам, после публичных уличений в безнравственности, попрании монашеских обетов и т.п., митр. Филарет должен был принести покаяние и добровольно снять с себя сан, поскольку с этого момента он автоматически подлежит каноническому осуждению, даже до Церковного Суда. Однако митр. Филарет, несмотря на неоспоримость преданных огласке фактов, не только не покаялся, но и стал сначала лицемерно отрицать их, а позже уже и оправдывать публично свои нарушения тем, что и другие иерархи МП повинны в том же.

Этим формальным поводом и воспользовался Собор МП (сам подлежащий аналогичному осуждению), чтобы сместить митр. Филарета с Киевской кафедры, на что тогда на Соборе давал согласие и сам митр. Филарет (Денисенко).

Один из участников Собора архиеп. Платон (Удовенко) Ярославский, обращаясь к митр. Филарету, публично заявил: «На Вас возведено обвинение, и Ваше дело перестает быть личным, оно стало общецерковным, общенациональным для Украины и общегосударственным. Это обвинение тяжелое, и Вы поставлены в необходимость либо оправдаться, либо подать в отставку и уйти на покой ради мира церковного и приостановления возникшей смуты». В свою очередь патр. Алексий Ридигер отметил возникновение новой угрозы – в случае оставления на кафедре митр. Филарета и предоставления ему автокефалии на Украине может приобрести массовый характер переход православного духовенства и приходов в РПЦЗ, о чем уже заявили как некоторые архиереи, так и целые благочиния. Такой поворот событий в Украине мог по цепной реакции передаться и в Россию, где к тому времени тоже стал набирать массовый характер переход клириков и целых приходов из МП в РПЦЗ, что грозило полным крушением Московской патриархии. Поэтому большинство делегатов Собора МП склонялось, для успокоения общественности, пожертвовать митр. Фиаретом, дабы новые разоблачения не коснулись теперь уже и их собственных церковных и нравственных преступлений.

С формальной точки зрения, справедливо обвинив на Соборе митр. Филарета в сотрудничестве с КГБ, попрании им монашеских обетов, нарушении канонов и злоупотреблениях, сергианская МП принесла тем самым своего верного и многолетнего адепта в жертву новым демократическим переменам, сделав его «козлом отпущения» и списав на него все свои грехи; а прикрываясь показным судом над ним – умолчав и покрыв при этом собственные преступления. В этом отношении действия сергиан, конечно же, оказались безнравственными и лицемерными, т.к. топя одного, они тем самым пытались спасать «собственные шкуры».

Но, с другой стороны, даже и без этого формального суда, за свои так и нераскаянные преступления митр. Филарет (Денисенко), как и все вообще архиереи МП, по свв. канонам подлежат осуждению.

На самом Соборе в Москве митр. Филарет даже не оспаривал выдвигаемых против него обвинений. Более того, на Соборе он заверил присутствовавших иерархов МП, что «во имя мира церковного он подаст прошение на предстоящем Архиерейском Соборе УПЦ об освобождении его от обязанностей ее Предстоятеля». При вторичном подтверждении своего решения он сказал: «Мы же христиане и если говорим да, то да…» Однако возвратившись по окончании Собора в Киев и проконсультировавшись с Л.Кравчуком, митр. Филарет вновь меняет свое решение, отказавшись исполнять данное им публичное обещание об освобождении Киевской кафедры, заявив, что согласно Уставу УПЦ (МП) пост ее Предстоятеля он занимает пожизненно.

После таких заявлений уже 30 апреля 1992 г. в г. Житомiр (Украина) состоялся местный собор епископата и духовенства УПЦ (МП), на котором митр. Филарет был обвинен в «клятвопреступлении», в связи с чем ему выражено недоверие. Сергианские иерархи Украины заявили о созыве на 11 мая Архиерейского Собора УПЦ (МП), который должен принять отставку митр. Филарета с поста предстоятеля «согласно его же заявлению об этом». Соответствующее решение было передано в Москву. Уже через неделю, 6 – 7 мая 1992 г. в Москве состоялось расширенное заседание Синода МП, который постановил: «Митрополиту Филарету запрещается в период до Архиерейского Собора УПЦ действовать в качестве Предстоятеля, а именно: созывать Синод, рукополагать архиереев, издавать указы и обращения, касающиеся УПЦ. Исключением является созыв Архиерейского Собора УПЦ для принятия его отставки и избрания нового Предстоятеля».

Вместо созыва обещанного Собора УПЦ (МП), 22 мая 1992 г. митр. Филарет при содействии Л.Кравчука проводит в Киеве т.н. «Всеукраинский форум в защиту украинского православия», в котором, помимо сторонников митр. Филарета, принимают участие некоторые иерархи и клирики УАПЦ. По сути, Форум носил более политический, нежели церковный характер, что подтверждал и состав его участников, среди которых большинство были членами НРУ, УРП, Товарищества «Просвита» и других украинских правых политических партий и организаций. На Форуме было решено оставить митр. Филарета на посту «Предстоятеля УПЦ (МП)» и начать процесс объединения с УАПЦ.

Не получив разрешения со стороны правительства Л.Кравчука, 18 епископов УПЦ (МП), в условиях полулегальности, через неделю, 27 мая 1992 г. провели в Харькове экстренный Архиерейский Собор УПЦ (МП), на котором единогласно предали осуждению митр. Филарета, сместили его с Киевской кафедры и поста «Предстоятеля УПЦ», почислив за штат и запретив в священнослужении. Новым предстоятелем УПЦ (МП), взамен авторитарного митр. Филарета, Собор избрал слабохарактерного и легко управляемого митр. Владимiра (Сабодана). Из всех сергианских архиереев в Украине с митр. Филаретом остался лишь его викарий еп. Иаков (Панчук). Позже к нему примкнул еще епископ МП Андрей (Горак). Все остальные не только остались в МП, но и подвергли митр. Филарета соборному осуждению и запрещению в священнослужении.

Опираясь на решения Харьковского Собора УПЦ (МП), 11 июня 1992 г. в Москве состоялся Архиерейский Собор МП, на котором митр. Филарет и его викарий еп. Иаков были «извергнуты из сана и лишены всех степеней священства», а все священнодействия и рукоположения, совершенные ими после запрещения в священнослужении от 27 мая 1992 г. объявлены «незаконными и недействительными».

Митр. Филарет объявил о незаконности прещений МП против него, подтвердив, что по Уставу УПЦ (МП) он является пожизненным «Предстоятелем УПЦ (МП)» и в таковой должности он и остается, подав аппеляционные жалобы Константинопольскому и другим официальным экуменическим патриархам, пытаясь оспорить законность смещения его с поста предстоятеля УПЦ (МП).

Как видно, даже после извержения из сана, митр. Филарет не только не порывал с сергианско-экуменической МП, но и, будучи плоть от плоти ее, по-прежнему отождествлял себя с нею, пытался через аппеляционные жалобы вернуть себе титул «Предстоятеля УПЦ (МП)».

Если бы причиной последующего отделения митр. Филарета от МП было его раскаяние за содеянные им многочисленные преступления (попрание монашеских обетов, работа в КГБ, соучастие в сергианстве, экуменизме и прочих отступлениях), осуждение этих отступлений и нежелание по этой причине соучавствовать в них, то в таком случае прещения МП в отношении его не имели бы канонической силы, поскольку и сами осуждающие пребывают с 1927 г. в расколе и под осуждением. Однако причиной последующего отделения митр. Филарета от МП было не стояние за чистоту Истинного Православия, а наоборот – продолжение отступнической сергианской линии, только в пределах не СССР, а нового Украинского государства, и в союзе с его посткоммунистическими властями. Причины эти были сугубо политические, своекорыстные и антицерковные. Более того, как видно, и отделения митр. Филарета от МП на самом деле никакого не было. Он всеми силами пытался сохранить за собой пост «Предстоятеля УПЦ (МП)» даже после того, как этого поста, и даже сана в УПЦ (МП) он был соборно лишен. Митр. Филарет считал и продолжает считать МП единственной законной церковной властью с 1927  и по 1992 гг., всячески оправдывая и превознося свое в ней служение на руководящих постах, в т.ч. и в ее отступлениях и ересях. Поэтому и прещения этой признаваемой им «высшей церковной власти» над ним, таким образом, сохраняют законную силу.

Некоторые представители УПЦ-КП и УАПЦ, не соглашаясь следовать церковно-каноническим требованиям, пытаются приводить тот факт, что и против “иосифлян” и “непоминающих” сергиане выносили “осуждения”. Однако такие ссылки и сравнения не совсем корректны. Ведь те, кто переходят из МП в ИПЦ, причиной, как правило, имеют ревность по Истине и нежелание соучаствовать в беззакониях МП. В такой ситуации запреты МП в самом деле недействительны, ведь они противоречат свв. канонам, и тем под запрет на самом деле подпадают те, кто такие неправедные запреты накладывает на тех, кто восстал за Истину. Тем не менее, если какой-либо священник переходит в ИПЦ из МП, когда его там справедливо запретили за серьезные нравственно-канонические преступления, такой запрет является однозначно действительным. И такой священник не может быть принят в ИПЦ в сущем сане и допущенн к служению. Более того, даже если он и не имел в МП формальных запретов, перед Богом и по свв. канонам он все равно пребывает под запретом. Этот аспект является принципиальным. Именно он и касается в данном случае положения митр. Филарета.

 

 

 

VII. Переход митр. Филарета в УАПЦ и создание УПЦ-КП.

 

Попытки митр. Филарета в мае-июне 1992 г. при помощи давления украинских посткоммунистических властей дезавуировать решения Харьковского и Московского Соборов МП, принятие Президиумом Верховного Совета Украины и Кабинетом Министров Украины решений о «незаконности Харьковского Собора» лишь окончательно оттолкнули многих верующих от митр. Филарета, дав повод сторонникам МП обвинить украинское правительство в новых гонениях на т.н. «каноническое православие», искусственно придав сергианам ореол «мученичества» и «исповедничества».

В результате, с митр. Филаретом остался лишь его викарий еп. Иаков (Панчук) и, из 6000 приходов УПЦ (МП), чуть больше 200 приходов в центральной и западной Украине. Ни один монастырь УПЦ (МП) за ним не пошел. В Киеве в его руках остался лишь кафедральный Св. Владимiрский собор.

Эти 200 приходов и были объявлены «единственной законной преемницей» УПЦ (МП). Уже будучи лишенным сана, митр. Филарет для этой т.н. «УПЦ (МП)» тайно у себя в резиденции на Пушкинской, 36, вместе с еп. Иаковом (Панчуком) поставляет еще двух епископов (один из которых, Спиридон Бабский, позже снял с себя епископский сан и, покаявшись перед МП, служил рядовым священником), начав кулуарные переговоры об объединении с УАПЦ «чекалинской преемственности», которую еще полгода назад он публично клеймил как «самосвятскую», «безблагодатную», «неканоническую» и «раскольничью».

Поскольку на 26 июня 1992 г. в УПЦ (МП) было объявлено о созыве «Поместного Собора», который должен был узаконить статус УПЦ (МП) и ее нового главы митр. Владимiра (Сабодана), в Администрации Президента Л.Кравчука в срочном порядке было решено созвать на 25–26 июня альтернативный т.н. «Всеукраинский Объединительный Собор УПЦ(МП) и УАПЦ». По показаниям тогдашнего «управляющего делами патриархии УАПЦ» митрополита "чекалинской преемственности" Антония Масендича (позже он снял с себя сан, перешел в МП, где был перерукоположен), 20 июня ему доложили, что его помощник викарный епископ Владимiр (Романюк) ведет переговоры с митр. Филаретом о том, чтобы принять его в УАПЦ. На следующий день, 21 июня в канцелярию УАПЦ на ул. Трехсвятительской к А.Масендичу прибыли народные депутаты Зинченко, Червоний, Поровский, Скорик, Павлычко, а также генерал СБУ В.Бурлаков, сотрудник аппарата президента Кравчука Б.Тернопильский, и потребовали немедленно созвать «собор епископов УАПЦ» для приема в ее состав митр. Филарета. «Это распоряжение президента!» - заявили они А.Масендичу (Интервью А.Масендича газете «Независимость», 2 марта 1994 г.).

При этом, при первой же встрече А.Масендича с митр. Филаретом, главным вопросом было перечисление всех средств УПЦ(МП) на счета УАПЦ. В обмен митр. Филарет требовал гарантий, что ему сохранят право собственности на все суммы (речь шла о 4 миллиардах рублей).

Антоний Масендич

Управделами УАПЦ и один из "отцев-основателей" УПЦ-КП Антоний Масендич

 

Вот как о тех событиях свидетельствовал в своем интервью газете «Независомость» от 2 марта 1994 г. управделами УАПЦ и «отец-основатель» УПЦ-КП Антоний Масендич:

 

«Я находился с визитом в Харькове, когда поступило сообщение, что Филарет подал в отставку. Это, конечно, было радостным событием, я позвонил в Совет по делам религий и спросил: пора уже поздравлять митрополита Владимiра (Сабодана)? Предполагалось, что именно он, обладающий большим авторитетом, возглавит УПЦ. Однако мне сказали: пока воздержитесь.

Тем временем Филарет, дав обещание уйти в отставку, по возвращении в Киев резко измени свой курс. Вдобавок до меня стали доходить слухи, что епископ нашей церкви Владимiр (Романюк) стал появляться у Филарета. Романюк говорил мне, что обсуждал с Филаретом вопросы сближения позиций наших церквей. Однако об объединении с Филаретом речи не шло, поскольку я знал его, еще будучи клириком РПЦ, членом Поместного Собора, избравшего патриарха РПЦ — Алексия II, и никаких иллюзий в отношении Филарета не имел.

Однако события стали стремительно развиваться. УАПЦ как раз готовилась праздновать вторую годовщину собора, избравшего патриарха Мстислава. Патриарх, благословив его проведение, не смог прибыть. На соборе мне были даны полномочия (из-за отсутствия патриарха) принимать решения по своему усмотрению после телефонных консультаций с Мстиславом. Затем неожиданно мне позвонила референт Филарета и передала просьбу о встрече. Я приехал. Филарет был в страшном испуге, поскольку священники УПЦ уже приходили принимать резиденцию предстоятеля УПЦ на Пушкинской. Я сказал Филарету: “Если вы не уйдете, вас накажут, лишат сана”. Он отмахнулся: они не посмеют этого сделать — поскольку якобы за ним стоят церковь и многие архиеpеи. Затем Киев торжественно встречал нового Предстоятеля УПЦ Владимiра (Сабодана). Первая его служба была в Киево-Печерской Лавре, и я, конечно, пошел на всенощную. Но какой-то монах узнал меня и набросился: “Ты раскольник, и нечего тебе здесь делать”. Меня это очень задело... После службы я заехал во Владимiрский собор. Он был закрыт, но служба шла. Меня встретили, на удивление, радостно. А тут еще филаретовский епископ Спиридон объявил: вот, мол, москали все захватили, а посему у нас будет объединение с автокефальной церковью, которая пришла нам на помощь. Я ничего не понял. Знал, что УНСО встало на защиту Филарета, но не понимал, причем здесь УАПЦ. Спиридон сообщил, что уже назначен объединительный собор, и мы будем вместе. Я сказал: “Владыко, о чем вообще идет речь, о каком объединении? Я — митрополит, управляющий делами УАПЦ, и ничего не знаю”. Спиридон ответил, что Владимiр (Романюк) уже обо всем с Филаретом договорился. Но кто такой Романюк? Он всего лишь викарный епископ и не имеет права ни с кем договариваться. Вечером ко мне на Трехсвятительскую опять приехaл Спиридон, уговаривал встретиться с Филаретом. Я сдался на просьбы...

Филарет был взволнован. Я посочувствовал: дескать, жалко расставаться с деньгами, зданием Экзархата, Владимiрским собором. А он сразу к делу: “Если перечислю на ваши счета деньги Украинской Православной Церкви, где гарантия, что вы у меня их не заберете?” (по некоторым сведениям — 4 миллиарда руб.— ред.).

Разумеется, я пытался связаться с патриархом Мстиславом, чтобы узнать, как себя вести и что делать? Но ни в канцелярию, ни домой дозвониться не смог. Утром, представив, каковы могут быть последствия этой акции, я собрался уехать из города, решив ничего без патриарха не предпринимать. Однако уклониться уже не удалось. Ко мне в кабинет на Трехсвятительскую явилась делегация: Павлычко, Червоний, Поровский, Скорик, Тернопольский и т. д. Они сразу объявили: вам дано задание созвать объединительный собор УАПЦ. Вы знаете, какие события происходят,— надо действовать немедленно. Я упорствовал: мол, не имею права этого делать. «Вы обязаны, это распоряжение Президента Украины», — был ответ…

…Кроме того, депутаты обещали, что Президент отдаст нам Софию Киевскую и все остальное, если мы примем Филарета. Конечно, Кравчука и Филарета связывает 30-летняя совместная работа на идеологическом поприще, говорят, что у них и дачи по соседству… На объединение я согласился еще и потому, что депутаты заверяли: Филарет пробудет в руководстве лишь три-четыре месяца, затем его «уберут на покой». Ведь объединиться с лишенным сана и изобличенным в прессе даже собственными детьми — это позор. Сам Филарет говорил, что не будет претендовать на власть в церкви, а значит, перед нами открывались возможности переговоров и объединения с канонической Православной Церковью Украины.

— Вас не удивило, что среди депутатов-искусителей половина греко-католики? Какое они имеют отношение к Православию? Почему они, скажем, не добиваются объединения своей церкви с римо-католической и независимости от Римского патриархата?

— Меня это, конечно, насторожило. Я заявил, что должен посоветоваться с патриархом Мстиславом (ведь он не переносит Филарета). Однако Павлычко отрезал, что это вообще не моя забота: мол, из резиденции Президента проще созвониться с патриархом и все уладить. Что мне оставалось делать? Я обещал депутатам сообщить все епископам и посоветоваться. Нет, настаивали они. Сейчас же идем к Филарету согласовывать условия объединения и так далее. Пришлось поехать. Pазговор у Филарета свелся к одному: все в опасности. Митрополит Владимiр (Сабодан) собирает в Лавре собор, после которого все имущество перейдет к УПЦ. А потому мы обязаны опередить их. Я удивился: “Ведь осталось три дня. Кто же за это время успеет подготовить собор?” — “Созывайте немедленно на четверг, а в пятницу уже совместное богослужение в Софии”,— таков был ответ.

Ночью я опять пытался связаться с патриархом и даже отправил ему факс, но ответа не было. Затем созвонился с владыкой Андреем Ивано-Франковским (руководителем крупнейшей епархии УАПЦ). Рассказал, что нам обещают Софию и прочее, просил совета. Если бы Андрей не поддержал, то я бы не рискнул созвать архиереев. Но он сказал, что патриарх за океаном, а нам, видимо, надо прислушаться к тому, что говорят депутаты. Я обзвонил епископов, вызвал немедленно в Киев. Однако о цели не сообщил.

Они съехались в четверг утром (за исключением Петра Львовского — он болел — и Василия Тернопольского). Прибыли и депутаты: кроме уже знакомой компании, пришел Зинченко, а также Виктор Бурлаков из Руха, который сейчас возглавляет что-то в СБУ (генерал, начальник управления «Т», затем зампред Службы безопасности Украины — ред.). Я проинформировал епископов, но тут вдруг поднимается Андрей Ивано-Франковский и без обиняков заявляет, что ни на какое объединение не пойдет. На “бунтовщика”, конечно, сразу набросились Лариса Скорик, Романюк: ты, мол, предатель, “зрадник”, агент Москвы и т. д. Но угрозы не подействовали: трое епископов — Андрей, Антоний (Фиалко) и Николай (Грох) — тут же покинули собор. Болевшего Петра Львовского представлял Владимiр Ярема. Он пошел на собор, хотя очень скандалил с Червонием. Если бы не давление депутатов (а они тогда еще были в авторитете), ни я, ни епископы на объединение ни за что не пошли бы. К тому же Филарет утверждал, что его поддержат епископы УПЦ. Но из двадцати архиереев так никто за Филаретом и не пошел.

На второй день собора мы должны были служить в Софии. И Филарет вдруг заявил: я с епископами УАПЦ служить не могу. Это с теми, кто принял его и спас! Тогда мне пришлось пригрозить, что не только уйду, но и сообщу, кто он есть на самом деле — обыкновенный монах. Кстати, вы знаете, Филарет до сих пор не вышел из юрисдикции Московской Патриархии. Это, я думаю, какая-то очередная его хитрость, и за этим что-то кроется.

Тогда депутаты нажали уже на Филарета. Тот хорохорился: дескать, будет звонить Президенту, но все же согласился служить сначала молебен, а затем и литургию. Вот так и проходило пресловутое объединение. Оно, разумеется, не было легитимным. Если смотреть строго по уставу и канонам, наш собор был незаконным. Не к объединению привел он, а к еще большему расколу. И виной тому — Филарет и депутаты. Если бы не они, мы бы давно нашли общий язык и с Митрополитом Владимiром (Сабоданом), и с мiровым православием. Я всегда с большим уважением относился и к УАПЦ, и к Владимiру Яреме (буд. “патриарху” УАПЦ Димитрию — ред.). Православные потеряли бы все храмы в Западной Украине, если бы не УАПЦ, благодаря которой Православие сохранилось на той земле.

— Но на соборе патриархом УПЦ-КП «решили считать» Мстислава, а Филарета — его заместителем. Какие отношения были между ними?

— Да никаких. Вы же понимаете, для чего это было сделано. Патриарх Филарета не переносил. Я чувствую большую вину перед Мстиславом, который сделал для меня очень много добра, хотя я действовал не по своей воле... Конечно, мне бы тогда не бояться — пойти на бойкот. Но как можно было выступить против, как утверждали депутаты, воли Президента? Приехав с Филаретом из Константинополя, мы должны были пойти к Мстиславу. Ведь патриарху депутаты предъявили ультиматум: либо принимаешь Филарета, либо остаешься в полной изоляции. Мстислав остановился тогда в гостинице «Жовтнева» и сразу же спросил, где Антоний. Я, конечно, боялся к нему идти, но пошел. Все объяснил, сказал о задании Президента, он отвечал: это несколько просветляет картину, но все равно ты достоин наказания. Я упрашивал принять Филарета, раз уж так получилось — он наотрез отказался. Червоний, Поровский, Скорик ходили к нему с тем же — бесполезно. Наконец, Мстислав смягчился: мол, он не против объединения, но для чего ему этот “заступник”, над которым люди смеются во всем мiре. Лишь перед отъездом Мстислава вынудили принять Филарета: наедине проговорили минут пятнадцать. А уезжая, патриарх попросил, чтобы его провожали без Филарета. Но Филарет все равно поехал в Борисполь. Так что их встречи всегда были вынужденными. Мстиславу просто некуда было деваться, хотя он не терпел ни Филарета, ни Романюка». (Газета «Независимость», 2 марта 1994 г.)

 

Как видно из показаний А.Масендича, ничего общего с «Всеукраинским Собором» это, организованное администрацией Л.Кравчука мероприятие не имело. Глава УАПЦ “патриарх” Мстислав (Скрипник) о нем узнал лишь спустя неделю, категорически заявив о его непризнании. Не участвовал в нем и митрополит Иоанн (Боднарчук), покинувший к тому времени УАПЦ. В самом «соборе» отказался участвовать и один из влиятельных иерархов "чекалинской" УАПЦ Андрей (Абрамчук) Ивано-Франковский, а трое других – Антоний Фиалко, Пантелеймон Романовский и Николай Грох, покинув «собор», с «покаянием» обратились обратно в МП, где, несмотря на их безнравственный образ жизни, были перерукоположены во епископы и назначены на архиерейские кафедры УПЦ(МП).

Антоний Масендич и Мстислав Скрипник

Антоний Масендич задним числом информирует и пытается убедить Мстислава Скрипника согласиться возглавить УПЦ-КП

 

Заявив о слиянии т.н. «УПЦ(МП)» и УАПЦ, было провозглашено об образовании «Украинской православной церкви – Киевского патриархата» (УПЦ-КП) во главе с “патриархом” Мстиславом (Скрипником), «заместителем патриарха» митр. Филаретом (Денисенко) и «управделами патриархии» “митрополитом” Антонием Масендичем.

Абсурдность ситуации состояла как в том, что митр. Филарет против воли Мстислава был объявлен его «заместителем», так и в том, что за Мстиславом был оставлен титул «Патриарх Киевский и вся Украины», а за Филаретом официально оставлен его сергианский титул в МП: «Митрополит Киевский и всея Украины».

Сам А.Масендич, менее чем два года спустя, назвал этот “собор”, создавший новую объединенную конфессию «УПЦ-КП», нелегитимным, антиканоничным и незаконным. По его словам, итогом этой “унии” стал новый раскол, а не его преодоление. Однако и сам А.Масендич, непосредственный виновник этого раскола – личность не менее одиозная и безнравственная.

Утвержденный новый состав Синода УПЦ-КП состоял из митр. Филарета Денисенко (УПЦ-МП), митр. Антония Масендича (УАПЦ), архиеп. Владимiра Романюка (УАПЦ), архиеп. Романа Блащука (УАПЦ), еп. Иакова Панчука (УПЦ-МП) и еп. Петра Петруся (УАПЦ). При этом “патриарх” Мстислав среди членов Синода не числился. Помимо этого, действуя в духе прежней самосвятской идеологии, по образцу «церковных рад» (советов) В.Липковского 1920-х гг., помимо Синода, руководящим органом УПЦ-КП была объявлена «церковная рада», в которую вошли депутаты Червоний, Поровский, Шевченко и ряд других мiрян-политиков, среди которых были даже греко-католики. 

Синод УПЦ-КП

Синод УПЦ-КП, 1992 г. Слева на право: Иаков Панчук, Филарет Денисенко, Антоний Масендич, Роман Блащук

Как видно, иерархическую основу УПЦ-КП в подавляющем большинстве своем составили в сущем сане иерархи УАПЦ «чекалинской преемственности». При этом в Устав было внесено, что УПЦ-КП является правопреемницей УАПЦ. Если детально проанализировать, что же тогда произошло в резиденции митр. Филарета, то будет ясно, что никакого «слияния» или «объединения» на самом деле не было. Была лишь группа бывших иерархов и клириков УПЦ(МП), принятая в состав УАПЦ, а сама УАПЦ была переименована в УПЦ-КП, в основе которой по-прежнему осталась еретическая экклезиология и преемственность былой нео-липковской УАПЦ. При этом совершено это было даже не полнотой иерархии УАПЦ, а лишь ее частью, к тому же против воли собственного “патриарха”. Завершающим актом этого мероприятия была совместная литургия в Св. Софиевском соборе, во время которой бывшие иерархи МП митр. Филарет и еп. Иаков сослужили с собором иерархов нео-липковской УАПЦ «чекалинской преемственности», органически влившись в их неканоническую структуру и тем вдвойне, по 10-му и 11-му Апостольским Правилам, подвергнув себя прещениям («Аще кто с отлученным помолится, да будет сам отлучен»).

Если бы не иерархи УАПЦ принимали к себе митр. Филарета, а наоборот – митр. Филарет принимал к себе через перерукоположение иерархов УАПЦ, тогда с формально-юридической стороны УПЦ-КП, может быть, по икономии и могла бы претендовать на признание ее каноничности. Но этого не произошло. Как видно из показаний А.Масендича, со стороны митр. Филарета были предприняты попытки предложить иерархам УАПЦ перерукоположиться, но те категорически отказались, пригрозив, что откажутся принимать к себе Филарета. И это в очередной раз доказывает неканоничность и нецерковность данной акции. Более того, митр. Филарет, хорошо знавший как каноны, так и неканоническое происхождение иерархии УАПЦ, все же согласился солитургисать и влиться в их ряды, т.о. став одним из них.

Вот что по этому поводу говорят св. каноны: все общающиеся с отлученными должны быть сами отлучены (Апост. 10; Антиох. 2; Вас. Вел. 88).

Правила 45 и 65 Святых Апостолов подвергают епископов, пресвитеров и диаконов, только помолившихся с отступниками и еретиками или входивших в синагогу иудейскую «или еретическую» помолиться, извержению из сана и отлучению от Церкви. Правила Лаодикийского Собора 6, 33 запрещают отступникам и еретикам присутствовать при богослужении в Церкви и даже просто входить в храмы. Никакого духовного общения и «единства» с еретичеством при полном дружелюбии к людям – еретикам, с надеждой на их обращение – вот смысл многих канонических правил в отношении еретиков.

Св. Василий Великий говорит: «Если кто притязает исповедовать вполне Православную Веру, но находится в общении с теми, кто ей противоречит, если по предупреждении не порвут этого общения с ними, то их не следует даже считать братьями». 

Также и Св. Феодор Студит пишет: «Запрещено православному поминать на священных поминаниях, и на Божественной Литургии притворявшегося православным, но не перестававшего иметь общение с еретиками и еретичеством. Ибо если б он, хотя бы и в час смерти исповедал грех свой и приобщился Святых Тайн, то православному можно бы делать за него приношение. Но как он отошел в общение с ересью, то как можно вчинять такого в православное общение? – Св. Апостол говорит: чаша благословения, юже благословляем, не общение ли крове Христовы есть? Хлеб, егоже ломим, не общение ли Тела Христова есть? Яко един хлеб, едино тело есмы мнози: вси бо от единого хлеба причащаемся (1 Кор. 10, 16. 17). По сему приобщение еретического хлеба и чаши делает приобщающегося принадлежащим противной православным части, и из всех таких причастников составляет одно тело, чужое Христу».

Согласно 15-му правилу Двухкратного Константинопольского Собора, каждый православный должен выйти из послушания епископу или Патриарху даже до соборного осуждения таковых, в случае, если они открыто проповедуют ересь, «осужденную Соборами и Отцами». Третье правило Великого Вселенского Собора повелевает, чтобы клирики Церкви, «отнюдь никоим образом не были подчинены отступившим или отступающим (очень точное выражение!) от Православия епископам».

Если бы митр. Филарет действительно руководствовался церковными мотивами и канонами, то на такой шаг никогда бы не пошел. Логически, в соответствии с канонами, митр. Филарет и еп. Иаков должны были через покаяние принять под свой омофор иерархию УАПЦ не в сущем сане, а через перерукоположение или хиротесию каждого в отдельности, после чего должно было бы произойти перерукоположение или хиротесия и всех неканонических клириков УАПЦ. Но этого не произошло. К тому же большинство иерархов, клира и паствы УАПЦ на это просто никогда бы и не пошло. Более того, большинство из них изначально смотрели на митр. Филарета как на «КГБиста» и «советского провокатора», а потому он вынужден был соглашаться на поспешное присоединение к УАПЦ на их условиях, дабы вовсе не лишиться поддержки, без которой все банковские счета и имущество, после «поместного собора» УПЦ(МП), проходившего в эти же дни в Киево-Печерской Лавре, могли вновь возвратиться в собственность УПЦ(МП) и митр. Филарет уже никогда бы не имел к ним доступа. По признанию самого А.Масендича, банковские счета УПЦ(МП) и были главной причиной, почему иерархи УАПЦ пошли на принятие митр. Филарета, и почему, собственно, и сам митр. Филарет спешил любым способом легализовать свой юридический статус.

Как и планировалось, «объединительный собор» все банковские счета и денежные средства УПЦ(МП) объявил собственностью УПЦ-КП, что в тот же день было подтверждено специальным указом Министерства юстиции. Таким образом УПЦ(МП) не успела восстановить своих прав на эти средства (более 4 мллиардов рублей). При этом, как сообщали СМИ, еще в кон. 1991 г. секретарь ЦК КПУ Л.Кравчук перевел на счета УПЦ(МП) основные средства Компартии Украины (назначение платежа: «на реставрацию и строительство храмов»), что даже частично было официально отражено в протоколе заседания Синода УПЦ(МП) от 4 марта 1992 г. (Православный вестник, № 5, 1992, с. 3). Часть этих денег (11 млн. руб.) была выделена на восстановление Успенского собора Киево-Печерской Лавры. Однако после объединения митр. Филарета с УАПЦ этих денег никто больше никогда не видел, что дало повод УПЦ(МП) обвинить его в отмывании через Церковь денег Компартии Украины (КПУ). В этой связи странной выглядела и загадочная смерть бухгалтера митр. Филарета (Денисенко), по сообщениям СМИ выбросившегося из окна его резиденции по ул. Пушкинская, 36.

Поскольку, к сожалению, сугубо политические, финансовые и личные мотивы и цели преобладали над церковно-каноническими, то при становлении УПЦ-КП все закрывали глаза на вопиющее попрание свв. канонов, не задумываясь о духовных последствиях, что и привело в итоге к трагедии Православия в Украине.

Совершенные митр. Филаретом значительно позже (уже спустя четыре месяца после слияния, совместных служений и даже совместных рукоположений), т.с. задним числом кулуарные (тайные даже от собственных клира и паствы) «дополнительные хиротесии» над А.Масендичем и В.Романюком, в отношении придания УПЦ-КП статуса каноничности серьезной значимости уже не имели, т.к. совершены были слишком поздно и опять же не в соответствии со свв. канонами.

 

 

 

VIII. Состояние УПЦ-КП в 1992-93 гг., противостояние между Мстиславом и Филаретом.

 

Кулуарность и поспешность решений «объединительного собора» привели к тому, что вскоре, вместо единства, в среде УАПЦ они вызвали сильные замешательства. Многих смутило, что из названия было вычеркнуто слово «автокефальная». Раздались протесты и обвинения в «продажности», «заговоре», «предательстве» группой иерархов УАПЦ «национальных интересов». Многие приходы УАПЦ стали категорически отказываться перерегистрироваться под названием «УПЦ-КП». Назревал новый раскол. Хотя все оппозиционеры, изначально, приняли решения «объединительного собора», войдя в новообразованные структуры «УПЦ-КП». Более того, один из ее лидеров – о. Владимiр Ярема (впоследствии “патриарх” УАПЦ-2 Димитрий, +2000) на нем был избран членом «Высшей церковной рады» (ВЦР) УПЦ-КП.

Причиной нового раскола стало то, что проживавший в США 95-летний “патриарх” Мстислав категорически отказался признать произошедший за его спиной переворот. Он сделал несколько официальных письменных заявлений, в которых аннулировал решения «объединительного собора», не признал присоединения к УАПЦ митр. Филарета и создания на ее основе «УПЦ-КП». В отношении митр. Филарета он также подтвердил законность лишения его сана Московской патриархией. Таким образом, помимо прещений МП, митр. Филарет (Денисенко) подпал под прещения и своего нового “патриарха”.

Мстислав Скрипник

"Киевский патриарх" Мстислав (Скрипник)

На такой решительный шаг Мстислава подвигло и вдохновило то, что на протяжении мая–августа 1992 г. все без исключения патриархи и главы «мiрового православия» (куда УПЦ-КП стремится влиться любой ценой и по сей день) признали законным лишение митр. Филарета сана и всех степеней священства. Более того, в августе 1992 г. Константинопольский патриарх Варфоломей (с которым Мстислав вел закулисные переговоры) специальной Грамотой подтвердил законность лишения митр. Филарета всех степеней священства, признав официальным первоиерархом в Украине лишь митрополита МП Владимiра (Сабодана). Таким образом митр. Филарет уже оказался под прещениями не только патриархов МП и УАПЦ, но и экуменических патриархов «мiрового православия» во главе с Варфоломеем Константинопольским.

К этому времени с покаянием в МП обратился бывш. “митрополит” УАПЦ Иоанн (Боднарчук), который подтвердил неканоничность совершенных им в 1990 г. вместе с самозванцем Викентием Чекалиным епископских хиротоний для УАПЦ. Неканоничность иерархии УАПЦ «чекалинской преемственности», с которой объединился митр. Филарет (Денисенко), стала очевидной для всего православного мiра, о чем теперь имелись и документальные свидетельства.

Надеясь на признание со стороны Константинополя, с одной стороны, и желая хоть как-то смыть с себя клеймо «самосвятства», в нач. октября 1992 г., спустя четыре месяца после объединения, совместных служений и даже совместных рукоположений, митр. Филарет «задним числом» пытается совершить кулуарно (тайно) «дополнительные хиротесии» (исправления) над иерархами "чекалинской преемственности" митрополитом Антонием (Масендичем) и архиепископом Владимиром (Романюком).

Официально митр. Филарет позже засвидетельствовал, что им над иерархами УАПЦ были совершены новые хиротонии. Однако о том, что это было не «перерукоположение», а именно "дополнительные хиротесии", может свидетельствовать тот факт, что “митрополит” А.Масендич и “архиепископ” В.Романюк по-прежнему оставались “митрополитом” и “архиепископом”, тогда как при перерукоположении они должны были стать просто епископами, и уж потом, соборными решениями возводиться сначала в «архиепископы», а уж потом и в «митрополиты».

Как пояснял ученейший патриарх Св. Тарасий на Седьмом Вселенском Соборе, дополнительная хиротесия - это не рукоположение, а другое, означающее лишь благословение: «В знак благословения приемлется хиротесия, то есть наложение руки или прикосновение ею. — И возложение руки никаким образом невозможно почитать хиротониею» (более подробно о чине дополнительной хиротесии см.: Доклад об отношении РИПЦ к сергианско-экуменической МП (к вопросу о чиноприеме бывших клириков МП)).

Подобный шаг митр. Филарета с «дополнеными хиротесиями» (объявленными им "перерукоположениями") над двумя ведущими иерархами УПЦ-КП вызывает немало вопросов, т.к. над многими другими иерархами «чекалинской преемственности» (не говоря уже о духовенстве) подобных действий не совершалось вовсе. Так, скажем, епископ «чекалинской преемственности» Петро Петрусь (агентурный псевдоним в КГБ «Паломник») не только без каких либо дополнительных хиротесий стал членом Синода УПЦ-КП, но был возведен и в сан архиепископа. Значительно позже, когда он уйдет в раскол, митр. Филарет поставит ему в вину, что он «неканонический епископ» - тем самым подтвердив неканонический стутус и самой УПЦ-КП, сполна перенявшей «чекалинскую преемственность» через иерархию и духовенство УАПЦ. Не принимали в УПЦ-КП дополнительных хиротесий и другие иерархи «чекалинской преемственности» Василий Боднарчук (член Синода УПЦ-КП) и Андрей Абрамчук (оба рукополагались лично у Викентия Чекалина), Михаил Дуткевич и др. А, скажем, дополнительная хиротесия над митрополитом Даниилом Ковальчуком (член Синода УПЦ-КП) была совершена 16 декабря 1992 г., лишь через полгода после объединения митр. Филарета с УАПЦ. Все эти факты красноречиво подтверждают, что в данном случае причины дополнительных хиротесий были вызваны скорее политическими, а не церковно-каноническими мотивами.

 

(Как уже отмечалось, «подправленные» м.Филаретом иерархи «чекалинской преемственности» до совершения над ними «дополнительных хиротесий» не только приняли к себе в общение митр. Филарета и еп. Иакова, но около четырех месяцев (а некоторые и до сих пор) служили «в сущем сане» в УПЦ-КП, совместно с Филаретом солитургисая, рукополагая новых священников и епископов, занимая ведущие в Синоде УПЦ-КП посты и т.п. Тогда как по букве канонов, если митр. Филарет хотел соблюсти канонический принцип, он изначально не имел права вступать в евхаристическое общение с иерархами «чекалинской преемственности»: он должен был потребовать от них прекратить служение, принести покаяние, и уж потом совершить хиротесии, после чего должны были быть совершены хиротесии и над всеми клириками УАПЦ "чекалинской преемственности". К сожалению, этого соблюдено не было. Более того, над бывшими клириками УАПЦ вообще никто никогда не совершал не то чтобы перерукоположений, но даже и дополнительных хиротесий. Некоторые из этих неканонических клириков позже стали епископами УПЦ-КП.

Таким образом, совершенные митр. Филаретом задним числом «дополнительные хиротесии» были сугубо формальным актом. Более того, сами «хиротесии» совершались несоборно, кулуарно и тайно от собственного духовенства и паствы. Обусловлен такой формальный и непоследовательный шаг был соображениями временной конъюктуры: в связи с тем, что после ряда неудачных поездок в Константинополь стало ясно, что в Фанаре с УПЦ-КП отказываются иметь дело из-за неканонического происхождения ее иерархии. Последний факт, как отмечалось, приобрел особенную остроту после покаянного обращения в МП Иоанна (Боднарчука). Спасая положение, митр. Филарет предпринял попытку хоть как-то реабилитироваться, совершив ряд тайных «дополнительных хиротесий». Однако даже на дополнительные хиротесии согласились не все. Так митрополит Василий Боднарчук (которого поставлял лично Викентий Чекалин), категорически отказался от хиротесии, в связи с чем в УПЦ-КП он оставался до самой кончины «в сущем сане», что не мешало ему быть членом Синода УПЦ-КП и участвовать в поставлении новых епископов и священников УПЦ-КП).

 

Василий Боднарчук

Одни из первых ставленников В.Чекалина, член Синода УПЦ-КП митр. Василий Боднарчук

 

Из вышеизложенного явствует, что «чекалинская преемственность» сохранилась как в УАПЦ, так и в УПЦ-КП, продолжая умножаться через поставления от иерархов, так или иначе имеющих преемственность от самозванца Викентия Чекалина и поставленных им епископов.

Более того, узнав о совершенных митр. Филаретом над А.Масендичем и В.Романюком «дополнительных хиротесиях», номинальный глава УПЦ-КП “патриарх” Мстислав (Скрипник) не только аннулировал их, но своим указом от 17 октября 1992 г. запретил их обоих в священнослужении, в очередной раз подтвердив, что не признает своим «заместителем» митр. Филарета, которого он продолжал считать «лишенным сана».

 

 

 

IX. Окончательный раскол в УПЦ-КП и новое образование УАПЦ «формации 1993 года».

 

20 октября 1992 г. патриарх Мстислав на бланке «Патриаршей Канцелярии УАПЦ в США» издает «Обращение к епископату, духовенству и верным УАПЦ», в котором объявляет лишь себя законным главой УАПЦ, призывает не признавать «лишенного сана» митр. Филарета, сохранять верность УАПЦ и не признавать новообразованной т.н. «УПЦ-КП».

Первыми на этот призыв откликнулись член «высшей церковной рады» УПЦ-КП прот. В.Ярема, Львовское и Харьковское братства (Б.Рожак и Ю.Исиченко), редактор газеты «Наша вiра» Е.Сверстюк и группа "диссиденствующей" интеллигенции. Они и составили костяк той оппозиции, на основе которой и возникла заново УАПЦ «формации 1993 года».

Поскольку 10 августа 1992 г. правительство Л.Кравчука перерегистрировало УАПЦ на УПЦ-КП, признав последнюю правопреемницей УАПЦ, то УАПЦ юридически прекратила свое существование. Поэтому, получив от патр. Мстислава благословение на новое восстановление УАПЦ, прот. В.Яреме, как и в 1989 г., довелось начинать сызнова, в условиях нелегальности и неимоверного давления со стороны украинских посткоммунистических властей. При этом правительство Л.Кравчука категорически отказалось регистрировать нововосстановленную УАПЦ, которую митр. Филарет и другие бывш. иерархи УАПЦ объявили «раскольнической», а всех ее сторонников (в т.ч. и прот. В.Ярему) «лишили сана» и «отлучили от Церкви».

Еще одной неожиданностью для митр. Филарета стало то, что несмотря на его и правительства Л.Кравчука попытки не допустить приезда в Украину патриарха Мстислава, в ноябре 1992 г. последний все же как частное лицо приезжает из США в Украину и начинает объезжать епархии УПЦ-КП, встречаться с духовенством и верующими, призывая их не признавать самозванного «заместителя патриарха». Мстислав даже встречается с главой УПЦ(МП) митр. Владимiром (Сабоданом), с которым обсуждает возможные совместные действия по противостоянию Филарету. В это же время активную работу против Филарета ведет бывш. «митрополит» и «патриарший местоблюститель» УАПЦ Иоанн (Боднарчук), обратившийся в МП с покаянием. Выступают против Филарета и бывш. “епископы” УАПЦ Антоний Фиалко, Папнтелеймон Романовский и Николай Грох, перешедшие в УПЦ(МП) и принявшие там перерукоположение.

Своим указом патр. Мстислав восстанавливает структуры УАПЦ, но поскольку ни одного “епископа” у них не было (служить и тем более рукополагать к тому времени Мстислав по состоянию здоровья уже не мог), во главе он ставит женатого протоиерея В.Ярему. За короткое время вокруг нововосстановленной УАПЦ объединяется более 100 приходов, отказавшихся подчиняться Филарету и продолжавших считать своим «патриархом» Мстислава Скрипника. Одним из главных обвинений они выдвигали тот факт, что Филарет «агент КГБ» и «советский провокатор», а потому они не могут подчиняться ему. Однако ни один из бывш. иерархов УАПЦ на то время не пошел за патр. Мстиславом и прот. В.Яремой, сохраняя верность Филарету и УПЦ-КП.

Владимир Ярема и Владимир Стернюк

Совместный экуменический молебен УАПЦ и УГКЦ. Слева прот. Владимир Ярема (УАПЦ), справа глава УГКЦ митр. Владимир Стернюк, 18 января 1992 г.

В этой ситуации 15 декабря 1992 г. в Киеве состоялся Архиерейский Собор УПЦ-КП, в котором приняло участие 17 иерархов. На Собор был приглашен и патр. Мстислав, находившийся в это время в Киеве, но тот категорически отказался (несмотря на то, что его трижды лично приглашали и посылали к нему делегацию из трех архиереев). Мстислав и этот Собор объявил незаконным и недействительным. Раскол окончательно оформился, однако митр. Филарет по-прежнему продолжал себя официально титуловать «заместителем патриарха».

Примечательно, что отказавшись посетить Собор УПЦ-КП, “патриарх” Мстислав официально посетил церемонию перезахоронения привезенного из Рима праха униатского кардинала Иосифа Слипого во Львовском кафедральном соборе Св. Юра УГКЦ, приняв участие в его отпевании и положив земной поклон перед его гробом.

Когда Мстислав возвратился в США, несколько позже к прот. В.Яреме перешел от Филарета бывш. епископ УАПЦ «чекалинской преемственности» Михаил Дуткевич (не ставший принимать «дополнительные хиротесии»), которого Филарет перевел с Уманской на фиктивную Кировоградскую епархию (существовавшую лишь на бумаге). Следом за ним в 1993 г. в группу В.Яремы-М.Дуткевича перешел и другой бывш. епископ УАПЦ «чекалинской преемственности» Петро (Петрусь) Львовский (агентурный псевдоним в КГБ «Паломник»), бывш. активный участник «объединительного собора» 1992 г., «в сущем сане» стал членом Синода УПЦ-КП и был возведен в архиепископы. П.Петрусь также не принимал в УПЦ-КП т.н. «дополнительные хиротесии».

Причиной разногласий Петра с Филаретом стало то, что после перехода в УПЦ-КП епископа УПЦ(МП) Андрея (Горака) Львовского, Филарет отдал предпочтение последнему как старому и проверенному сергианскому функционеру, отказавшись подчинить его П.Петрусю и разделив 8 сентября 1992 г. Львовскую епархию на две. При этом еп. Андрей тоже был возведен Филаретом в архиепископы, а местом его кафедры и епархиального управления определен Покровский собор во Львове.

После перехода в новообразованную УАПЦ, 96-летний патриарх Мстислав прислал из США указ о назначении Петра Петруся «патриаршим местоблюстителем», тогда как именующий себя «заместителем патриарха» м.Филарет подверг его и М.Дуткевича запрещению.

Так в 1993 г. произошло иерархическое оформление фактически новой формации УАПЦ (1993 года), основу которой составили иерархи «чекалинской преемственности», "диссиденствующая" идеалистическо-патриотическая интеллигенция и приходы в Галиции (в связи с чем ее часто еще называют «галицийской автокефалией»).

Переворот митр. Филарета, фактическое крушение УАПЦ, осуществленное при содействии старой коммунистической номенклатуры, расколы и интриги – все это сильно сказалось на здоровье 96-летнего Мстислава Скрипника, всю свою жизнь положившего на создание и утверждение УАПЦ. Пережив небывалое воплощение своих идей и чаяний, став первым “патриархом” УАПЦ, дожив до провозглашения независимости Украины, ему после этого буквально в считанные дни довелось пережить и небывалое разочарование и крушение собственных иллюзий, которым он служил всю свою жизнь. Такие внутренние переживания и расстройства привели к тому, что сердце Мстислава не выдержало, и 11 июня 1993 г., на 97-м году жизни он скончался в далекой Америке, совершенно забытый своими недавними подопечными в Украине.

После смерти Мстислава Собор УАПЦ в США, не согласовывая ни с Филаретом, ни с группой В.Яремы-П.Петруся, новым главой УАПЦ в США и диаспоре избрал митр. Константина (Багана). С этого момента начался фактический разрыв между разрозненными автокефальными группами в Украине и УАПЦ в диаспоре, представители которой, разочаровавшись в своих недавних собратьях из постсоветской Украины, больше не доверяли им. Несмотря на все попытки как со стороны Ф.Денисенко и В.Романюка, так и В.Яремы, после смерти Мстислава объединиться с автокефалистами в диаспоре им больше это не удалось. Митр. Константин (Баган), родившийся и выросший уже в США, повел совершенно новую линию, и, дистанцировавшись от расколов и скандалов на фактически неродной ему Украине, стал искать пути вливания собственной немногочисленной заграничной группы в состав экуменического Константинопольского патриархата.

В Украине же вскоре появилось два новых, не признающих друг друга “патриарха”.

 

 

 

X. Появление двух “патриархов” - Д.Яремы и В.Романюка.

 

Уже на похоронах Мстислава прибывшей с Украины делегации УАПЦ дали понять, что УАПЦ в США и диаспоре не собирается иметь с ними что либо общее. Вот как об этом повествуется в Справке канцелярии патриархии УАПЦ: «Делегация УАПЦ на похоронах патриарха обнаружила, что митропольчья Рада УАПЦ в США не признает себя более канонически связанной с УАПЦ в Украине… На просьбу поставить для УАПЦ новых епископов иерархи УАПЦ в США ответили отказом. После возвращения из США епископы Петро Петрусь и Михаил Дуткевич сами поставляют в епископы Феоктиста Пересаду (г.Бережаны) и Игоря Исиченко (г.Харьков). Архиерейский собор УАПЦ из-за разрыва отношений с УАПЦ в США и диаспоре избирает собственного Местоблюстителя патриаршего престола – архиепископа Петра Петруся… Согласно с Уставом выборы предстоятеля УАПЦ должны были состояться не позже 11 сентября 1993 года. Единственный кандидат из епископов, кто достиг необходимого возраста (40 лет) – вл. Михаил Дуткевич. Поэтому архиеп. Петро Петрусь предложил просить протопр. Володимира Ярема и его жену Юлию принять монашеский постриг, чтобы отец протопресвитер мог получить епископское посвящение и возглавить Церковь… Дети о. Володимира Яремы были категорически против пострига стареньких родителей, но после уговоров архиереев согласились».

Небывалая поспешность в таких действиях обусловлена была опасениями, что УПЦ-КП раньше времени нанесет контрудар. Узнав, что в УПЦ-КП готовятся к избранию своего “патриарха”, Петро Петрусь, Михаил Дуткевич и поставленные ими Феоктист Пересада и Игорь Исиченко, дабы спасти новообразованную УАПЦ, решаются на поставление в “патриархи” УАПЦ прот. В.Ярему. С этой целью старого священника уговорили развестись со своей женой (против чего выступали его дети и внуки), принять постриг с именем Димитрий и тут же поставить в епископы и патриархи. Примечательно, что во время пострига один из сыновей о.В.Яремы вбежал в церковь и стал упрашивать епископов передумать и найти иного кандидата. Однако к просьбам сына никто не прислушался.

Владимир - Димитрий Ярема

"Патриарх" УАПЦ-2 Димитрий (Владимир) Ярема

Синод УПЦ-КП осудил такой шаг, заявив, что Петро Петрусь и Михаил Дуткевич «сами были рукоположены не за установлениями церковных канонов» (намек на преемственность от В.Чекалина). В таком обвинении удивляет то, что и П.Петрусь, и М.Дуткевич, как и другие иерархи и клирики УАПЦ «чекалинской преемственности», в 1992 г. «в сущем сане» составили иерархическую основу УПЦ-КП и приняли в свое общение митр. Филарета (Денисенко), при этом над ними не совершались ни перерукоположение, ни дополнительные хиротесии. Более того, П.Петрусь был даже членом Синода УПЦ-КП. Но главное, большинство иерархов и клириков самой УПЦ-КП попадает под это обвинение митр. Филарета. С канонической точки зрения логика более чем странная, что лишь подтверждает наблюдения многих, что Филарет и сам не верит в каноничность как УАПЦ, так и УПЦ-КП.

6 сентября 1993 г. в Киевском доме учителя в составе пяти епископов новообразованной УАПЦ был спешно проведен т.н. «поместный собор», на котором «Патриархом Киевским и всея Украины» был провозглашен Димитрий Ярема. Путь от женатого священника до “патриарха” Д.Ярема прошел за 14 дней. Приглашенные на «собор» иерархи УАПЦ в США и диаспоре приехать отказались, не прислав даже священников в качестве наблюдателей.

УПЦ-КП провозглашение Д.Яремы “патриархом” официально объявила «неканоничным», «самочинием» и «расколом», в очередной раз подвергнув всех участников «отлучению». Не признало этот шаг и правительство Л.Кравчука, целиком поддерживавшее тогда митр. Филарета, и потому отказывавшее УАПЦ в регистрации.

В свою очередь УПЦ-КП 21 октября 1993 г. провела собственный «поместный собор», на котором тоже избрали «патриарха». Изначально были попытки сделать “патриархом” митр. Филарета (Денисенко). Но такой неосторожный шаг угрожал новым расколом и отделением епархий в Западной Украине. Авторитет Филарета в УПЦ-КП и УАПЦ был еще настолько низок, что решили сделать ставку на слабохарактерного, но не скомпрометированного «митрополита чекалинской преемственности» Владимiра Романюка – известного украинского диссидента, отбывшего 17 лет в мордовских и сибирских лагерях. По сути это была попытка поднять на смену усопшему Мстиславу и в противовес Д.Яреме новое «знамя идейной борьбы» за автокефалию и национальную идею, под сенью которого митр. Филарет и далее продолжал бы безпрепятственно управлять УПЦ-КП. Более подходящей кандидатуры на такую роль в УПЦ-КП найти было невозможно. Владимiр Романюк – убежденный украинский национал-патриот, диссидент, за что его многие уважали. В то же время в церковно-канонических и вероисповедно-богословских вопросах он был малосведущ, а как администратор – слабохарактерен и неопытен. Несмотря на свою искренность и идейность, он был малодуховным человеком, для которого Украина и ее независимость имели первостепенное значение даже перед Богом и Церковью. Будучи больше политиком, нежели пастырем, он и в церковных вопросах руководствовался прежде всего политической целесообразностью и выгодой, отодвигая вопросы духовного, канонического и нравственного характера на второй план. Это же касалось и его личной жизни.

Владимир Романюк

"Патриарх" УПЦ-КП Владимир Романюк

Следует заметить, что кроме кандидатуры В.Романюка, особо сильно добивались выдвижения кандидатуры «управделами» УПЦ-КП “митрополита” А.Масендича, однако ему отказали в виду слишком молодого возраста – 32 года, что чуть было уже тогда не вызвало раскол. Сторонников А.Масендича тогда удалось уговорить поддержать В.Романюка. Выдвигал свою кандидатуру и перешедший к тому времени в УПЦ-КП Иоанн (Боднарчук). Но за него проголосовало всего 24 архиерея. 

Большинством голосов новым главой УПЦ-КП, как и ожидалось, был избран Владимiр Романюк с титулом «Патриарх Киевский и всея Руси-Украины». При этом за митр. Филаретом по-прежнему был оставлен полученный в МП титул «Митрополит Киевский и всея Украины», к которому добавлялся титул «заместителя патриарха».

Примечательно, что в интронизации В.Романюка принимал участие “епископ” Александр из США от т.н. «УАПЦ-Соборноправной», исповедующей еретические липковские «Киевские каноны» 1921 года. Позже эта еретическая группа с несколькими самосвятскими “епископами” «в сущем сане» была принята в состав УПЦ-КП, в чем проявились полное вероисповедно-экклезиологическое единство и преемственность нынешней УПЦ-КП от самосвятско-липковской УАПЦ 1921 года.

 

 

 

XI. Борьба за власть в УПЦ-КП и раскол А.Масендича.

 

После избрания нового “патриарха” В.Романюка в УПЦ-КП обострился новый кризис, вызванный попытками митр. Филарета (Денисенко) перебрать управление целиком под свой контроль. В результате борьбы за власть и управление финансовыми потоками, в УПЦ-КП произошел очередной раскол. Один из инициаторов т.н. «объединительного собора» и «отцов-основателей» УПЦ-КП, «управделами патриархии» митрополит Антоний Масендич, принимавший митр. Филарета из УПЦ(МП), а с ним еще четыре иерарха УПЦ-КП: архиепископ Спиридон Бабский, епископы Роман Попенко, Софроний Власов и Иоанн Сиопко, в декабре 1993 г., т.е. менее чем через 1,5 года после «объединения», заявили о неканоничности УПЦ-КП и обратились с «покаянием» в МП.

В их обращении к пастве УПЦ-КП, в частности, говорилось:

 

«Мы, митрополит Переяславский и Сичеславский Антоний, архиепископ Винницкий и Брацлавский Спиридон, епископ Житомирский и Овручский Софроний, епископ Харьковский и Полтавский Роман, епископ Яготинский Иоанн, заявляем о своем выходе из Украинской православной церкви Киевского патриархата. Этот выход мы мотивируем тем, что УПЦ-КП является церковью неканонической и неблагодатной, которая не руководствуется канонами Православной Церкви.

Еще с момента возрождения УАПЦ митрополит Иоанн (Боднарчук) утверждал, что эта церковь является канонической, и все хиротонии епископов – законны. Но впоследствии эти его утверждения стали сомнительными, т.к. до этого времени неизвестно, кем именно был рукоположен архиепископ Василий (Боднарчук). Эти сомнения подтвердились и после писем митр. Иоанна в Московскую патриархию и его статьями, опубликованными в прессе. Он прямо говорил, что епископат УАПЦ – неблагодатен.

После объединения УАПЦ и части УПЦ во главе с Филаретом (Денисенко) наши сомнения немного развеялись, т.к. последний утверждал, что вскоре Киевский Патриархат будет признан. Но после поездки в Константинополь в июле 1992 г. Филарет резко изменил ориентацию, говоря, что путь признания может затянуться на длительное время. Это обусловлено тем, что Филарета, лишенного сана, не признает весь православный мир. И пока он будет находиться в числе епископата, в диалог с УПЦ-КП никто вступать не будет. Это подтвердил и предстоятель Грузинской Православной Церкви во время визита к нему делегации УПЦ-КП. Но несмотря ни на что, Филарет постепенно узурпировал власть Церкви, прилагая все усилия к тому, чтобы стать патриархом.

Во время проведения Всеукраинского православного собора в Киеве нам стало известно – наши хиротонии недействительны, что до сего времени от нас тщательно скрывалось. Это снова вызвало у нас глубокие сомнения относительно благодатности церкви…» (Газета «Независимость», 5 января 1994 г.).

 

После такого обращения Антоний Масендич и Иоанн Сиопко, несмотря на их безнравственный образ жизни и многочисленные преступления церковно-канонического характера, были в МП перерукоположены в епископы, а  Спиридон Бабский, Роман Попенко и Софроний Власов назначены рядовыми клириками на приходы МП.

После того как митр. Филарет избавился от влиятельного конкурента А.Масендича, соперничество за власть началось между ним и вернувшимся в УПЦ-КП “митрополитом” Иоанном (Боднарчуком), выдвигавшим свою кандидатуру даже на «патриарха УПЦ-КП» и за которого отдали свои голоса 24 архиерея. Однако в ноябре 1994 г. И.Боднарчук погиб в автокатострофе. Некоторые иерархи УПЦ-КП тогда считали, что катастрофа была подстроенной.

 

 

 

XII. Борьба за власть между Ф.Денисенко и В.Романюком, загадочная смерть последнего.

 

В нач. 1995 г. УПЦ-КП потряс новый скандал. 4 мая 1995 г. “патриарх” Владимiр Романюк, не выдержав давления и манипуляций митр. Филарета, издал указ о его увольнении – за нарушение субординации – с должности «заместителя патриарха». Также он обратился в столичное управление по борьбе с оргпреступностью МВД Украины с просьбой предоставить ему круглосуточную охрану и защиту от уволенного им «заместителя». Он заявил о намерении провести комплексную проверку финансово-хозяйственной деятельности возглавляемой митр. Филаретом Киевской епархии, в связи с чем просил у правоохранительных органов помощи в ее проведении, указав на связи митр. Филарета с криминальными кланами Киева.

Вот как об этом свидетельствовал в своем отчете начальник II отдела УБОП в Киеве майор милиции И.Т.Загребельный:

 

«В феврале 1994 года в УБОП ГУ МВДУ в г. Киеве обратился главный бухгалтер УПЦ-КП протоирей Александр Кислашко (настоятель церковного прихода в гор. Вишневом) с просьбой разобраться в финансовой деятельности УПЦ-КП.

Изучение вопроса показало, что церковные структуры находятся в сфере криминальных интересов уголовно-преступного элемента. Поэтому, начиная с февраля 1994 года, УБОП ГУ МВДУ в гор. Киеве с согласия патриарха Владимира Романюка тесно сотрудничало с Миссией Возрождения Христианства при УПЦ-КП. Целью сотрудничества было оградить церковь от преступных посягательств криминогенного элемента.

В марте 1995 года состоялся Синод УПЦ-КП, на котором патриарх Владимир Романюк подвергся силовому давлению со стороны окружения епископа Филарета (ошибка оригинала, надо — митрополита. — Ред.) и поддерживающих последнего народных депутатов, в число которых входили Поровский, Червоний, Мулява. Резиденция патриарха Владимира Романюка по ул. Пушкинской, 36, была подвергнута пикетированию со стороны приехавших из Ровенской области членов УНА-УНСО. В результате, вопреки мнению патриарха, был отстранен от должности епископ Ровенский Роман.

После описанных событий патриарх Владимир Романюк обратился к руководству ГУ МВДУ в гор. Киеве с просьбой обеспечить его безопасность. 11, 14 и 20 апреля 1995 года мной, начальником II-го отделения УБОП ГУ МВДУ в гор. Киеве майором милиции Загребельным И. Т., проведены встречи с патриархом Владимиром Романюком. В имевших место беседах последний поставил меня в известность, что с момента избрания его патриархом УПЦ-КП он постоянно подвергается негативному давлению со стороны окружения епископа Филарета. Особое беспокойство Владимира Романюка вызывали обширные связи Филарета с госструктурами и криминогенной средой — в частности, с крупными организованными преступными группировками столицы. Патриарх Владимир Романюк отметил, что со стороны Филарета возможно были попытки отравить его. Последнее он аргументировал тем, что переход на отдельную от Филарета кухню улучшил общее состояние его здоровья.

19.05.95 года состоялась встреча патриарха Владимира Романюка с начальником ГУ МВДУ в гор. Киеве генерал-лейтенантом милиции Поддубным Н. О. В ходе состоявшегося разговора Владимир Романюк обратился с просьбой обеспечить охрану правопорядка при проведении 20.05.95 года Синода УПЦ-КП, на котором должен был решаться вопрос о сокращении противоречащих церковным законам занимаемых Филаретом должностей. Патриарх Владимир Романюк попросил руководство ГУ МВДУ в гор. Киеве предупредить Филарета о недопущении провокаций, которые могут вызвать массовые беспорядки.

В связи с изложенным в период с 19 по 21 мая 1995 года патриарх Владимир Романюк круглосуточно находился под физической охраной сотрудников УБОП ГУ МВДУ в гор. Киеве. В указанный промежуток времени противниками Владимира Романюка было предпринято несколько попыток провокационного характера:

— прихожанами Владимирского кафедрального собора, подведомственного Филарету, была блокирована резиденция патриарха, вследствие чего последний не мог покинуть свои покои, подвергался оскорблениям, в его адрес высказывались угрозы физической расправы;

— священнослужителями, сторонниками Филарета, была предпринята попытка ворваться в покои патриарха с целью заставить его отказаться от своих намерений в отношении последнего (снять с должности. — Ред.); в состоявшемся разговоре с Владимиром Романюком церковные сановники позволили себе выкрикивать оскорбления, вели себя грубо;

— в ночь с 19 на 20 мая 1995 года управляющий делами Киевской епархии священник Борис Табачек (бывш. Работник МВД УССР – Ред.) направил в покои патриарха Владимира Романюка наряд милиции Старокиевского РУ ГУ МВДУ в гор. Киеве;

— 20.05.95 года прихожанами Владимирского кафедрального собора с целью не допустить патриарха к месту проведения Синода УПЦ-КП блокировался въезд на территорию Феодосиевского монастыря по ул. Январского восстания, 32; указанные лица держали в руках заранее приготовленные плакаты с надписями оскорбительного характера в адрес Владимира Романюка — «Володимир, геть з України», «Ми хочемо бачити патріархом Філарета» и другими; выкрикивались угрозы и оскорбления;

— Патриарх Владимир Романюк категорически настаивал на том, чтобы оградить закрытое заседание Синода от проникновения посторонних лиц; об этом были предупреждены все священники и гражданские лица, прибывшие к месту проведения Синода; однако депутаты ВС Украины Мулява и Червоний, подстрекаемые церковными сановниками из окружения Филарета, предприняли грубую попытку ворваться в зал заседаний Синода, с этой целью народный депутат Червоний вызвал наряд милиции из Печерского РУ ГУ МВДУ в гор. Киеве.

После описанных событий патриарх Владимир Романюк встретился с руководством ГУ МВДУ в гор. Киеве Поддубным Н. О. и Лясковским Г. Н. Он выразил свою личную благодарность за оказанную помощь и поддержку, вручил именные грамоты с Патриаршим Благословением. В состоявшейся беседе Владимир Романюк заявил, что УПЦ-КП поддерживает администрацию Президента Украины Кучмы Л. Д. в проведении осуществляемых реформ и осуждает действия митрополита Владимира (Сабодана), подведомственного Московскому Патриархату, который призывает всех прихожан саботировать эти реформы в угоду России. Патриарх Владимир Романюк высказал пожелание и в дальнейшем поддерживать сотрудничество с органами государственной власти на благо Украины.

Следует отметить, что патриарх Владимир Романюк в ближайшее время собирался осуществить комплексную проверку финансово-хозяйственной деятельности возглавляемой Филаретом Киевской епархии. Он просил руководство ГУ МВДУ в гор. Киеве оказать помощь в проведении проверки. Особенно Владимира Романюка интересовала судьба присвоенной Филаретом кассы Киевского Экзархата, в которой, по состоянию на 1990 год, находилось около трёх миллиардов рублей. По мнению Владимира Романюка, эти деньги были переведены в свободно конвертируемую валюту и вложены на депозитные счета в банки за пределами Украины. Свою просьбу Владимир Романюк мотивировал тем, что сам он без поддержки государства осуществить это не сможет из-за противодействия со стороны Филарета и его окружения. Однако УПЦ-КП остро нуждается в денежных средствах для восстановления разрушенных и постройки новых храмов, оказания помощи обездоленным детям и старикам».

Начальник II отдела УБОП в Киеве майор милиции И. Т. Загребельный.

Газета «Независимость», 28 июля 1995 г.

 

Этот документ, неоднократно публиковавшийся в прессе, ни со стороны УПЦ-КП, ни со стороны МВД Украины так и не был опровергнут, что дает основания верить в его подлинность.

Не успев осуществить задуманных реорганизаций, 14 июля 1995 г. Владимир Романюк был вызван на встречу неизвестными лицами в ботанический сад в Киеве, где он и скончался неожиданно при загадочных обстоятельствах. По официальной версии, обнародованной в СМИ, некие неизвестные женщины, пригласившие его на встречу, занялись на скамейке реанимацей потерявшего сознание В.Романюка прямо у стен клинической больницы, при этом не обращаясь за помощью к медикам и не пытаясь доставить его в рядом находящуюся больницу. В течение почти полутора часов они пытались привести его в сознание, при этом поломав ему ребра (что указано в акте судмедэкспертизы), и ставя прямые уколы в сердце специальными шприцами, неизвестно почему оказавшимися у них с собой. После того как сердце остановилось, неизвестные «реаниматоры» вызвали скорую помощь, а сами скрылись, так что выявить их так и не удалось.

И по сей день подлинные причины загадочной смерти В.Романюка неизвестны.

Сын “патриарха” Тарас Романюк, директор Центра демократических реформ Роман Зварич (позже Министр юстиции) и один из руководителей Братства Андрея Первозванного УПЦ-КП Владимiр Котельницкий заявлляи тогда о возможности насильственной смерти “патриарха”, ссылаясь на то, что у покойного были обнаружены многочисленные синяки и переломы ребер. Аналогичные заявления сделали и некоторые иерархи УПЦ-КП, в частн. Андрей Абрамчук и Мефодий Кудряков.

Позже В.Котельницкий, пытавшийся провести независимое расследование смерти В.Романюка, вместе с матерью был зверски убит в собственной квартире. Преступники так и не были найдены.

"Черный вторник" 1995 г.

"Черный вторник" 1995 г. Столкновение боевиков УНА-УНСО и милиции на похоронах В.Романюка

Чтобы отвлечь внимание от загадочной смерти В.Романюка, митр. Филаретом и спонсируемыми им военизированными формированиями УНА-УНСО Д.Корчинского на похоронах была устроена провокация с побоищами и кровопролитиями, вошедшими в историю как «черный вторник». Во время похорон, 18 июля 1995 г., сменив заранее запланированный и утвержденный маршрут, похоронная процессия во главе с боевиками УНА-УНСО с благословения митр. Филарета прорвала кордоны милиции и направилась с гробом покойного к Св. Софиевскому собору с тем, чтобы его захватить и похоронить на его территории тело своего “патриарха”. Однако милиция не допустила процессию на территорию Св. Софиевского собора (функционирующего как государственный музей-заповедник), в результате произошла жесточайшая кровавая бойня. Тело “патриарха”, как еретика, было зарыто митр. Филаретом за пределами территории храма, на обочине, у входных ворот с уличной стороны, на тротуаре прямо у проезжей части, где люди прогуливаются с собаками. При этом яму пришлось продалбывать прямо в асфальте. Так и расположена эта могила на обочине, посреди тротуара и по сей день, без надежды на перезахоронение в более пристойном месте.

 

 

 

XIII. Провозглашение Филарета “патриархом” и новый раскол в УПЦ-КП.

 

Сразу же после смерти “патриарха” В.Романюка митр. Филарет самочинно объявил себя «патриаршим местоблюстителем» (уже во второй раз: первый раз он был местоблюстителем в Москве в 1990 г.). Никакого избрания митр. Филарета на этот пост не было, все произошло явочным порядком, что вызвало протест у наиболее влиятельных иерархов УПЦ-КП, в первую очередь у митрополита Галицкого, управляющего Ивано-Франковской епархией УПЦ-КП Андрея Абрамчука.

Внутри УПЦ-КП давно оформилась оппозиция Филарету среди епископов, недовольных его влиянием на В.Романюка, а теперь не желающих, чтобы Филарет возглавил УПЦ-КП в качестве “патриарха”. В партию противников митр. Ф.Денисенко входили, главным образом, выходцы из Галичины.

Митрополит Андрей Абрамчук публично обвинил Филарета в узурпации власти в УПЦ-КП в бытность его «заместителем патриарха» при Мстиславе Скрипнике и Владимiре Романюке. Подобная должность, по словам митр. А.Абрамчука, сама по себе есть нарушение канонов. Но самое главное обвинение, которое митрополит Андрей предъявлял Филарету, заключалось в том, что на него возлагалась вся ответственность за происшедшие во время похорон “патриарха” Володимiра кровопролитиe и безпорядки.

За выступлением митр. А.Абрамчука последовали и более решительные заявления. Так, в августе 1995 года духовенство из западных епархий УПЦ-КП собралось в Рогатине (Ивано-Франковская область) на “собор”. Его итогом стало обращение к митр. Филарету, в котором участники собора просили его отказаться от выдвижения своей кандидатуры на выборах нового “патриарха” «ради согласия и объединения православия в Украине». Участники собора призвали к объединению всех «трех ветвей Православия», обратившись для этого за поддержкой к президенту Л.Кучме.

Одновременно, декларативные призывы к объединению после кончины В.Романюка стали высказываться и представителями УПЦ(МП). Так, в августе 1995 года в Киево-Печерской Лавре состоялся Архиерейский Собор УПЦ(МП), на котором тоже была подтверждена готовность УПЦ(МП) к диалогу с автокефалистами. Правда, иерархи УПЦ(МП) объявляли, что любой диалог с представителями УПЦ-КП будет возможен лишь при условии, что осужденный и извергнутый ими из сана Филарет (Денисенко) не будет принимать в нем никакого участия.

Собор УПЦ-КП, несмотря на активное противодействие оппозиции, состоялся 19–21 октября 1995 г. К этому времени большинство епископата УПЦ-КП уже состояло из поставленных и контролируемых митр. Филаретом лиц. При этом, используя давнюю КГБистскую практику, митр. Филарет умышленно старался подбирать на епископов людей нравственно порочных, которыми легко было манипулировать и держать в повиновении взамен за позволение им безнаказанно распутствовать, а когда надо – шантажируя их возможностью разглашения собранного на них компромата. В таких условиях выборы нового “патриарха” гарантировали безальтернативность, в результате чего митр. Филарет наконец-то добился вожделенного «патриаршего куколя». Однако это привело лишь к новому крупному расколу, чуть было не поставившему УПЦ-КП на грань полного распада.

"Патриарх" Филарет Денисенко

"Патриарх" Филарет Денисенко

В знак протеста против полной узурпации власти Филаретом, четверо влиятельных оппозиционных архиереев УПЦ-КП - митрополит Галицкий, управляющий Ивано-Франковской епархией Андрей Абрамчук, архиепископ Тернопольский Василий Боднарчук (брат погибшего к этому времени митрополита Иоанна), архиепископ Брацлавский Роман Балащук и управляющий делами УПЦ-КП, епископ Хмельницкий Мефодий Кудряков заявили о своем выходе из УПЦ-КП вместе со своими епархиями (в состав которых входило около 700 приходов, т.е. половина всех общин УПЦ-КП).

Все они обратились к «альтернативному патриарху» Димитрию Яреме, после чего в Феодосиевском монастыре на Печерске, где размещалась резиденция В.Романюка и «управление делами» УПЦ-КП, состоялся «объединительный собор», на котором было провозглашено «объединение УАПЦ и УПЦ-КП» (но без Филарета). После этого о выходе из УПЦ-КП и присоединении к УАПЦ объявили еще 138 приходов.

 

 

 

XIV. Переговоры об объединении УАПЦ и УПЦ(МП), новые расколы в УАПЦ.

 

Влившись в УАПЦ, бывш. иерархи УПЦ-КП без согласования с “патриархом” Д.Яремой начали закулисные переговоры с главой УПЦ(МП) митр. Владимiром (Сабоданом). После ряда консультационных встреч между представителями УАПЦ и УПЦ(МП), 14 ноября 1995 года группа иерархов УАПЦ в составе Андрея Абрамчука, Мефодия Кудрякова и Петра Петруся провели «при закрытых дверях» переговоры с главой УПЦ(МП) митр. Владимiром (Сабоданом). Комментируя ее итоги, митр. Андрей (Абрамчук) сказал, что в ходе встречи достигнута договоренность о создании совместной комиссии, которая продолжила бы диалог между УПЦ(МП) и УАПЦ об объединении. В свою очередь митр. Владимир (Сабодан) засвидетельствовал, что готов принять иерархию УАПЦ через перерукоположение, подчеркнув, что не закрыта дверь и для диалога с иерархией УПЦ-КП. Однако единственным препятствием при этом он назвал исключительно личность ее “предстоятеля”.

Димитрий (Володимир) Ярема

Димитрий (Володимир) Ярема

В тот же день, 14 ноября 1995 года, в храме Николы Набережного состоялся и расширенный Архиерейский Собор УАПЦ, на котором присутствовали: “патриарх” Димитрий Ярема, архиепископ Львовский и Галицкий Петро (Петрусь), епископ Харьковский и Полтавский Игорь Исиченко, епископ Белоцерковский и Уманский, викарий Киевской епархии Михаил Дуткевич и архиереи, перешедшие в УАПЦ из УПЦ КП. Как было сообщено участниками Собора, ими принято решение о проведении 5 июня 1996 года “поместного собора” УАПЦ, который и решит окончательно вопрос о возможности объединения с УПЦ(МП).

Вопросы, связанные с начавшимся диалогом об объединении с УАПЦ, были рассмотрены на заседании Синода УПЦ(МП) и архиерейском собрании, которые проходили в Киево-Печерской Лавре 22 ноября 1995 года под председательством митр. Владимiра (Сабодана). При этом указывалось, что в качестве одного из вариантов объединения возможно создание из епархий УАПЦ «автономной Галицкой митрополии». Синод УПЦ(МП) одобрил создание комиссии в составе трех человек для ведения диалога с УАПЦ. Ее возглавил архиепископ Днепропетровский и Криворожский Ириней (Середний). Членами комиссии стали ректор Киевской Духовной Академии прот. Николай Забуга и Сергей Букин.

Правда, вскоре между участниками переговорного процесса произошли разногласия. В УПЦ(МП) настаивали, что иерархи УАПЦ должны покаяться и принять перерукоположение, тогда как последние категорически отказывались. В добавок архиепископ Петро Петрусь заявил, что подобно диалогу с УПЦ(МП), в УАПЦ начаты и переговоры об объединении с УГКЦ в одну «украинскую национальную экуменическую церковь». Вдобавок ко всему, “патриарх” Димитрий Ярема 23 ноября 1995 г. публично засвидетельствовал, что лично он не ведет никаких переговоров с митр. Владимiром (Сабоданом), решительно отмежевавшись от диалога с УПЦ(МП) вопреки опубликованным в СМИ заявлениям группы епископов УАПЦ. Назревал новый раскол, теперь в рядах только что, заново возродившейся УАПЦ.

6 августа 1996 г. состоялся «собор» группы иерархов УАПЦ, на котором было принято новое название – «УАПЦ-КП». “Патриарх” Д.Ярема такое решение подопечного епископата аннулирует, а зачинщика смуты – митрополита Петра Петруся «лишает сана» (конфликт между П.Петрусем и Д.Яремой начался сразу же после провозглашения последнего “патриархом”, которому П.Петрусь запретил вмешиваться в дела Львовской епархии).

В ответ митр. П.Петрусь и митр. А.Абрамчук в середине октября 1996 г. с большинством епископов проводят свой «собор» УАПЦ-КП, на котором большинством наличествующего в УАПЦ епископата низлагают Димитрия (Ярему) и поддержавшего его архиепископа Игоря (Исиченко). Вместо упраздненного «патриаршего» управления ими было введено управление «синодальное». В своей "УАПЦ-КП" П.Петрусь и А.Абрамчук ограничились избранием «патриаршего местоблюстителя»: им стал митр. Василий Боднарчук.

Збигнев Бжезинский и Димитрий Ярема

Збигнев Бжезинский и Димитрий Ярема

Д.Ярема и И.Исиченко этих решений не признали, заявив о сохранении прежней УАПЦ. Вскоре в т.н. «УАПЦ-КП» мятежные иерархи перссорились из-за власти и А.Абрамчук с несколькими епископами возвратился к Д.Яреме, которого еще недавно они лично «низложили», а П.Петрусь и В.Боднарчук вновь возвратились к Филарету в УПЦ-КП, где ранее тоже были «лишены сана». В УПЦ-КП оба стали членами филаретовского Синода. Позже П.Петрусь откололся и от УПЦ-КП, создав собственную т.н. «Украинскую автономную православную церковь» (УАПЦ-3) с центром во Львове.

Так инициативы по объединению УАПЦ и УПЦ(МП) рассыпались, словно песочный домик, на ровном месте.

Икона Василя Липковского

"Икона" Василя Липковского и других самосвятских иерархов 1921 г.,

которых УАПЦ Д. Яремы в 1997 г. причислила к "лику святых"

В 1997 г. Собор УАПЦ во главе с Д.Яремой тожественно причислил к «лику святых» «отцов-основателей» и ересиархов УАПЦ лжемитрополита Василя Липковского и других самосвятских деятелей 1920-х гг., тем самым возведя ересь липковщины в ранг официальной вероисповедно-идеологической доктрины.

В марте 1998 г. еще недавно проклинавшие друг друга «киевские патриархи» Д.Ярема и Ф.Денисенко подписали «Меморандум о намерении объединения», скрепив его совместным служением и установлением евхаристического общения. Однако через несколько месяцев стороны вновь разорвали какое либо общение между собою, а Д.Ярема публично провозгласил Филарета «сатаной украинского народа».

 

 

 

XV. Вторжение Филарета в Россию и создание собственных структур за пределами Украины.

 

В 1995 г. Филарет, не довольствуясь расколом лишь в Украине, создает в России параллельную структуру, получившую довольно претенциозное название – «Российская православная церковь Киевского патриархата» (своего рода «российский экзархат» УПЦ-КП). Не имея реальной исторической и канонической почвы под ногами, российские «филаретовцы» самочинно присвоили своей новоявленной группе и другое имя – «Истинно-православная церковь Киевского патриархата» (ИПЦ-КП), при этом, естественно, ничего общего ни исторически, ни канонически, ни даже экклезиологически с ИПЦ не имея. Таким образом УПЦ-КП оказалась в состоянии раскола не только по отношению к МП, но и по отношению к ИПЦ.

Будучи отверженным всеми без исключения юрисдикциями т.н. «мiрового православия» (в т.ч. и Константинополем), но не желая смириться с таким своим положением и пытаясь влиться в его состав любыми возможными средствами, Филарет Денисенко заявил о намерении «создать две самостоятельные семьи Православных Церквей», что уже граничило с новой экклезиологической ересью.

С этой целью, пытаясь хоть как-то отомстить МП, он и принялся за формирование на территории России собственных структур, самозванно присвоив им незапятнанное имя Истинно-Православной Церкви, которую в годы советского режима он всеми силами пытался придушить.

Адриан Старина  Иоасаф Шибаев  Варух Тищенков

Адриан Старина, Иоасаф Шибаев и Варух Тищенков

Первыми своими “епископами” в России Филарет ставит изгнанных из РПЦЗ и лишенных сана по обвиненению в содомских грехах архим. Адриана Старину из г. Ногинск (Московская обл.) и архим. Иоасафа Шибаева из г. Обоянь (Белгородская обл.), а также обратившегося из секты Лазаря-Константина Васильева Каширского некоего “митрополита” Варуха (Владимира Тищенкова) из Тобольской обл., ранее судимого. Позже, при содействии уже перерукоположенного 23 февраля 1995 г. Варуха Тищенкова, в составе этой искусственной структуры оказались  самосвятские т.н. “епископы” Рафаил Прокопьев-Мотовилов (Красноярск), Сергий Моисеенко (С.Петербург) и Тихон Филиппов (Коломенск). Похоже, эта группа вообще не имела епископских хиротоний, даже самосвятских. В разное время бывш. полковник ГРУ, директор красноярского «Центра народного целительства», московского «Целительского центра ПРОИС» и Института мануологии  Рафаил-Леонид Прокопьев-Мотовилов заявлял, что он будто бы имеет «епископское преемство» то от некоего «архиепископа московского» Никона Ламекина, то от «архиепископа-пророка» Иоанна Береславского (секта «Богородичный центр»), то от «патриарха – агнца откровения» Лазаря-Константина Васильева (секта «Церковь Апокалипсиса»), ведущих свое преемство от «чекалинской» УАПЦ, то вовсе от УПЦ-КП. Выяснить, кто же на самом деле “приложился” к созданию этой оккультно-тоталитарной группы, так и не удалось.

Рафаил Прокопьев

Бывш. полковник ГРУ, директор Целителиского центра "Проис", владелец Клиники мануальной терапии и лжемитрополит Рафаил Прокопьев

Следует отметить, что данная группа представляла из себя совершенно невероятный по составу конгломерат всевозможных ересей: от харизматика-параклитчика Варуха Тищенкова и экстрасенса-целителя Рафаила Прокопьева-Мотовилова, до обновленца Глеба Якунина и откровенных содомитов – Адриана Старины и Иоасафа Шибаева, лишенных сана в РПЦЗ.

Созданная как бы «альтернатива» МП, эта искусственная структура на самом деле оказалась направленной на окончательную дискредитацию и разложение исторической ИПЦ, только начавшей выходить из катакомб. Таким образом, большевицкие планы по уничтожению Истинно-Православной Церкви теперь реализовывались руками “русских” же псевдокатакомбников. Как сообщают СМИ, самый кощунственный акт, осуществленный российскими самозванцами-филаретовцами – «коронация на царский престол Российской империи самодержца Великой, Малой и Белой Руси» самозванца Николая ІІІ (Дальского) и «государыни-императрицы» Наталии, совершенные 19 декабря 1996 года. Этот Дальский объявил себя законным наследником «всероссийского престола», поскольку якобы является внуком царевича Алексея, которого будто бы во время расстрела царской семьи сумели подменить племянником царского повара Седнева (К истории автокефального и филаретовского расколов. – К., 2002. – С.227;). Самозванцы «короновали» самозванца, везде афишируя, что это будто бы дело рук «законной правопреемницы дореволюционной церкви» - Церкви «тихоновской», «Истинно-Православной», «Катакомбной». На самом же деле «коронацию» при стечении сотень людей совершили в кафедральном соборе т.н. «российского экзархата» УПЦ-КП в г. Ногинск (Подмосковье) филаретовские “епископы” Андриан (Старина) Московский, Варух (Тищенков) Иркутский, Рафаил (Прокопьев) Красноярский и Сергий (Моисеенко) С.Петербургский.

После такого кощунства в феврале 1997 г. на Соборе МП бывший митрополит Филарет (Денисенко Михаил Антонович) был предан анафеме, а ногинский храм силами спецназа и милиции отобран в пользу МП. Ни о каких перспективах признания УПЦ-КП со стороны экуменического Константинопольского патриархата (о чем Филаретом велись усиленные переговоры) теперь не могло быть и речи.

Не ожидавший подобного оборота событий Филарет попытался поправить свой имидж и навести порядок в т.н. «российском экзархате», изгнав из него группу известного авантюриста и экстрасенса-оккультиста Рафаила-Леонида Прокопьева-Мотовилова, провозглашавшего себя «Митрополитом всея Сибири». В результате, к осени 1997 г. от РПЦ-КП отошла группа “епископов” в составе Рафаила (Красноярск), Сергия (С.Петербург) и Тихона (Коломенск). Отошел от этой бутафорно-маргинальной структуры и московский «благочинный протопоп» УПЦ-КП Глеб Якунин, также, как и Филарет, преданный анафеме МП.

По неизвестным причинам не последовал за Р.Прокопьевым-Мотовиловым его ближайший «сподвижник» Варух Тищенков, оставшийся в УПЦ-КП, хотя и продолжавшиий поддерживать интенсивные контакты с «митрополитом» Рафаилом.

К середине 2000-х гг. в составе неосергианской т.н. «РПЦ-КП» осталось двое “епископов” - «архиепископ Обоянский» Иоасаф Шибаев и «митрополит всея Сибири» Варух Тищенков. Количество их приходов в общей сложности не насчитывало и десятка. Скандальноизвестный Адриан Старина вообще покинул пределы России и перебрался в Украину, где ныне он “митрополит” Днепропетровский УПЦ-КП. Правда, последний почему-то иногда всплывает в СМИ и как «Митрополит Московско-Богородский». По признанию самих же представителей УПЦ-КП, «российские авантюры» с т.н. «РПЦ-КП» - самый неудачный проект, серьезно подорвавший их позиции даже в Украине, а созданная в России «альтернативная» структура показала полную свою несостоятельность и неуправляемость. По своей сути т.н. «РПЦ-КП» - типичная секта под покровом УПЦ-КП. Не так давно, после обнародования в интернете скандального видео содомитско-педофильского характера с участием Варуха Тищенкова, Синод УПЦ-КП вынужден был вывести его из стостава епископата УПЦ-КП.

Следует отметить, что, помимо т.н. «российского экзархата», УПЦ-КП имела также свои анархические «экзархаты» в других странах. Среди них греческая автономная «церковь» во главе с известным миланским авантюристом и масоном, т.н. «митрополитом» Евлогием (Klaus Hessler), бывш. клириком митр. Антония (Блюм) Сурожского, принявшим некогда епископский сан от «авксентиевской» группы греко-старостильников. Поменяв несколько юрисдикций, «митрополит Миланский» Евлогий от Филарета получил многозначащий титул «Экзарха Западной Европы, США и Канады» и стал наравне с Филаретом носить белый куколь московских патриархов. Вместе с Евлогием к УПЦ-КП присоединились “архиепископ” Вигилий (Вижиль) из Франции, “архиепископ” Лазарь Оттавский (Канада) и “епископ” Василий Остийский. Однако уже к нач. 2000 г. Евлогий с группой своих “епископов” отошел от УПЦ-КП, образовав собственный патриархат. Сначала он вступил в общение с группой самосвятского "московского митрополита" Рафаила Прокопьева-Мотовилова, а позже и вовсе снял с себя неканонический сан и в сане архимандрита обратился в МП.

Взамен в УПЦ-КП был образован своеобразный «экзархат» в Греции: его представляли “митрополит” Корсунский Тимофей (Кутапьянос) и “епископ” Сурожский Хризостом (Бакомитрос). Также в составе УПЦ-КП пребывали некий «митрополит Парижский» Михаил (Филипп Лярош) и Патрик (Брук де Траль) из Германии, а в США – т.н. «епархия Хьюстона и всего Техаса», состоящая из двух приходов и двух “епископов” Макариоса и Тимофея. Составляют ее не то украинцы, не то русские, не то греки. Аналогичная непонятная «епархия» во главе с неким “архиепископом” Лазарем (Пухало) Оттавским существует в Канаде. Состоит она из трех приходов. Какое-то время в составе УПЦ-КП находились некий “епископ” Бостонский Христофор Лайнакис (он же арх. Поликарп) и “епископ” Канадский Димитрий Бифис. Таким образом, УПЦ-КП оказалась в состоянии раскола и по отношению к старостильным ИПЦ Греции, вмешиваясь в их внутреннние противоречия и принимая к себе их епископов.

Помимо этого, к УПЦ-КП присоединилась липковско-самосвятская группа в США – т.н. «УАПЦ-Соборноправная», признающая себя правопреемницей В.Липковского и официально исповедующая его еретические «Киевские каноны» 1921 г. Эта маргинальная «липковская» группа откололась от УАПЦ еще в 1948 г. в Германии, и была осуждена другими украинскими автокефалистами «новой формации» во главе с митр. Поликарпом (Сикорским) на Соборе УАПЦ в г. Ашшафенсбург (Германия). В ноябре 1994 г. без перерукоположений или дополнительных хиротесий Филарет принял эту группу на правах автономии в состав УПЦ-КП. Состоит она из четырех приходов и трех  “архиереев”: “архиепископа” Петра, “епископов” Александра и Елисея. Также в США существует около десятка «автономных» украинских нео-липковских приходов, отколовшихся от УАПЦ в США после ее присоединения к Константинопольскому патриархату, но отказывающихся признавать над собой власть вышеупомянутых “епископов”, при этом относя себя к УПЦ-КП.

Рукоположил Филарет Денисенко отдельного “епископа” и для Белоруссии - некоего Петра Гущу, осужденного впоследствии за «педофилию» и «развращение малолетних».

Помимо этого, просьбы о принятии в УПЦ-КП поступали от некоего “митрополита Хайдарабада” Элиаса Салятуля из Пакистана и пяти “епископов” неопознанной юрисдикционной принадлежности из Бразилии, Аргентины и Уругвая.

Поддерживает Филарет расколы и в Болгарии, Черногории и Македонии.

Таким образом, свое обещание о создании новой вселенской схизмы в виде «создания двух самостоятельных семей Православных Церквей» Филарет Денисенко реализовал сполна, за что повторно был осужден патриархами и главами официального «мiрового православия». Правда, позже, от этой авантюры он стал постепенно отказываться, пытаясь продолжить диалог с экуменическим «мiровым православием» о принятии его в их семью.

 

 

 

XVI. Самосвятско-обновленческие структуры УАПЦ в России и их дробление на секты.

 

С 1996 г. имела свои структуры в России и постоянно бурлящая от расколов УАПЦ Д.Яремы, попытавшаяся внести раскол и смуту и в пределы Русской Истинно-Православной Церкви.

Александр Михальченков и В. Жириновский

Основатель Экзархата УАПЦ в России А.Михальченков и В.Жириновский

8 января 1996 г. для новообразованного московского прихода неосергианской УАПЦ (созданного А.Михальченковым) «патриарх чекалинской преемственности» Димитрий Ярема рукоположил во «священника» 26-летнего Яна Модзалевского (род. 07.01.1970 г.). Уже через пять месяцев, 17 июня 1996 г. “епископы” УАПЦ Роман Блащук и Мефодий Кудряков рукополагают его во «епископа Московского и Коломенского» (с именем Иоанн) – для приходов УАПЦ в России. Вернувшись в Москву, И.Модзалевский рукоположил в сан “священника” и возвел в “протопресвитера” главного инициатора создания приходов УАПЦ в России, известного провокатора и авантюриста Александра Михальченкова, сменившего свою фамилию на Сергеева (он же Зорнадзе). Спустя полгода после этих событий, 17 декабря 1996 года, “епископы” Иоанн Модзалевский и Мефодий Кудряков в кафедральном соборе УАПЦ в Тернополе (Украина) уже без согласования с Д.Яремой “рукоположили” бывшего священника «параклитческой» оккультно-тоталитарной секты «Богородичный центр» Стефана Линицкого во «епископа Санкт-Петербургского и Старорусского». А 22 декабря 1996 г. И.Модзалевский и С.Линицкий возвели в сан «епископа Псковского и Порховского» о. Серафима Кучинского (бывшего клирика МП, перешедшего в РПЦЗ).

Стефан Линицкий

Лжемитрополит Стефан Линицкий

Все три новопоставленных “епископа” числились как неотъемлемая часть УАПЦ. Однако зарегистрировать в России представительство или экзархат УАПЦ, центр которой находился за границей, по действующему российскому законодательству оказалось проблематичным, в связи с чем для этой новоявленной структуры было придумано условное название – т.н. «Российская Истинно-Православная Церковь» (РосИПЦ), центр которой находился будто бы в Москве (название было дано в противовес Русской Истинно-Православной Церкви, зарегистрированной под таким названием еще в 1993 г. и возглавляемой каноническим катакомбным архиепископом Лазарем (Журбенко)).

По информации СМИ, основным источником финансирования новоявленной УАПЦ-РосИПЦ были коммерческие структуры, созданные и возглавляемые “протопресвитером” Александром Сергеевым-Михальченковым, являвшимся ее фактическим руководителем. Еще будучи главой самозванного Братства Иова Почаевского, он активно практиковал “отмывание денег” через Церковь. В качестве меценатов т.н. РосИПЦ-УАПЦ выступили грузинские полукриминальные бизнес-кланы, действовавшие в Москве.

В 1997 году продолжилось дальнейшее размножение “епископата” т.н. РосИПЦ-УАПЦ, взявшей курс на максимально быстрый количественный рост собственной “иерархии”, у которой при этом в “епархии” насчитывалось по одной-двум фиктивным общинам. 28 марта к этой группе присоединился бывший епископ Амвросий (Катамадзе), занимавший до 1991 года Никорцминдскую и Рача-Ткибульскую кафедру официальной Грузинской Православной Церкви (лишен сана решением Собора Грузинского Патриархата). Будучи одним из духовных лидеров “звиадистов”, епископ Амвросий эмигрировал из Грузии после свержения президента Гамсахурдиа. Некоторое время он сопровождал Звиада Гамсахурдиа сначала в Армении, а затем в Чечне, где тот скрывался от грузинских спецслужб. После гибели Гамсахурдиа А.Катамадзе переехал в Москву, где расположен центр грузинской диаспоры, и стал искать контактов с РПЦЗ. Дело о его приеме в Русскую Зарубежную Церковь рассматривалось на ее Архиерейском Соборе 1996 года. Однако решение по этому вопросу было отложено до выяснения всех обстоятельств дела. Не дождавшись окончательного решения Зарубежного Синода, бывший епископ Амвросий присоединился к т.н. РосИПЦ-УАПЦ. При этом последние не стали уже запрашивать «благословения» из Киева, что свидетельствует о попытке отделиться от УАПЦ.

30 марта 1997 года состоялась и первая самостоятельная “епископская хиротония” в РосИПЦ-УАПЦ: А.Катамадзе, И.Модзалевский и С. Линицкий, не согласовав  со своим “патриархом” в Украине, “рукоположили” грузинского священника-звиадиста Моисея Ходжаву во «епископа Гайнатского и Имеретинского» (Грузия), провозгласив о создании т.н. «Грузинской ИПЦ» под «омофором патриарха Киевского и всея Украины» Димитрия Яремы.

Узнав о вмешательстве т.н. «российского экзархата» УАПЦ во внутренние дела Грузинского Патриархата и учинении раскола, что могло повредить переговорам УАПЦ с экуменическим Константинопольским Патриархатом, “патриарх” Д.Ярема не признал самовольного присоединения А.Катамадзе и “хиротонию” М.Ходжавы. В результате возник конфликт, в ходе которого “первоиерарх” РосИПЦ-УАПЦ «архиепископ московский» И.Модзалевский стал на сторону Д.Яремы и, отстранив инициатора присоединения грузин А.Михальченкова-Сергеева (он же Зорнадзе) от управления «экзархатом», попытался отменить ранее принятые решения о принятии А.Катамадзе и “хиротонии” М.Ходжавы. Однако такой шаг «экзарха» был воспринят как попытка «узурпировать власть». 26 мая 1997 г. на заседании Синода т.н. РосИПЦ-УАПЦ по инициативе А.Михальченкова-Сергеева и А.Катамадзе большинством голосов было принято решение возложить управление Московской епархией на т.н. «Совет преосвященных московских викариев», т.е. фактически лишить И.Модзалевского его полномочий. Последний тут же обвинил Синод в ереси, прервал заседание, которое проходило на его квартире, и потребовал всем покинуть помещение. 12 июня И.Модзалевский организовал в Москве «Епархиальный Собор», на котором отменил постановления “Синода”. Однако через два дня оппозиционная И.Модзалевскому «группа Михальченкова-Катамадзе» созвала собственный «архиерейский собор», на котором было объявлено о разрыве общения с неосергианской УАПЦ, а новым первоиерархом теперь уже «автокефальной» т.н. «РосИПЦ» избран А.Катамадзе, которому присвоили титул «архиепископа Крутицкого», а позже - «местоблюстителя патриаршего престола».

Иоанн Модзалевский

Ян Модзалевский

Как реакция на раскол в УАПЦ, по требованию Димитрия Яремы 18 июня 1997 года Иоанн Модзалевский созывает «Поместный Собор РосИПЦ-УАПЦ», на котором запретил в служении «за самочиние и раскол» всех остальных “епископов”. Однако «звиадистская оппозиция» во главе с Михальченковым-Сергеевым-Зорнадзе уже через восемь дней проводит свой т.н. «архиерейский собор», на котором И.Модзалевского извергла из сана, а неосергианско-экуменическую УАПЦ предала анафеме. «Управление Московской епархии, - как говорится в изданной ими “Справке”, - перешло к Совету Преосвященных Викариев РосИПЦ, в который вошли архиепископ Амвросий (Катамадзе) с титулом Крутицкий (впоследствии возведенный в митрополиты) и епископ Стефан (Линицкий) с титулом Дмитровский (впоследствии возведенный в архиепископы)».

Рафаил Прокопьев

Полковник ГРУ, лжемитрополит Рафаил (Леонид) Прокопьев-Мотовилов

Группа низверженного Иоанна Модзалевского Московского пыталась тоже выступать под именем «РосИПЦ», провела ряд «поместных соборов» и т.п. пиар-акций. Более того, они подали на перерегистрацию Устав РосИПЦ. Однако их авантюра оказалась менее «профессиональной», в результате чего И.Модзалевский вернулся туда, откуда пришел – в УАПЦ Мефодия Кудрякова Тернопольского, где получил сначала назначение на Кременецкую кафедру (с титулом «архиепископа Кременецкого, викария Тернопольской епархии»), а позже – «архиепископа Херсонесского и Крымского, председателя московского подворья УАПЦ».

Одновременно с этим, разочаровавшись в самозванной, буквально бурлящей от расколов и интриг т.н. «РосИПЦ», от нее отошел один из первых ее “епископов” Серафим Кучинский, возглавлявший женский монастырь в отдаленном селе Вышегород Псковской области и слывший в среде сектантов как “старец”. Он снял с себя “сан” и обратился с покаянием в РПЦЗ как рядовой священник. Рассмотрев его дело, Третье Архиерейское Совещание РИПЦ (июнь 1997 г.) удовлетворило прошение игумена Серафима, но при этом наложило на него эпитимию с запрещением в священнослужении.

После раскола И.Модзалевского и ухода С.Кучинского автокефальная «группа Михальченкова» поредела: в ее составе осталось всего два “епископа” - виновник раскола А.Катамадзе и бывший «параклитчик» С.Линицкий. Однако вскоре и эта маргинальная группа раскололась на массу мелких группировок, каждая со своим неканоническим “епископатом”, проклинающим и предающим анафемам друг друга.

11 декабря 1999 г. неканоническая группа А.Михальченкова окончательно постановила  о самоликвидации искусственно созданной при помощи чекалинской УАПЦ самосвятско-самозванной т.н. «РосИПЦ».

Так безславно, просуществовав всего два с половиной года, прекратил свое функционирование созданный при содействии российских спецслужб и «чекалинской» УАПЦ  экспериментальный проект. Созданная как бы «альтернатива» МП, эта маргинальная структура на самом деле была направлена на дискредитацию и разложение исторической ИПЦ, только начавшую выходить из катакомб. Таким образом, большевицкие планы по уничтожению Русской Истинно-Православной Церкви теперь реализовывались руками русских же псевдопатриотов и лжекатакомбников, в чем не последнюю роль сыграла и «чекалинская» УАПЦ.

В качестве мелких осколков от этого проекта на сегодняшний день сохранились т.н. «Апостольская православная церковь» (АПЦ) Стефана Линицкого и Кириака Тимирциди, «Православная российская церковь» (ПРЦ) Рафаила Прокопьева-Мотовилова, «Украинская ортодоксально-православная церковь» (УИПЦ) Антония Власова и Андрея Трегуба, «Украинская реформаторская православная церковь» (УРПЦ) Сергея Журавлева и с десяток еще более мелких сект.

С.Журавлев во время «харизматического радения» в Киеве на Крещатике

Как уже отмечалось, все эти маргинальные сектантские группы «тараканников» (получившие такое наименование по причине фантастически быстрого размножения у них “епископата” и его «неуловимого бегства по разным углам», т.е. расколам) настолько быстро делятся и размножаются, что отслеживать постоянные процессы отколов и новообразований уже практически невозможно. Поэтому не исключено, что на данный момент уже появились новые фантастические направления и течения этой секты прелестников и еретиков, самозванно примеряющих на себя незапятнанное имя «Истинно-Православной Церкви».

По своему происхождению и исповедуемым еретическим учениям все эти группы т.н. «альтернативного православия» являются ничем иным, как реанимацией обновленческих течений 20-х гг. ХХ ст., преданных, как и самосвятская УАПЦ, осуждению и анафеме Св. Патр. Тихоном. По этой причине ни к духовно-каноническим наследникам Св. Патр. Тихона, ни к тихоновской ИПЦ, ни к тихоновскому Истинному Православию все эти новоявленные «альтернативные» нео-обновлеческие группы отношения не имеют, а их попытки ложно именовать себя не принадлежащим и не соответствующим им именем «ИПЦ» есть ничто иное, как самозванство, введение людей в заблуждение с целью прикрыть свои новообновленческие еретические воззрения именем Истинной Церкви, к Которой они никогда не принадлежали и не принадлежат. 

 

 

 

XVII. Положение УАПЦ и УПЦ-КП после 2000 г., участие в экуменизме, масонстве и пр. ересях.

  

Что касается породившей вышеуказанные секты УАПЦ, то после смерти Димитрия Яремы в 2000 г. она фактически распалась на сеть враждующих между собою групп: УАПЦ Петра Петруся, УАПЦ Михаила Дуткевича и Луки Нарольского, УАПЦ Мефодия Кудрякова, УАПЦ Игоря Исиченко, УАПЦ Макария Мелетича. Действуют в Украине также т.н. «УАПЦ-Соборноправная» во главе с т.н. «Патриархом Киевским и всея Руси-Украины» Моисеем Куликом и УАПЦ во главе с т.н. «Митрополитом Киевским и Галицким» Андреем Трегубом, поддерживающим отношения с УАПЦ Мефодия Кудрякова и ПРЦ Рафаила Прокопьева-Мотовилова. Объявлялся в Украине и некий «Патриарх Киевский и всея Украины-Руси» Поликарп Огурцов, однако в последнее время о нем ничего не слышно.

Мефодий Кудряков

"Митрополит" Мефодий Кудряков

Одним из самых одиозных и скандальноизвестных «предстоятелей» УАПЦ является “митрополит” Мефодий Кудряков, довевший ее к полному распаду после смерти Д.Яремы. М.Кудряков родился в 1949 г. В 70-е – 80-е гг. служил в Тернопольской и Львовской епархиях Украинского экзархата Московской патриархии. Был осужден судом по ст. 206 УК УССР (злостное хулиганство). В 1987 г. запрещен в служении митрополитом Львовским Никодимом (МП). В 1989 г. с помощью уполномоченного Совета по делам религий в Тернопольской области получил приход в этой области. В 1990 г. перешел в неосергианскую УАПЦ и с помощью боевиков захватил кафедральный собор Тернопольской епархии МП. Синодом УПЦ (МП) сначала запрещен в служении, а затем лишен сана. В 1995 году “рукоположен” в “епископы” Владимiром (Романюком), который сам был “хиротонисан” известным церковным аферистом и самосвятом Викентием Чекалиным и бывшим сергианским епископом Житомiрским МП Иоанном (Боднарчуком). 1995-98 гг. М.Кудряков – «епископ Хмельницкий и Каменец-Подольский, управляющий делами УПЦ-КП». В 1998 г. снова переходит в УАПЦ. С 1998 г. – “епископ”, “архиепископ”, “митрополит” Тернопольский и Подольский УАПЦ. На Соборе УАПЦ 14-15.09.2000 г. при поддержке Госкомрелигий Украины провозглашен “предстоятелем” УАПЦ вместо скончавшегося “патриарха” Димитрия Яремы. Известен своими связями в криминальном мiре и аморальным образом жизни. В 2001 г. в пьяном состоянии ворвался в одно из тернопольских кафе и устроил перестрелку. Член и один из руководителей масонского «Украинского приоратства международного ордена SS» (Орден «СС») , вместе с «Великим Приором» Ордена «SS» шевалье П.И.Вяловым в кафедральной Андреевской церкви г. Киева совершил посвящение в масонство высшего руководства Украины (в их числе жена Президента Украины Л.Кучма, экс-президент Л.Кравчук, премьер-министр В.Янукович, вице-премьер Н.Азаров, руководящий состав СБУ, МВД, Министерства обороны, налоговой администрации и т.д.). После 2003 г. о неподчинении М.Кудрякову заявили «управляющий канцелярией патриархии» УАПЦ архиепископ Игорь Исиченко, позже отошел и архиепископ Львовский Макарий Мелетич, каждый из которых создал собственную «УАПЦ».

Об уровне противостояния между этими разделившимися группами УАПЦ, может свидетельствовать конфликт, разгоревшийся вокруг здания «канцелярии патриархии» УАПЦ в Киеве по ул. Трехсвятительской. 4 февраля 2005 г. группа “епископов” и “священников” во главе с Мефодием Кудряковым ворвалась в помещение «канцелярии патриархии», удерживаемой «управляющим канцелярией патриархии» “архиепископом” Игорем Исиченко, и с применением грубой физической силы выбросили на снег работавших там «канцлера патриархии» о. Валерия Копейку, редакторов старейшей газеты УАПЦ "Наша вiра" и многолетних узников советских концлагерей Евгения Сверстюка и Виталия Шевченко. Грубо избив уважаемых людей, М.Кудряков захватил не принадлежащее ему помещение и находившееся там имущество. Многочисленные судебные тяжбы и попытки оспорить разбойничьи действия результата не возымели. Государство не стало вмешиваться во «внутреннецерковный конфликт».

Игорь Исиченко

Архиепископ Игорь Исиченко

Примечательно, что пресс-секретарем в “синоде” Мефодия Кудрякова состоит т.н. “епископ” Богдан Кулик – родной брат еще одного «Патриарха Киевского и всея Руси-Украины» Моисея Кулика. Последний – вообще анекдотическая личность. В 1990 г. участвовал в интронизации “патриарха” Мстислава. Позже был клириком УПЦ-КП, где пребывал до 2002 г. Просил у Филарета архиерейства, но не получив, принял поставление от двух самосвятских иерархов (Михаила Явчака-Чампиона и Стефана Бабия-Петровича) нео-липковской т.н. «УАПЦ-Соборноправной» в США, исповедующей еретические «киевские канононы» 1921 г.

Михаил Явчак-Чампион, Стефан Бабий-Петрович и Моисей Кулик

17 июня 2005 г. Моисей Кулик провел в Киеве т.н. «Вселенский собор УАПЦ-Соборноправной», на котором провозглисил себя очередным «патриархом». Как сообщает пресс-служба УПЦ-КП, в тот же день М.Кулик с членами собрания своей секты под видом туристов (подобно секте «Белое братство» во главе с М.Цвигун) прошли в собор Св. Софии и провели в нем действо, которое позднее назвали «интронизацией». Себя М.Кулик считает «пророком» и «целителем», свою нео-харизматическую секту именует «Вселенской канонической УАПЦ» и «Иерусалимом Третьего Тысячелетия». В одном из своих «пророчеств» Моисей утверждает: «Настанет эпоха, час победы мессии на земле. Ибо Бог хочет построить свое царство на земле. Царство правды и любви. И будет президент всех стран мира. И мы будем усердно над этим работать… Сегодня спаситель желает, чтобы его церковь возродилась для всего мира, начиная с Украины, как от нового Иерусалима, для Третьего тысячелетия. И Его церковь будет самая красивая в мире… Я в пророчествах живу и знаю, как это будет…» (Цит. по: Украинское православие: волк в овечьей шкуре. Штрихи к портрету еще одного украинского патриарха. Игум. Евстратий Зоря, пресс-секретарь УПЦ-КП).

Лжепатриарх Моисей Кулик

Лжепатриарх Моисей Кулик

Состоящий пресс-секретарем в “синоде” УАПЦ Мефодия Кудрякова т.н. “епископ” Богдан Кулик – родной брат Моисея Кулика, свое поставление получал из рук последнего, однако это не помешало ему занять в УАПЦ М.Кудрякова влиятельный пост, что лишь свидетельствует о взаимосвязанности всех этих проектов, имеющих, по-видимому, единого автора. В тесном общении с М.Кудряковым пребывал и глава т.н. "УАПЦ-7" лжемитрополит "Киевский и Галицкий" Андрей Трегуб, получивший поставление от Стефана Линицкого.

Лжемитрополит Андрей Трегуб

Глава т.н. "УАПЦ-7" лжемитрополит Андрей Трегуб

Что касается УПЦ-КП, то на фоне расколов и распада УАПЦ, она, благодаря административным способностям своего лидера Филарета Денисенко и связям в органах власти, пока демонстрирует внешнюю устойчивость, хотя с заметным ухудшение здоровья 80-ти летнего Филарета влияние его постепенно начинает ослабевать, что рано или поздно неизбежно приведет к новому перераспределению сфер влияния и расколам, а может и к полному распаду УПЦ-КП. Не стоит забывать, что лишь за полтора года с момента образования УПЦ-КП ее покинуло 12 архиереев. Отпадение отдельных епископов и даже целых благочиний происходят и сейчас. Так в 2001 г. от УПЦ-КП отошел “епископ” Иоанн Зиновьев, который снял с себя “сан” и перешел в РПЦЗ(Л) в качестве архимандрита, а его клирики приняли перерукоположение. Осенью 2004 г. только в Фастовском районе Киевской области от УПЦ-КП отделилось 11 клириков с 15 приходами, перешедшие в т.н. «УАПЦ-Соборноправную» Моисея Кулика. В погоне за “архиерейством” и эфимерной властью из одного раскола в другой постоянно кочуют т.н. «блуждающие иеромонахи».

Не в лучшем состоянии и нравственный облик как многих архиереев, так и некоторых клириков УПЦ-КП. Массовый характер обрели случаи безнравственного образа жизни, многоженства, содомии и т.п.

В отношении вероисповедном, в УПЦ-КП официально процветают и развиваются такие ереси, как филетизм, липковство, обновленчество, экуменизм и сергианство. Причем три последние приобрели в УПЦ-КП откровенно радикальные формы, еще большие, нежели в породившей их сергианско-экуменической Московской патриархии. Имеет место в УПЦ-КП и откровенное т.н. «национальное неоязычество». Помимо этого, в погоне за количеством, в составе УПЦ-КП находят прибежище т.н. «православно-протестантские харизматические группы», поддерживаемые еп. Дамианом (Замареевым) и “архиеп.” Сергием Журавлевым.

Экуменизм в УПЦ-КП, как уже отмечалось, на официальном уровне носит ярко выраженный, хронический характер, более радикальный, нежели в МП и других патриархатах официального «мiрового православия».

Уже сразу после своей интронизации, которая состоялась 22 октября 1995 г., “патриарх” Филарет в своей программной речи призвал к диалогу с украинскими греко-католиками и совместному созданию «единой национальной поместной церкви».

Такая экуменическая идеология, как своего рода фундамент, была заложена от начала создания УПЦ-КП. В качестве примера стоит привести одну из таких, ставших традиционными, экуменических акций: 25 января 1995 года в кафедральном римо-католическом костеле города Львова член Синода УПЦ-КП «аpхиепископ Львовсий и Сокальский» Андpей (Гоpак) и член Синода УАПЦ «аpхиепископ Львовский и Галицкий» Петpо (Петpусь) совместно с униатскими и pимо-католическими епископами совершили совместную экуменическую мессу по латинскому обряду. В 1996 г. “патриарх” Филарет (Денисенко) принимал участие в церемонии поставления новоназначенного Киево-Вышгородского экзарха УГКЦ Любомира Гузара, ныне кардинала и главы УГКЦ. А 3 мая 2003 г. в кафедральном св. Владимiрском соборе УПЦ-КП в Киеве “патриарх” Филарет Денисенко и глава УГКЦ кардинал Любомир Гузар совершили совместный экуменический молебен. Аналогичные экуменические молебны с участием глав УПЦ-КП, УАПЦ, УГКЦ, РКЦ, протестанстких церквей Украины и даже иудаистских раввинов и мусульманских муфтиев неоднократно совершались и в Киевском Св. Софиевском соборе по случаю государственных мероприятий, что широко освещалось во всех украинских СМИ. Не будучи принятой в состав экуменических «Всемiрного совета церквей» (ВСЦ) и «Конференции европейских церквей» (КЕЦ), УПЦ-КП состоит в «Федерации независимых католических и православных епископов» (FICOB: The Federation of Independent Catholic and Orthodox Bishops), куда входит и родоначальник иерархической преемственности УАПЦ и УПЦ-КП самосвят Викентий Чекалин. Также УПЦ-КП, помимо униатской Украинской греко-католической церкови (УГКЦ), пребывает в молитвенном общении с т.н. «Католической традиционалистской церковью в США», в которой епископ УПЦ-КП Юрий Юрчик публично принял католичество, "отречение от ересей", присягу и «дополнительную хиротесию» (http://www.cmri.org/yurchik.html), после чего так и продолжал оставаться правящим архиереем УПЦ-КП в Донецке.

На фотографиях: «епископ» УПЦ-КП Юрий Юрчик и «епископ» КТЦ в США Марк Антоний Пиварунас на совместном служении мессы

 

УПЦ-КП и УАПЦ, официально входят в состов экуменической «Всеукраинской рады церквей и религиозных организаций» (куда входят также главы украинских структур римо-католиков, униатов, монофизитов, протестантов, иудеев, мусульман, кришнаитов, буддистов, язычников и пр.). Входит в эту экуменическую организацию и руководство УПЦ(МП).

Всеукраинская рада церквей и религиозных организаций

Всеукраинская рада церквей и религиозных организаций

Свою сознательную приверженность ереси экуменизма глава УПЦ-КП Филарет Денисенко неоднократно исповедовал публично. В одном из своих интервью он говорит:

«Ми вступаємо у третє тисячолiття в умовах, коли християни всього свiту визнають необхiднiсть поєднання в єдинiй Церквi, або, як вчить Святе Письмо словами Iсуса Христа, – в однiй вiвчарнi пiд одним пастирем. Оце усвiдомлення необхiдностi єдиної Церкви Христової створило екуменiчний рух, який зараз є дуже актуальним. Був час, коли мiж християнами рiзних конфесiй – православними, католиками, протестантами – вiдбувалися протистояння, навiть релiгiйнi вiйни. Нинi, завдяки саме екуменiчному руховi, ми спiлкуємося мiж собою, спiльно обговорюємо нагальнi християнськi проблеми, разом молимося, але ми ще не дiйшли до бажаної єдностi у вiрi, хоч i вiра у нас одна – християнська. Ми шукаємо такого єднання з усiма християнами, в основi якого лежить Слово Боже. Для нас, українцiв, особливо бажаним є єднання, передусiм, з Українською греко-католицькою Церквою, яка дiє вже чотириста рокiв i з якою у нас – єдине Володимирове хрещення. У незалежнiй, єдинiй нацiональнiй державi має бути Єдина Нацiональна Церква, до якої можуть прихилятися й у рiзний спосiб спiвпрацювати з нею iншi Церкви».

А вот еще одна цитата из недавнего еретического исповедания веры “патриарха” Филарета:

«До Кафоличної Церкви у наш час належать Православна, древні Східні Церкви – Вірменська, Коптська, Ефіопська, Сиро-Яковитська, а також Римо-Католицька Церква».

Филарет Денисенко и папа римский Иоанн Павел II

Филарет приветствует в Киеве папу римского Иоанна Павла II, июнь 2001 г.

Во время визита в июне 2001 г. в Украину римского папы Иоанна Павла II Филарет от имени УПЦ-КП во время встречи с ним в приветственной речи сказал:

«На сьогодні наші Церкви залишаються розділеними, але ми щоденно молимось до Глави Церкви Господа нашого Ісуса Христа за з'єднання святих Божих Церков і мріємо про досягнення цієї єдности. Нам потрібна єдність у вірі... Ми підтримуємо екуменізм, який ставить за свою мету досягнення єдности Церкви... Могутній потенціял Римо-католицької Церкви разом з духовністю Православної Церкви і соціяльним служінням протестантських Церков могли б відновити християнський дух у християнстві, щоб воно, як сіль, не втратило своєї якости й історія не викинула його на потоптання.
Ще раз сердечно вітаю Вашу Святість від імени Української Православної Церкви Київського Патріярхату, яка прагне до об'єднання українського Православ'я в єдину Помісну Українську Православну Церкву, і щиро бажаю, щоб Ваша історична візита в Україну була благословенною і принесла добрі плоди» (
газета "Наша Віра", липень, 2001).

Эти еретические выссказывания и исповедания веры «патриарха» Филарета красноречиво свидетельствуют сами за себя.

Василий Липковский

Родоначальник УАПЦ самосвятский лжемитрополит Василь Липковский

Собор УАПЦ 1921 г.

Самосвятский "собор" 1921 г., учредивший УАПЦ и поставивший лжемитрополита В.Липковского

Что касается липковства, то эта ересь и доныне не только не осуждена, но активно процветает и развивается в УПЦ-КП. Так, скажем, в октябре 2001 г. в честь 80-ти летия «киевского собора» 1921 г., осуществившего самосвятское поставление В.Липковского и провозгласившего еретические т.н. «киевские каноны», УПЦ-КП во всех своих епархиях официально провела масштабную юбилейную акцию памяти. 22 октября в Киевской духовной академии под руководством Филарета прошла торжественная академия и научно-богословская конференция. По приглашению Филарета в этих мероприятиях приняли участие и представители УАПЦ, которые также активно праздновали этот юбилей. Участники конференции единодушно заявляли, что:

«Всеукраинский собор 1921 г. – важнейшая веха украинской церковной истории ХХ ст. Она одинаково важна и для УАПЦ, и для УПЦ-КП… Собор 1921 г. отразил совместные для православных проблемы соединения верности традициям и способности к обновлению, что до сих пор являются фундаментальными проблемами Церкви… Собор 1921 г. был полон святого пламенения веры. Его радикализм напоминал слова Спасителя» (Информационный бюллетень «Київська патріярхія. Офіційна хроніка”. № 14 (73), 30 октября 2001 г., стр. 7-8).

Ежегодно в Киевской богословской академии УПЦ-КП проводятся мероприятия, посвященные В.Липковскому и его самосвятской иерархии 1921 г. Более того, как и УАПЦ, УПЦ-КП - и доныне официально продолжает выводить свое историческое происхождение от В.Липковского. Более того, УПЦ-КП в свой состав «в сущем сане» приняла т.н. «УАПЦ-Соборноправную» в США с иерархией и клиром, официально исповедующих еретические «киевские каноны» 1921 г. Что касается УАПЦ Д.Яремы, то она пошла еще более радикальным путем, причислив в 1997 г. В.Липковского и других самосвятских деятелей 20-х гг. к «лику святых». Таким образом, как в УАПЦ, так и в УПЦ-КП ересь липковщины не только не изжита, но и фактически лежит в основе их вероисповедно-идеологического фундамента. 

В этом контексте уместно вспомнить текст анафематствования ереси экуменизма, принятый Архиерейским Собором РПЦЗ 1983 года, которым провозглашается:

"Нападающим на Церковь Христову и учащим, яко она разделилась на ветви, яже разнятся своим учением и жизнию, и утверждающим Церковь не сущу видимо быти, но от ветвей, расколов и иноверий соединитися имать во едино тело; и тем, иже не различают истиннаго священства и таинств Церкви от еретических, но учат, яко крещение и евхаристия еретиков довлеет для спасения, и тем, иже имут общение с сими еретиками или способствуют им, или защищают их новую ересь экуменизма, мнящею братскую любовь и единение разрозненных христиан быти: анафема!"

В связи с этим на всех клириков и мiрян этих юрисдикций распространяется действие 15-го правила Двухкратного Константинопольского Собора, согласно которому каждый православный должен выйти из послушания епископу или Патриарху даже до соборного осуждения таковых, в случае, если они открыто проповедуют ересь, «осужденную Соборами и Отцами». Третье правило Великого Вселенского Собора повелевает, чтобы клирики Церкви, «отнюдь никоим образом не были подчинены отступившим или отступающим (очень точное выражение! – авт.) от Православия епископам».

Помимо откровенного еретичества, лидеры как УПЦ-КП, так и УАПЦ тесно связаны с масонством. Так “патриарх” Филарет Денисенко официально является «патроном» и «духовником» украинского масонского «Ордена Архистратига Михаила», созданного внутри УПЦ-КП. В Уставе этой масонской организации сказано: «Орден – це прозора органiзацiя, але закритого типу. Основне його гасло: Бог, Лицарство, Україна. В орденi iснує сувора iєрархiя. Очолює орден Великий Магiстр. Духовним зверхником i Верховним Патроном ордену є Святiйший Патрiарх Київський i всiєї Руси-України Фiларет. З благословення Святiйшого Патрiарха вiдбувається посвята в лицарi та в iншi ступенi ордену». В региональных отделениях ордена его "духовниками" и "патронами" являются иерархи УПЦ-КП. При этом все такие кощунственные посвящения в масоны совершаются в храмах УПЦ-КП во время литургии, что уже является откровенным святотатством, надругательством над святынею и богохульством.

Аналогично Филарету, нынешний глава УАПЦ “митрополит” Мефодий Кудряков является духовником скандальноизвестного масонского «Ордена Святого Станислава» (Орден «СС»), и в кафедральной Андреевской церкви г. Киева регулярно совершал во время литургии свои кощунственные посвящения чиновников в «магистры», «шевалье» и «кавалерствующие дамы». Ничем иным как оккультизмом и сатанизмом такие действа не назовешь. Кавалером этого масонского ордена также является глава римо-католиков Украины кардинал Марьян Яворский. Помимо этого, вторым духовником масонского Ордена «СС» официально являлся секретарь предстоятеля УПЦ(МП) прот. В.Косовский. Таким образом руководство УПЦ(МП) также имеет прямое отношение к масонству, а в ее храмах (в частн. в Св. Ильинском храме на Подоле в Киеве) совершаются аналогичные кощунственные посвящения в масонство, в чем УПЦ(МП), выходит, едина и с УАПЦ, и с УПЦ-КП, несмотря на казалось бы внешнюю разобщенность.

Участники 28-й украинской инвеституры масонского ордена "SS".

масонство

Фото 1: По средине "митрополит" УАПЦ Мефодий Кудряков и "Великий Приор Ордена" Павел Вялов. 

масонство

Фото 2: В Тернопольском кафедральном соборе УАПЦ "Великий Приор Ордена" Павел Вялов и "духовник ордена" Мефодий Кудряков посвящают в «Командоры Тернопольского Командорства Ордена» шевалье С.А.Лукасевича

Масонство и Московская патриархия

Фото 3: В Св. Ильинском храме МП на Подоле (г. Киев) "Великий приор Украины шевалье" П.Вялов во время литургии посвящает в рыцари масонского ордена министра МВД Украины Ю.Кравченко

 

Уместно отметить, что если МП была служанка КПСС и коммунистического режима, то УПЦ-КП и УАПЦ, как продолжение сергианства, продолжили эту линию, иногда даже превосходя в таком отступлении свою “матерь-церковь”. Более того, нередко структуры УПЦ-КП и УАПЦ являются попросту внутрипартийными ответвлениями Руха, УНП, “Просвіты”, УНА-УНСО и пр. политических организаций.

Филарет Денисенко и Владимир Сабодан

Глава УПЦ-КП Филарет Денисенко и глава УПЦ(МП) Владимир Сабодан обсуждают общие ценности

 

“Усовершенствование” в этих группах сергианства осуществлялось путем искусственного создания т.н. “государственной национальной церкви”. Как подтвердил публично сам Филарет:

«Київський Патріархат створений… для того, щоб підтримувати незалежну Українську державу» («Наш принцип – це захист і розбудова української державності»: Святійший Патріарх Філарет в інтерв’ю «Громадському радіо» говорить про актуальні питання церковного життя в Україні // Голос Православ’я (орган УПЦ-КП). – 2004. – №13 (133). – С.6). Такой подход - ни что иное, как яркое проявление ереси сергианства, сознательное поставление Церкви на служение нехристианскому государству и его власти.

Л. Кучма, Ф. Денисенко и Л. Кравчук

Леонид Кучма, Филарет Денисенко и Леонид Кравчук

Как справедливо отмечают многие наблюдатели, автокефальный раскол в последние годы продемонстрировал такое же полное пренебрежение к канонам Св. Православия, как и его исторические предшественники во главе с В.Липковским в 20-е гг. ХХ ст. Налицо также и готовность пойти на сближение с греко-католиками, стоящими на сходной националистической платформе, пожертвовав чистотой Истинной Православной веры ради достижения единственной заветной цели – созидания «единой национальной экуменической церкви», основанной исключительно на национальном принципе. Отступление от свв. Канонов, нехристианская неприязнь к Русскому Православию, возведенныя на уровень религиозной идеи (филетизм), были и остаются движущей силой этих расколов, дающих свои трагические плоды. От Истинного Православия в них, к сожалению, уже мало что остается, за исключением обряда, впрочем, также весьма выхолощенного в обновленческом духе. В то же время, в среде этих течений остается большое количество искренних православных верующих и искренних рядовых пастырей (особенно среди молодежи), которые до глубины души преданы Св. Православию и даже не подозревают об отступлениях и канонических нарушениях в среде их иерархии.

 

 

 

XVIII. Отношение к нео-липковским,

экуменическо-сергианским группам (УАПЦ, УПЦ-КП и пр.)

 

Все вышеизложенные факты вопиющего попрания свв. Канонов и отступления от чистоты Истинного Православия в украинских нео-липковских, экуменическо-сергианских группах, после детального рассмотрения, вынуждают констатировать, что по причине грубых канонических нарушений при создании их иерархий, а также по причине глубокого укоренения в неправославных учениях и ересях, не может быть признана законность и каноничность УАПЦ, УПЦ-КП и ведущих от них происхождение различных сектантских групп.

Совершенно очевидно, что УПЦ-КП и УАПЦ как соединение “чекалинщины” и “филаретовщины” – это расколы, в которых так все запутанно и переплетено, что уже крайне сложно разобраться, кто, от кого и какой преемственности. А посему по акривии, т.е. по строгости и букве канонов признать законность поставлений в них невозможно. Иначе это было бы нарушением свв. канонов: 1-го Апостольского, 4-го I-го Вселенского Собора и 3-го Седьмого Вселенского.

Как уже отмечалось, Решением Архиерейского Собора РПЦЗ (Протокол № 16-11 от 15/28 сент. 1971г.) поясняется:

«Любое рукоположение, совершенное без соблюдения канонов, в сущности уже является недействительным, даже если оно и совершено канонически рукоположенными епископами. Четвертый Канон Седьмого Вселенского Собора, например, не низверг Максима Киника за его преступления, но объявил его хиротонию не действительной. Даже несмотря на то, что она была совершена каноническими епископами, но - в нарушении канонов. Это же относится и к рукоположению священников. В своем письме к хорепископу Св.Василий Великий пишет о том, что неправильно рукоположенный во священника должен быть извергнут. Св.Василий заключает это правило такими словами: "Яко принятый в церковнослужение без моего разрешения будет, мирянином." /Канон 89/. Еще более ясно этот принцип выражен в 6-ом каноне 1-го Вселенского Собора" (Решением Архиерейского Собора РПЦЗ, Протокол № 16-11 от 15/28 сент. 1971г.).

Именно поэтому в отношении УАПЦ "формации 1940-х гг." Архиерейским Синодом РПЦЗ было принято Постановление от 7/20 июня  1944 г., которым, в частности, определялось:

«В случае обращения клириков вышеуказанной группы (УАПЦ, – ред.) с просьбой о принятии их в юрисдикцию Русской Зарубежной Церкви, разъяснять им, что полученная ими от иерархии этой Церкви хиротония недействительна... Лишь в исключительных случаях такие лица могут получать священнические и диаконские саны после совершения над ними нового канонического посвящения» (Протокол Архиерейского Синода РПЦЗ от 7/20 июня  1944 г.).

 

Это Постановление Архиерейского Синода за 1944 г., касавшееся лишь УАПЦ "формации 1940-х гг." (дополненное Синодальным Пояснением от 24 августа / 7 сентября 1990 г. относительно самозванства Викентия Чекалина), в РПЦЗ автоматически распространялось и на возникшие в Украине в 1990-е гг. новые церковные течения - на УАПЦ "новой формации" и УПЦ-КП, отделившиеся от МП уже в 1990-е гг. С другой стороны, ни в РПЦЗ, ни в РИПЦ данный вопрос так и не был окончательно решен на Соборрном уровне. Применение акривии по отношению к клирикам УАПЦ "формации 1940-х гг." было утверждено Архиерейским Синодом РПЦЗ в 1944 г., но так и не было вынесено на Соборное рассмотрение и утверждение. Кроме того, в отношении УПЦ-КП в РПЦЗ решение и вовсе никогда не принималось. В то же время в самой РПЦЗ в разное время применялись различные практики чиноприема в отношении представителей различных украинских атокефальных течений: так Определением Архиерейского Синода РПЦЗ от 8/21 августа 1930 г. в состав РПЦЗ по икономии, через покаяние и в сущем сане был принят из обновленческой "Украинской Православной Автокефальной Церкви" (УПАЦ) рукоположенный там епископ Серафим (Ляде), являвшийся к тому же Секретарем "Священного Синода УПАЦ" (см.: "Церковные Ведомости Архиерейского Синода РПЦЗ", 1 (14) - 15 (28) августа 1930 г., №№ 15 - 16 (202 - 203)), что не помешало ему в РПЦЗ стать митрополитом, членом Архиерейского Синода и главой Средне-Европейского митрополичьего округа РПЦЗ. Этот пример показывает, что в РПЦЗ не существовало единой соборно установленной практики чиноприема по отношению к представителям различных украинских автокефальных течений. Позже, в отношении отделившихся от МП уже в 1990-е гг. новых украинских церковных групп (УАПЦ "формации 1990 г." и новообразованной УПЦ-КП) в РПЦЗ, под влиянием МП (и по настоянию активного инициатора объединения с МП архиеп. Марка Берлинского), за основу (опять же без Соборного рассмотрения) была взята "по умолчанию" практика чиноприема МП, где из политических мотивов требуется полное перерукоположение клириков данных групп (к слову, в нач. 1990-х гг. в МП перерукополагали и клириков РПЦЗ, рукоположенных епископами Зарубежной Церкви в России или Украине).

Однако в данном случае политические мотивы, которыми руководствуются в МП, не могут быть каноническим основанием для практики чиноприема в ИПЦ. Поэтому в РИПЦ следовало бы вернуться к более тщательному каноническому изучению этого вопроса и вынести окончательное соборное решение относительно возможности применения акривии или икономии при принятии клириков из означенных экуменическо-неосергианских групп в Украине, отделившихся в 1990-е гг. от МП, как это было сделано в 2008 г. на Освященном Соборе РИПЦ и относительно принятия в РИПЦ клириков из МП через совершение над ними хиротесии, как канонического дополнения к полученному ими в сергианском расколе неканоническому рукоположению (более подробно о чине дополнительной хиротесии см.: Доклад об отношении РИПЦ к сергианско-экуменической МП (к вопросу о чиноприеме бывших клириков МП)).

Следует также обратить внимание, что поскольку УАПЦ и УПЦ-КП, при сходстве идеологий, все же являются различными течениями, то и отношение к ним не может быть одинаковым (как не было одинаковым в РПЦЗ отношение к УАПЦ и УПАЦ), а поэтому на них не могут распространяться в равной мере и старые синодальные определения РПЦЗ относительно УАПЦ 1920-х гг. (самосвята В.Липковского), УПАЦ 1930-х гг. (митр. Пимена (Пегова)) и УАПЦ 1940-х гг. (митр. Поликарпа (Сикорского)).

С другой стороны, при невозможности признания каноничности хиротоний в новообразованных сергианско-экуменических украинских автокефальных течениях 1990-х гг., вышедших из недр сергианского раскола МП, все же, думается, в отдельных ситуациях может быть рассмотрена возможность применения икономии к тем из клириков УПЦ-КП, кто не имеет на себе преемственности от самозванца Викентия Чекалина (т.е. был рукоположен бывшими иерархами МП или хиротонисанными ими епископами), ведет благочестивый, подвижнический образ жизни, не имеет канонических препятствий к священству и строго исповедует святоотеческую истинно-православную экклезиологию, отвергая ереси экуменизма, сергианства, филетизма, липковщины и модернизма (ради облегчения воссоединения их паствы с Истинно-Православной Церковью).

Как известно, в Решении Архиерейского Собора РПЦЗ от 15/28 сентября 1971 г. (Протокол № 16-11) отмечается возможность применения в определенных ситуациях («ради пользы и мира Церкви») икономии при принятии в Церковь неканонически рукоположенных клириков через совершение над ними дополнительной хиротесии - как исправления их неканонического рукоположения. 

Также и Святитель Филарет (Вознесенский), третий Первоиерарх РПЦЗ пояснял: "Церковь имеет власть в известных случаях применять принцип так называемой икономии - снисхождения. Еще Св. Василий Великий говорил, что нужно для того, что бы не оттолкнуть от Церкви многих, иногда допускать снисхождение и не применять церковные правила со всей строгостью. Когда наша Церковь (в XVII - ХIX вв., - прим.) принимала католических (униатских, - прим.) клириков «в сущем сане», не рукополагая их, она действовала по этому принципу. И митр. Антоний, разъясняя этот вопрос, указывал на то, что внешняя форма - преемственное рукоположение от апостольских времён - у католиков имеется, а утерянную католической церковью благодать присоединяемые получают от полноты благодати, присущей Православной Церкви, в момент своего присоединения. «Форма заполняется содержанием», - говорит Владыка Антоний. Точно таким же образом, принимая советское духовенство, мы применяем принцип икономии. И принимаем клириков из Москвы не как имеющих благодать, а как получивших её в самом присоединении. Но признать церковь лукавнующих носительницей и хранительницей благодати мы, конечно, не можем. Ибо вне Православия благодати НЕТ, а советская церковь лишила себя благодати".

 

 

 

 

--------------------------------------------------------------------

 

 

Дополнительно по данному вопросу см.:

 

 


1. Сумнi наслiдки липкiвщини
Проф. Михаїл Садиленко, м. Торонто, Канада, 1951 р.

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=833 

 

 

2. "Липківщина" і перешкоди для визнання українських Церков
Архієпископ Іларіон (Огієнко) Холмський

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=820 

 

3. Церковный шовинизм и самосвятство в Украине. К истории возникновения УАПЦ в 20-е гг. ХХ ст.
Архиепископ Леонтий (Филлипович,+1971) Чилийский, бывш. Житомiрский

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=821 

 

 

4. Об истоках Украинской автокефальной церкви
Документы архива Синодальной Канцелярии (Послание Св. Патриарха Тихона от 12/25 марта 1922 года и Протокол Архиерейского Синода РПЦЗ от 7/20 июня 1944 г. о происхождении УАПЦ)

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=834 

 

5. О каноническом положении Русской Истинно-Православной Церкви и сектантских групп "михальченковцев" (т.н. "РосИПЦ")

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=46
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 


Дополнительно по данному разделу:
Виртуально-оккультная секта Амвросия Сиверса, самозванно именовавшая себя "ИПХ", объявила о самороспуске
Апостасия Католической церкви. Ватикан на грани морального банкротства
К истории возникновения самосвятских групп (т.н. "РосИПЦ") Александра Михальченкова, Стефана Линицкого, Рафаила Прокопьева, Арсения Киселева и др.
В УГКЦ произошел раскол: группа униатских священников-традиционалистов признала римского папу еретиком
Прием в Церковь из схизматических и еретических сообществ
Учрежден т.н. «Московский благочинный округ» новостильно-экуменической Румынской патриархии
Очередной раскол в оккультно-виртуальной секте Амвросия Сиверса
Операция "ТРЕСТ"
Понятие о ереси и расколе
Где Истинная Церковь?


Назад | Начало | Наверх
Главная страница | О задачах издания | Хроника церковной жизни | Проповеди, статьи | История Церкви | О Катакомбной Церкви | Православное богословие | Православное богослужение | Православная педагогика | Православие и наука | Православная культура, литература | Истинное Православие и апостасия | Истинное Православие и сергианство | Истинное Православие и экуменизм | Апостасия РПЦЗ | Расколы, секты | Жития подвижников благочестия | Православная миссия | Пастырское училище | Фотогалерея | Проповеди-аудио

Хроника церковной жизни 
В Афонской обители на Карульях осудили антиславянскую братоненавистническую политику по «развязыванию войны с единокровными братьями из Украины»

СЕРГИАНСТВО В ДЕЙСТВИИ: В РПСЦ установили литургическое прошение о воинстве неосоветской РФ, «о еже на враги победы и одолении»

Фоторепортаж с Епархиального Собрания Омско-Сибирской Епархии РИПЦ (2013 г.)

Архипастырское посещение прихода РИПЦ в г. Азове Ростовской области Архиепископом Вениамином с чудотворной иконой Иверской-Благоухающей

К 70-летию провозглашения Сталиным митр. Сергия (Страгородского) первым советским патриархом в МП пытаются «догматизировать» сергианство

В Аргентину прибыла Чудотворная икона Божией Матери Иверская "Благоухающая", написанная ровно 20 лет назад братом-мучеником Иосифом Муньосом

Официальное заявление Сербской ИПЦ по поводу нападения на храм СИПЦ под Белградом и избиения иеромонаха Максима

Все сообщения >>>

О Катакомбной Церкви 
Богоборництво і гоніння на Істинно-Православну (катакомбну) Церкву на Чернігівщині

Памяти катакомбного исповедника Георгия Степановича Чеснокова (1928-2012 гг.)

Катакомбная инокиня Ксения Л.

Церковь Катакомбная на земле Российской

«ТРЕТЬЯ СИЛА» В СОВРЕМЕННОМ ПРАВОСЛАВИИ РУССКОЙ ТРАДИЦИИ. Современная наука начинает замечать ИПЦ, хотя и не выработала общепринятой классификации этой Церкви

Катакомбные Отцы-исповедники об отношении к власти и к советским паспортам

ИСТИННО-ПРАВОСЛАВНЫЕ ОБЩИНЫ В КИЕВЕ в 1930-х годах

Все сообщения >>>


Адрес редакции: E-mail: catacomb@catacomb.org.ua
«Церковные Ведомости» - вне-юрисдикционное православное духовно-просветительское издание, являющееся авторским интернет-проектом. Мнения авторов публикаций могут не совпадать с точкой зрения редакции. Одной из задач издания является освещение различных мнений о современной церковной жизни, существующих среди духовенства и паствы Истинно-Православной Христиан. Редакция оставляет за собой право редактировать или сокращать публикуемые материалы. При перепечатке ссылка на «Церковные Ведомости» обязательна. 

Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт Рейтинг@Mail.ru Каталог BigMax.ru