Меню
Главная страница
О задачах издания
Хроника церковной жизни
Проповеди, статьи
История Церкви
О Катакомбной Церкви
Православное богословие
Православное богослужение
Православная педагогика
Православие и наука
Православная культура, литература
Истинное Православие и апостасия
Истинное Православие и сергианство
Истинное Православие и экуменизм
Апостасия РПЦЗ
Расколы, секты
Жития подвижников благочестия
Православная миссия
Пастырское училище
Фотогалерея
Проповеди-аудио

Поиск


Подписка

Подписаться
Отписаться

Наш баннер

Получить код

Ссылки
Леснинский монастырь

Свято-Успенский приход

Severo-amerikanskaya eparhiya

Pravoslavnoe bogosluzhenie

Serbskaya IPC

Manastir Noviy Steynik


ТРИДЦАТЬ ВТОРОЕ АПРЕЛЯ. Как верстался советский календарь (о проектах реформы календаря в 1917-1930-е годы)

Евгений Наёк

 

ТРИДЦАТЬ ВТОРОЕ АПРЕЛЯ.

Как верстался советский календарь

(о проектах реформы календаря в 1917-1930-е годы)

 

Октябрьский переворот 1917 года и захват власти большевиками повлияли на все стороны общественной жизни бывшей Российской империи. Устои российского общества были безжалостно сломаны, банки национализированы, помещичьи земли конфискованы, Церковь отделена от государства. Не остались без внимания и проблемы счёта времени. Календарная реформа назревала давно, ещё с середины XIX века. В дореволюционной России в гражданском и церковном обиходе использовался юлианский календарь, а в большинстве западных стран — григорианский. Отечественными учёными П. М. Саладиловым, Н. В. Степановым, Д. И. Менделеевым неоднократно предлагались различные варианты для изменения системы летоисчисления. Задачей реформы являлось устранение 12-дневной, а затем и 13-дневной разницы, возникшей из-за разного способа вычисления високосных годов. Эти предложения наталкивались на негативную реакцию РПЦ и ряда высших должностных лиц, отстаивавших мнение, что введение нового календаря станет изменой канонам православия.

Вопрос о календарной реформе большевики поставили уже в ноябре 1917-го. Меньше чем за два месяца проекты были подготовлены, и 24 января 1918 года председатель Совнаркома Ленин подписал декрет «О введении в Российской республике западноевропейского календаря» [1]. В документе предписывалось ввести в гражданский обиход григорианский календарь вместо существовавшего юлианского для установления одинаковой системы летоисчисления с большинством мировых держав. Для уравнения дневного счёта следовало после 31 января 1918 года считать не 1-е, а 14 февраля.

Изменение стиля летоисчисления вызвало отрицательную реакцию со стороны Церкви. На проходившем в 1917-1918 годах Поместном соборе введение григорианского календаря стало предметом бурного обсуждения [2]. Было решено рассмотреть вопрос о принятии нового календаря на общем заседании двух отделов — о богослужении и правовом положении Церкви в государстве. Оно состоялось 29 января 1918-го. Председательствовавший митрополит Арсений (А. Г. Стадницкий) потребовал скорейшего решения проблемы — к следующему дню. По его мнению, оба отдела должны были выработать аргументированную позицию по столь принципиальному для Церкви вопросу. Срочность диктовалась введением нового стиля через два дня, с 1 февраля.

На заседании единодушно решили сохранить юлианский стиль летоисчисления в церковном обиходе. Одному из делегатов собора, профессору богословия Московской духовной академии С. С. Глаголеву, было поручено подготовить проект по календарному вопросу, оглашённый им на заседании собора 30 января [3]. В нём констатировалось, что:

1) введение нового стиля в гражданской жизни не должно препятствовать верующим придерживаться юлианского календаря; 2) Церковь должна сохранить старый стиль, потому что введение нового календаря в церковный обиход повлекло бы ликвидацию праздника Сретения в 1918 году; 3) вопрос о перемене стиля должен стать предметом обсуждения и быть решённым Вселенским собором с участием всех христиан; 4) к григорианскому календарю нельзя применять правила о праздновании Пасхи, поскольку в некоторые годы по новому стилю она праздновалась ранее еврейской Пасхи; 5) подчёркивалось, что новый, исправленный, календарь необходим для всего христианского мира, но значение григорианского календаря в этом качестве отрицалось.

Позиция Глаголева выражала официальную точку зрения православной Церкви. По решению одного из первых Вселенских соборов в Никее устанавливалось, что христианскую Пасху следовало праздновать позднее еврейской. РПЦ в течение многих лет неуклонно следовала этому правилу и неоднократно обвиняла католическую церковь в его нарушении. Однако в силу изменения политической ситуации в стране Церковь была вынуждена смягчить жёсткую позицию. В 1918 году возможность проведения календарной и тесно связанной с ней пасхальной реформы не отрицалась. В то же время возможность её проведения прямо ставилась в зависимость от созыва Вселенского собора и, следовательно, откладывалась на неопределённое время. По мнению Глаголева, до этого светская власть не имела права препятствовать использованию верующими юлианского календаря для проведения внутренних вычислений. Это заявление было напрямую связано с отрицательным отношением руководства православной церкви к вмешательству в её дела со стороны советского правительства. После краткого обсуждения заключение было утверждено Собором [4].

Вскоре для углублённого изучения календарного вопроса была образована специальная комиссия [5]. В её состав вошли делегаты Собора РПЦ епископ Черниговский Пахомий (П. П. Кедров), профессора С. С. Глаголев, И. И. Соколов, И. А. Карабинов, Б. А. Тураев, П. Н. Жукович. Глаголев и Соколов сошлись во мнении, что григорианский календарь вреден, а юлианский — соответствует научным требованиям. Однако это не означало, что в России необходимо сохранить старый стиль. В частности, Глаголев предложил отменить 31-е числа месяцев, тогда через два года старый стиль совпал бы с новым [6]. Им был предложен также другой вариант исправления григорианского календаря — через отмену одного дня какого-либо 31-го числа и ликвидацию одного високоса через каждые 128 лет. Одновременно признавалось, что подобное изменение могло быть произведено только по решению международной конференции. Исследователь признал, что правильнее будет передвинуть старый стиль указанным методом не на 13, а на 14 дней. С его точки зрения, проведённые им астрономические вычисления доказали, что этот проект являлся более точным. Тем не менее, несмотря на такие радикальные предложения, учёный считал, что в ближайшее время Церковь должна сохранить старый стиль [7].

Членами комиссии было принято постановление, в котором отмечалась невозможность самостоятельного решения РПЦ вопроса о введении григорианского календаря. Патриарху Тихону предлагалось составить особую грамоту на имя Вселенского патриарха Константинополя, чтобы выяснить точки зрения о календарной проблеме всех автокефальных православных церквей.

В связи с начавшейся Гражданской войной заседания комиссии более не проводились. Деятельность её ограничилась составлением и попыткой издания церковного календаря на 1919 год [8].

В последующие годы РПЦ продолжала придерживаться старого стиля. Одной из причин этого явилось негативное отношение церковнослужителей к советской власти. Примечательно заявление, сделанное одним из делегатов Поместного собора М. А. Семёновым: «Я полагал бы, что не следует обращать никакого внимания на декреты большевиков и никак на них не реагировать. Я знаю, что так очень многие поступают» [9].

В первые месяцы советской власти Церковь не посчитала возможным признать её легитимность. Такое положение вещей не могло устроить руководство большевистской партии. После окончательной победы в Гражданской войне оно начинает политику террора против отдельных священнослужителей и Церкви в целом. Для окончательного её подчинения ОГПУ было организовано движение обновленчества и создана специальная антирелигиозная комиссия. Не последнюю роль в этом процессе играл факт признания григорианского календаря. На волне преследований патриарх Тихон был вынужден подписать документы, в которых предписывалось считать день, следующий после 1 октября 1923 года, 14-м октября[10]. При этом указывалось, что введение нового календаря не затрагивает догматов и священных канонов православной Церкви и находится в точном соответствии с данными астрономической науки. Особенно подчёркивалось, что постановление являлось не введением григорианского календаря, а лишь исправлением старой пасхалии [11]. Это решение было принято под давлением ОГПУ. Однако недовольство многих верующих и служителей Церкви побудило патриарха 8 ноября отменить своё решение, мотивируя это тем, что «удобное время для перехода на новый стиль уже прошло»[12].

Реакция властей последовала незамедлительно: канцелярия патриарха была опечатана, экземпляры послания изъяты, а тексты предыдущего постановления расклеены по улицам Москвы без разрешения. Тихон сделал официальное заявление ЦИК СССР, в котором признал, что реформа «возможна в закономерной и безболезненной форме». Патриарх выступил против вмешательства гражданской власти в её проведение, «потому что постороннее вмешательство не приближает, а отдаляет, не облегчает, а затрудняет её осуществление» [13]. Были сформулированы основные причины нежелания и противодействия введению нового стиля. Как утверждал Тихон, русский народ отличался консерватизмом по отношению к переменам. Малейшие изменения приводят к смуте. Церковный год тесно связан с народным бытом и экономическим годом крестьянина, так как праздниками определяется начало полевых работ. Календарная реформа скомпрометирована движением обновленчества, потому что они отказались соблюдать многие церковные каноны.

Советскому правительству, несмотря на все усилия, не удалось заставить Церковь изменить летоисчисление. В результате получалась двойственность, которая образовывала дополнительные проблемы в определении церковных праздников.

Такое положение сохранялось до конца 1920-х годов. Утвердившийся у власти Сталин провозгласил курс на индустриализацию СССР. По мысли руководства страны, новый календарь должен был соответствовать производственному циклу.

Другим важным требованием являлось его «избавление» от религиозной основы. В частности, предполагалось изменить эру летоисчисления, заменив её на более «прогрессивную». В апреле 1929 года этот вопрос стал обсуждаться на страницах печати [15]. Изначально речь шла лишь о реформе системы отдыха советских трудящихся. Предлагалось отменить все существовавшие праздники и перейти на шестидневную неделю. Революционные праздники планировалось перенести на ближайший день отдыха, используя также вечера рабочих дней. Особо подчёркивалось, что календарную систему шестидневная неделя не ломала, так как оставляла без изменений те же месяцы и числа в году, за исключением «отброшенного лишнего дня». Введение изменённого календаря планировалось с 1 января 1930 года [16].

Это предложение положило начало широкому обсуждению реформы календаря. Советские функционеры публиковали пропагандистские статьи, призывавшие к её скорейшему осуществлению. В частности, сотрудник Госплана СССР Л. М. Сабсович считал изменение календаря одним из условий скорейшего перехода на непрерывный производственный год [17]. Его поддержал работник Наркомата труда Б. В. Бабин-Корень, считавший главным достоинством новой системы летоисчисления «максимальную жёсткость» [18]. По его мнению, это выражалось в твёрдом сочетании рабочих и выходных дней.

Редакция газеты «Известия» вынесла вопрос об изменении календаря на обсуждение читателей. Оно вызвало живой отклик с их стороны. Большинство предложений сводилось к введению в СССР пятидневной или шестидневной непрерывной недели с одним выходным [19].

Собственный проект предложил А. Певцов. Его календарь состоял из декад с двумя выходными днями [20]. Год делился на десятидневки (декады) и стодневки (тектады) и состоял из 36 декад и одной дополнительной полудекады (5 или б дней). Певцов высказался за отмену месяцев и мотивировал это следующим доводом: так как число 36 делилось на 2, 3, 4, б, 9,12,18, то возможно в случае надобности деление года на половины, трети, четверти и т. д. Это могло оказаться необходимым в повседневной жизни, при составлении отчётов, счёта сезонов. Названия дней недели изменялись: первый день декады — День Свободы; второй — День Труда; третий — День Партии; четвёртый — День Обороны; пятый — День Победы; шестой — День Просвещения; седьмой — День Союза; восьмой — День Профсоюза; девятый — День Молодёжи; десятый — День Воспоминаний. Первый и шестой дни являлись днями отдыха.

Схожие проекты присылались в редакции других газет. Однако предложения о замене наименований месяцев и дней недели порядковыми номерами не везде встретили поддержку. В частности, редакцией «Торгово-промышленной газеты» они были признаны неприемлемыми и нецелесообразными [21].

Специальный проект подал на рассмотрение в Академию наук СССР сын великого химика И. Д. Менделеев [22]. Он предложил делить год на 12 месяцев по 30 дней в каждом. Неделя состояла из 6 дней. Её введение определялось возможностью определять дробную часть года одинаковым числом недель в месяце; при исчислении месяца в 5 недель каждое его число приходилось на одинаковые дни недели. В каждом месяце было одинаковое количество рабочих дней. Важным достоинством новой календарной системы, с точки зрения автора, являлось наличие равных по числу месяцев промежутков между датами, которые имели одинаковое количество дней и недель: от 5 февраля до 5 мая и от 5 июля до 5 октября было 3 месяца, 15 недель, 90 дней. Пять или шесть добавочных дней являлись нерабочими. Им присваивались обозначения событий, которые отмечались этим днём. После февраля вставлялся День свержения самодержавия, после апреля — Первомайский праздник, после июня — День Конституции СССР, после августа — День юношества, после октября — День Октябрьской революции. В високосный год дополнительный день вставлялся после декабря и назывался днём памяти Ленина. Название месяцев и дней оставалось без изменений. Упразднялся один день в неделе. Его наименование следовало уточнить впоследствии.

Осенью 1929 года вопрос о реформе календаря обсуждался на самом высоком уровне. Одной из задач правительственной комиссии по введению непрерывного производства в СССР стало «утверждение и издание нового табель-календаря, необходимого при пятидневке и непрерывке» [23]. В одном из отчётов Наркомата труда СССР подчёркивалось, что «изменение условий работы предприятий, бытовых привычек рабочих и служащих требует соответствующего приспособления календаря» [24]. Специально оговаривалось, что сложность вопроса заключалась в необходимости его сопоставления с астрономическим годом и западными странами. Поэтому принятие новой календарной системы нуждалось в тщательной проработке. Правительственная комиссия при Совете Труда и Обороны (СТО) под председательством В. В. Куйбышева 21 октября 1929 года поручила Наркомату труда СССР проработать вопрос о реформе календаря применительно к непрерывной производственной неделе [25].

28 декабря образовалась подкомиссия по реформе календаря во главе с наркомом просвещения РСФСР А. С. Бубновым. Работу её следовало закончить не позднее 20 января 1930 года [26]. Комиссия провела два совещания. На первом присутствовали астрономы С. Н. Блажко, Н. И. Идельсон, директора Московского планетария К. Н. Шистовский и Пулковской обсерватории А. А. Иванов и другие. Было изучено три проекта нового календаря.

Первый из них предполагал установление твёрдой календарной шкалы и определял гражданскую длительность года в 360 дней, при этом каждый месяц включал 30 дней. Оставшиеся пять дней являлись революционными праздниками и из нумерации исключались, однако оставались на прежних местах.

Второй вариант определял длительность года в 365 дней. Дни революционных праздников включались в общую нумерацию дней года. Проект нарушал принцип твёрдой шкалы, но сохранял длительность рабочей части каждого месяца в 30 дней. Однако физическая продолжительность нескольких месяцев (апрель, ноябрь) удлинялась до 32 дней.

Третий вариант предлагал заменить существовавшую семидневную неделю пятидневной с оставлением всех календарных дат на прежних местах. Он допускал установление только скользящей шкалы распределения дней отдыха по числам месяцев.

Участники совещания признали допустимость изменений, предлагавшихся в проектах. Однако были высказаны пожелания, связанные с установлением одинаковой длительности гражданского и тропического годов и «возможно большего сохранения единства календарных дат нового и григорианского календарей» [27]. В итоге большинство высказалось за первый вариант календаря, предложив при этом установить в нём новые наименования дней недели, соответствовавшие революционному календарю.

На второе заседание были приглашены представители ВСНХ М. Я. Лапиров-Скобло, Госплана СССР — Г. И. Смирнов, Астрономического института — Н. И. Идельсон, директор Пулковской обсерватории А. А. Иванов и другие. Совещание, кроме упомянутых выше проектов, приняло к рассмотрению два новых варианта — календарь Французской революции и проект Госплана РСФСР, разработанный по решению правительственной комиссии при Совнаркоме РСФСР от 15 октября 1929 года [28]. Основные положения последнего календаря выглядели следующим образом. Продолжительность года 365 дней в простом и 366 в високосном году, добавлявшемся один раз в четыре года. Летоисчисление устанавливалось со дня Октябрьской революции. Начало общественного и хозяйственного года совпадало и начиналось 1 ноября. Их продолжительность составляла 360 рабочих и 5 или 6 праздничных дней. Каждый год делился на 4 квартала по 90 дней в каждом, квартал — на 3 равных месяца по 30 рабочих дней, месяц — на 3 декады по 10 дней или 6 недель по 5 дней в каждой. Названия месяцев оставались прежними, но наименования дней изменялись. Первый — День Коммуны, второй — День Маркса, третий — День Энгельса, четвёртый — День Ленина, пятый — День Сталина. Другой новацией стало оставление дней недели без названия, используя лишь порядковые номера.

Большинство членов комиссии высказалось за первый вариант, предложенный ранее. При этом были высказаны пожелания о внесении в него поправок, вытекавших из проекта Госплана РСФСР. Было решено объединить оба варианта таким образом, чтобы устранить необходимость перенесения празднования революционных дней на новые даты [29].

26 января 1930 года на заседании правительственной комиссии при СТО по переводу предприятий и учреждений на непрерывную производственную неделю был заслушан отчёт Бубнова о проделанной работе. В итоге появилось постановление об одобрении первого варианта проекта календаря с некоторыми дополнениями. Новый гражданский советский календарь устанавливался с постоянным совпадением чисел месяцев на один и тот же день. Продолжительность года составила 360 обычных дней и 5 или 6 праздничных, имевших наименования первого и второго дня Пролетарской революции, первого и второго дня Интернационала и дня памяти Ленина. Указанные дни обозначались числом предыдущего дня месяца с прибавлением литеры А или Б. Год делился на 12 месяцев по 30 рабочих дней в каждом с прибавлением соответствующих литерных дней. Каждый месяц делился на 6 недель по 5 дней в каждой. Названия месяцев и дней сохранялись, упразднялись только суббота и воскресенье. Началом гражданского года считался первый день Пролетарской революции.

Новый календарь планировалось ввести не позднее 25 февраля 1930-го. Для окончательного обсуждения и согласования основных положений проекта в течение декады Госплану предписывалось созвать межведомственное совещание. После этого окончательный проект следовало передать на утверждение Совнаркома СССР [30].

Конференция при Госплане СССР высказалась за новое летоисчисление. Однако, по её мнению, начало года и наименование месяцев следовало оставить неизменными. В итоге решением правительственной комиссии СТО в стране был введён единый производственный табель-календарь [31]. Его главным отличием от существовавшей системы летоисчисления являлось включение в него 360 рабочих дней и 5 нерабочих. Так называемые революционные дни (22 января, 1 и 2 мая, 7 и 8 ноября) в календарь не включались. Работники каждого предприятия или учреждения распределялись администрацией на пять групп одинаковой численности. Для её каждого члена выходной устанавливался в определённый день каждой пятидневки: работникам первой группы — в первый день, второй группы — во второй и так далее. Заседания общественных, профсоюзных и административных организаций должны были проходить в первый, третий и пятый дни пятидневки; периодические заседания — в течение года и в определённые дни. Специально оговаривалось, что постановление имело силу «впредь до проведения реформы календаря». Таким образом, единый производственный календарь также вводился на определённый срок. Это означало, что нововведения являлись первым шагом на пути всеобщей календарной реформы. По прошествии нескольких месяцев этот проект планировалось ввести в качестве нового гражданского календаря.

В последующие несколько лет гражданский и производственный календари использовались параллельно. Тем не менее реформа календаря в СССР в конце 1920-х — начале 1930-х годов так и не была осуществлена. Сочетание производственного и гражданского календарей создавало большую путаницу в определении рабочих и выходных дней. Ситуацию ещё более осложняло одновременное применение различными организациями и учреждениями, зависящими друг от друга, твёрдой и скользящей шкалы выходных дней. При этом для руководящих работников была установлена твёрдая шкала. Это обстоятельство создавало дополнительные трудности в работе предприятий, учреждений и учебных заведений, так как выходные дни начальства и подчинённых часто не совпадали. Отмечались случаи совпадения часов занятий у преподавателей в различных высших учебных заведениях.

Несмотря на попытки разрешения ситуации путём установления во всех предприятиях, учреждениях и учебных заведениях скользящей шкалы выходных дней, положение в лучшую сторону не менялось. В материале, представленном Наркоматом труда РСФСР в правительственную комиссию по введению в СССР непрерывного производства от 23 августа 1930 года, отмечалось, что «опыт применения скользящей шкалы показал, что при существующем общегражданском грегорианском (так в тексте. — Е. Н.) эта шкала с трудом усваивается населением, осложняет составление графиков и т. д.» [32].

Постепенно под влиянием экономических и социальных факторов идея о введении непрерывного производства была признана невозможной и бесперспективной. Это повлекло постепенный отказ от её осуществления. В свою очередь, отмирала мысль о реформе календаря. В итоге 26 июня 1940 года Президиум Верховного Совета СССР принял постановление «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» [33]. Оно вернуло в СССР привычное сочетание рабочих и выходных дней и положило конец попыткам изменить календарь. Пятидневка же до сих пор осталась в массовом сознании благодаря фильму Григория Александрова «Волга-Волга»: современному зрителю довольно трудно разобраться, что это такое.

Календарный вопрос на протяжении первых лет существования советской власти играл заметную роль в общественно-политической жизни страны. Провал замысла создания революционного календаря объяснялся несколькими факторами. К их числу относились несовпадение советской календарной системы с летоисчислением зарубежных государств. Это вызвало неразбериху в международных отношениях. Этот факт признавался в советской литературе. Один из идеологов новой экономической системы, писатель И. Л. Кремлев-Свэн, считал одним из наиболее серьёзных препятствий для введения нового календаря «возможность разнобоя с заграницей» [34]. Другой причиной стало непринятие нового календаря большинством населения СССР. Это вызвало путаницу в определении рабочих и выходных дней, сроков отпусков, порождало прогулы и в совокупности уменьшало экономическое благосостояние страны. В силу этих обстоятельств советское правительство отказалось от изменения системы летоисчисления, оставив в гражданском обиходе григорианский календарь.


Примечания:

1. Декреты Советской власти. Т. 1. М. 1957. № 272. С 404-405.

2. Священный Собор Православной Российской церкви. Деяния. Кн. VI. Вып. 2. М. 1918. С 132-133.

3. ГАРФ. Ф. Р-3431. Д. 74. Л. 86 об.

4. Там же. Л. 39, 60 об.

5. Там же. Д. 283. Л. 354-355.

6. Там же. Л. 431.

7. Там же. Л. 432.

8. Там же. Л. 463 об., 663.

9. Там же. Л. 86 об; Священный Собор Православной Российской церкви. Деяния. Кн. VI. Вып. 2. С 188.

10. Постановление Святейшего Патриарха Тихона и Малого собора епископов о переходе на новый (григорианский) стиль в богослужебной практике от 24. 09 (7. 10)//Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти 1917-1943. Ч. 1. М. 1994. С 299.

11. Послание Святейшего Патриарха Тихона к православному народу

о реформе календаря в Русской Православной Церкви от 18.09 (1.10). 1923//Следственное дело патриарха Тихона. М. 2000. № 186. С 361.

12. Распоряжение («резолюция») Святейшего Патриарха Тихона об отмене в богослужебной практике «нового» (григорианского) календарного стиля от 26.10 (8.11.) 1923 г.//Следственное дело... №187. С 362-363.

13. Заявление Святейшего Патриарха Тихона в Центральный Исполнительный Комитет по вопросам об отношении Православной Русской Церкви к календарной реформе (переходу на григорианский «новый» стиль) от

17 (30) 09. 1924 г.//Акты... 4.1. С. 337.

14. Там же. С. 337.

15. Дубнер П. М. Советский календарь// Огонёк. 1929. № 40; Викторов Ю. Нужен почин//Известия ЦИК Союза ССР и ВЦИК Советов. 1929. № 98. С. 5; Кайгородов

А. Надо реформировать неделю//Там же. С. 5; Кремлев И. Л. Непрерывное производство и социалистическое строительство. М.; Л. 1929. С. 108-115.

16. Баранчиков П. Не праздники, а дни отдыха//Известия ЦИК Союза ССР и ВЦИК Советов. 1929. № 86. С. 3.

17. Сабсович Л. М. Решительнее переходить на непрерывный производственный год//Торгово-промышленная газета. 1929. № 173. С. 3.

18. Бабин-Корень Б. В. Стандартизация календарной сетки//Торгово-промышленная газета. 1929. № 223. С. 3.

19. Мотивы за пятидневку (обзор читательских писем)//Известия ЦИК Союза ССР и ВЦИК Советов. 1929. № 199. С. 3; Пятница//Там же; 0 шестидневке//Там же. № 203. С. 3.

20. Певцов А. За декаду с двумя днями отдыха//Известия ЦИК Союза ССР и ВЦИК Советов. 1929. № 199. С. 3.

21. П. Д. Первые шаги непрерывки. За реформу календаря//Торгово-промышленная газета. 1929.

№ 249. С. 5.

22. Проект шестидневки в Академии Наук//Известия ЦИК Союза ССР и ВЦИК Советов. 1929. № 203. С. 3.

23. ГАРФ. Ф. Р-7059. On. 1. Д. 7. Л. 15.

24. Там же. Д. 2. Л. 4.

25. Там же. Д. 4. Л. 22, 25.

26. Там же. Л. 24 об., 52 об.

27. Там же. Л. 41.

28. Там же. Д. 6. Л. 12.

29. Там же. Д. 4. Л. 41.

30. Там же. Л. 28 об.

31. Постановление правительственной комиссии при Совете Труда и Обороны. «0 переводе предприятий и учреждений на непрерывную производственную неделю»//Труд. 1930. № 74. С. 4.

32. ГАРФ. Ф. Р-7059. On. 1. Д. 2. Л. 444, 505.

33. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года

«0 переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений»//Ведомости Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик. 1940. № 20. С. 1.

34. Кремлев-Свэн И. Л. Две беседы о непрерывной неделе. М. 1930. С. 27.


Дополнительно по данному разделу:
«Милость Моя исцелит тебя…»
Индульгенции в истории Греческой Церкви
Церковное сопротивление в СССР
Ватикан и Россия
Ватикан и большевицкая революция
Русская Церковь в Белой борьбе
КРЕЩЕНИЕ РУССОВ ПРИ АСКОЛЬДЕ И ДИРЕ
Первое (Аскольдово) крещение Руси
Движение "непоминающих" и Московская патриархия
ПОЛОЖЕНИЕ ЦЕРКВИ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ


Назад | Начало | Наверх
Главная страница | О задачах издания | Хроника церковной жизни | Проповеди, статьи | История Церкви | О Катакомбной Церкви | Православное богословие | Православное богослужение | Православная педагогика | Православие и наука | Православная культура, литература | Истинное Православие и апостасия | Истинное Православие и сергианство | Истинное Православие и экуменизм | Апостасия РПЦЗ | Расколы, секты | Жития подвижников благочестия | Православная миссия | Пастырское училище | Фотогалерея | Проповеди-аудио

Хроника церковной жизни 
СЕРГИАНСТВО В ДЕЙСТВИИ: В РПСЦ установили литургическое прошение о воинстве неосоветской РФ, «о еже на враги победы и одолении»

Фоторепортаж с Епархиального Собрания Омско-Сибирской Епархии РИПЦ (2013 г.)

К 70-летию провозглашения Сталиным митр. Сергия (Страгородского) первым советским патриархом в МП пытаются «догматизировать» сергианство

Официальное заявление Сербской ИПЦ по поводу нападения на храм СИПЦ под Белградом и избиения иеромонаха Максима

Мониторинг СМИ: Федеральный арбитражный суд отменил решения судов предыдущих инстанций об изъятии у РПАЦ мощей преподобных Евфросинии и Евфимия Суздальских

Нападение на храм Сербской Истинно-Православной Церкви и избиение священника СИПЦ

Рождество Христово в кафедральном соборе св. прав. Иоанна Кронштадтского в Одессе

Все сообщения >>>

О Катакомбной Церкви 
Богоборництво і гоніння на Істинно-Православну (катакомбну) Церкву на Чернігівщині

Памяти катакомбного исповедника Георгия Степановича Чеснокова (1928-2012 гг.)

Катакомбная инокиня Ксения Л.

Церковь Катакомбная на земле Российской

«ТРЕТЬЯ СИЛА» В СОВРЕМЕННОМ ПРАВОСЛАВИИ РУССКОЙ ТРАДИЦИИ. Современная наука начинает замечать ИПЦ, хотя и не выработала общепринятой классификации этой Церкви

Катакомбные Отцы-исповедники об отношении к власти и к советским паспортам

ИСТИННО-ПРАВОСЛАВНЫЕ ОБЩИНЫ В КИЕВЕ в 1930-х годах

Все сообщения >>>


Адрес редакции: E-mail: catacomb@catacomb.org.ua
«Церковные Ведомости» - вне-юрисдикционное православное духовно-просветительское издание, являющееся авторским интернет-проектом. Мнения авторов публикаций могут не совпадать с точкой зрения редакции. Одной из задач издания является освещение различных мнений о современной церковной жизни, существующих среди духовенства и паствы Истинно-Православной Христиан. Редакция оставляет за собой право редактировать или сокращать публикуемые материалы. При перепечатке ссылка на «Церковные Ведомости» обязательна. 

Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт Рейтинг@Mail.ru Каталог BigMax.ru