Меню
Главная страница
О задачах издания
Хроника церковной жизни
Проповеди, статьи
История Церкви
О Катакомбной Церкви
Православное богословие
Православное богослужение
Православная педагогика
Православие и наука
Православная культура, литература
Истинное Православие и апостасия
Истинное Православие и сергианство
Истинное Православие и экуменизм
Апостасия РПЦЗ
Расколы, секты
Жития подвижников благочестия
Православная миссия
Пастырское училище
Фотогалерея
Проповеди-аудио

Поиск


Подписка

Подписаться
Отписаться

Наш баннер

Получить код

Ссылки
Леснинский монастырь

Свято-Успенский приход

Severo-amerikanskaya eparhiya

Pravoslavnoe bogosluzhenie

Serbskaya IPC

Manastir Noviy Steynik


Душевное потребительство



Душевное потребительство

 

Многие пастыри замечали, что после общения с некоторыми людьми чувствуется вялость, слабость, “разбитость”, отсутствие душевных сил для решения текущих жизненных задач. Подобное часто встречается и в жизни обычных людей. Что это за явление, каков механизм его действия, можно ли защититься от этого?

Современной практической психологии и психотерапии известны подобные явления, характеризуемые как «поиск и использование людей в качестве защиты или источника жизненной энергии». Замечено, что подобные проявления также имеют место в семейных, производственных, дружеских отношениях.

Существуют также люди, которые сознательно действуют таким образом. Они весьма изобретательны и изощрены в методах и способах собственного эмоционального подкрепления. Их множество: от сознательного провоцирования других “сорваться”, до изматывающей и безплодной игры: «я несчастный, пожалейте меня». Подобным людям достаточно побыть несколько часов рядом с потенциальной жертвой, в некоторых случаях ею может оказаться священник, чтобы удовлетворить свои потребности. Через несколько часов после такого “приятного” общения жалеющий чувствует совершенно безпричинный упадок сил или неясное недомогание.

Кандидат медицинских наук А. Алтунин говорит об особенностях, последствиях и механизмах преодоления зависимости от подобных отношений.

«Если такой человек постоянно находится рядом с вами, вы ощущаете частые колебания своего настроения, уменьшение производительности умственного и физического труда, некоторую косвенную, смутно ощущаемую интеллектуальную и психологическую скованность, “зажатость”, заторможенность, которые в значительной степени исчезают при перемене общества. Иногда чувство облегчения настолько существенно, что вы ощущаете внутреннюю легкость, радость, свободный полет мыслей и чувств – нечто, напоминающее вдохновение».

Замечено, что психически неустойчивые люди, найдя более устойчивого, более волевого или просто душевно теплого человека, цепляются за него посредством постоянного акцентирования внимания на себе и на своих проблемах, постоянной попытки вторжения в его душевный мiр, попытки, доходящей в своих притязаниях до разрушения “донора”. Для них характерна умелая спекуляция на уделяемом внимании при полном нежелании работать над собой.

На начальных этапах отношения между человеком, дающим душевные силы, и потребляющим их, выглядят как взаимовыгодное сотрудничество. Иногда даже создается впечатление, что большую пользу получает “донор”, который предоставляет и защиту, и жизненные силы, ощущая себя человеком, который “нужен людям”, не замечая начала проявления духовного потребительства. Если же “донором” оказывается духовник, то можно только поскорбеть о его незавидном положении. А ведь духовников окружают десятки духовных чад и просто людей с подобными потребительскими душевными наклонностями.

Конечно же, речь идет не о тех случаях, когда импульс душевных сил человеку дать просто необходимо. В случае реальной помощи нуждающимся людям, душевные силы духовника восполняются Богом, и чем больше он их отдает, не жалея времени и сил для своих духовных чад, тем в большей степени происходит это восполнение. Речь идет о пустопорожнем потребительстве времени и сил священника. И поэтому священнику важно научиться различать, где – искренне нуждающийся человек, а где – проявление душевного потребительства.

А. Алтунин пишет о вариантах разрешения этой проблемы в семейных отношениях. Думаем, что его совет, восходящий по сути своей к христианскому осмыслению выхода из любого конфликта, может пригодиться пастырю не только в качестве совета для случая семейного разлада, но и в личных отношениях со своими пасомыми. Напомним только, что здесь, как и в других цитатах из психологической литературы, изложенные языком светской науки, языком психологии, закономерности и механизмы нужно прочитать глазами православного человека:

«Как же уберечь себя от отрицательного влияния таких людей? Путей несколько. Изменить отношение к себе, к своему спутнику, более четко и сознательно моделировать общение с ним (с ней). Для начала можно устроить небольшой семейный “совет”, на котором в спокойном и доброжелательном тоне попытаться обсудить ваши взаимоотношения: выяснить конкретные качества, которые вам обоим нравятся и не нравятся друг в друге, что в поведении каждого приятно, что вызывает раздражение, что ему (ей) хотелось бы в вас изменить в первую очередь и почему...

Большинство людей считает, что со своими домашними они могут разговаривать, как им хочется, и что в семейных отношениях какие-либо нормы поведения могут не учитываться. Это одно из самых распространенных заблуждений. К своим-то как раз и следует относиться не просто хорошо, а хорошо вдвойне. Иначе говоря, максимально уважительно в любом споре или конфликте, даже если вы считаете себя полностью правым. Предупредительность и чувство такта по отношению к домашним (а если быть до конца точным, то и ко всем остальным, независимо от их возраста, пола, социального положения и т.д.) в первую очередь важны для вас самих, потому что вежливость и сдержанность позволят вам сохранять не только свою психическую и физическую энергию, но наряду с другими общечеловеческими добродетелями дадут возможность укрепить свой дух, повысить гармоничность своей личности в целом, создадут более выраженные предпосылки к обретению душевного равновесия и в отдельные “пиковые” моменты жизни, и в повседневной суете, напряженном ритме нашего современного бытия».

Автор утверждает, что мысль, отрицательное чувство или поступок образуют вокруг человека соответствующее эмоциональное поле. И если человек сеет вокруг себя только раздражение, злобу, ненависть, желчность, месть, жестокость, агрессивность, эгоизм, лживость, равнодушие и высокомерие, – все это к нему же и вернется, принеся новые, еще более тяжелые и серьезные страдания. А если он сеет только доброе и светлое, причем часто безкорыстно, то Бог сторицей воздаст ему за вклад в борьбу с силами зла.

«Гибкость и дипломатичность в большом и малом, постоянное желание и стремление найти наиболее оптимальный и взаимно приемлемый компромисс – вот реальный путь сохранения собственного “я”, укрепления своего психологического и психического, нравственного и физического здоровья. Эти правила выработаны тысячелетиями, и действуют независимо от понимания или непонимания их. Чем более великодушными и снисходительными, терпимыми (к слабостям и недостаткам) и терпеливыми (к ошибкам и заблуждениям) вы будете в отношениях с окружающими, тем больше у вас будет шансов ощутить настоящее счастье, тем больших высот вы сможете достичь на пути духовного развития. А это является главной, вечной и непреходящей ценностью человеческой жизни».

Интересные мысли по этому поводу можно встретить у доктора психологических наук Т.А. Флоренской. Говоря о практической помощи в разрешении конфликтных ситуаций со стороны психологов, она пишет о нередком в их практике проявлении со стороны больных «стремления к личным дружеским взаимоотношениям с психологом, ожидании от этих отношений удовлетворения своих неудовлетворенных потребностей в любви и признании. Случись это, психолог станет объектом требований, недовольств и обид, вымещаемых на нем отрицательных переживаний. Но главная беда не в этом, а в безплодности такого рода отношений: пока человек ждет любви и внимания от других, живет этим, он никогда не удовлетворится, будет требовать все большего, и все ему будет мало. В конце концов, он окажется у разбитого корыта, как та старуха, которая захотела, чтоб служила ей рыбка золотая. Такой человек всегда внутренне несвободен, зависим от того, как к нему относятся.

Пока человек только берет, ничего хорошего не получается. Рано или поздно он обанкротится. Фигурально выражаясь, чтобы росла прибыль от получаемого, его надо отдавать другим. Этот свой источник любви и добра нужно открыть в себе самом. И открытие должно совершиться не в уме, а в сердце человека, не теоретически, а внутренним опытом. Поэтому было бы неверно сказать такому человеку: “Эффект нашего общения так недолог, потому что вы больше думаете о себе, чем о других”. Он примет это к сведению или займется самобичеванием. Подождем, когда он придет радостный и скажет: “Теперь я понял... Теперь я живу!” Это может произойти нескоро, так как такие люди больше живут умом, а не сердцем. А для начала сердце надо умягчить и отогреть, помочь человеку поверить в себя, чтобы, наконец, он узнал простую вещь: не только он нуждается в людях, но и люди нуждаются в нем».

Этим советом, касающимся подопечных психолога, можно с полным основанием воспользоваться и пастырю, более того – как ключиком к подобной непростой ситуации. Ведь, как уже было упомянуто выше, те проблемы, с которыми неверующие люди приходят к психологу, психиатру, психотерапевту, верующие идут к священнику. И как до боли жалко становится, если молодой пастырь, вчерашний семинарист, попавшись на удочку осознания своей “нужности” и “полезности”, не сможет найти правильный выход из такой ситуации.

Что же делать, если рядом с ним окажутся такие люди, которые со временем займут себе место в приходе или монастыре? Рано или поздно у священника могут иссякнуть человеческие силы для окормления таких людей. Душевные силы человека ограничены, и порой их иссякновение может обнаружиться совсем внезапно, на самом, казалось бы, жизненном подъеме. Тем более, сами “потребители”, выигрывая тактически, проигрывают стратегически, ибо, чем дальше затягивается узел подобных отношений, тем ниже падает уровень их возможностей к подлинному сотрудничеству.

Обогрев, поддержав такого человека, на каком-то этапе отношений духовник должен сказать ему: «Вот теперь ты должен учиться идти дальше самостоятельно. Если тебе будет тяжело, трудно, если искушение твоей болезни окажется тебе вновь не по силам, то приходи, я поддержу тебя. А так, по мелочам, старайся меня не отвлекать. И все это я говорю тебе не потому, что я тебя больше не люблю, или по какой-либо другой причине, а потому, что хочу, чтобы ты начинал духовно расти, а значит, сам учился справляться со своими искушениями и трудностями».

Возможно, эти слова покажутся жестокими, возможно, пасомый увидит здесь чьи-то козни («кто-то что-то ему обо мне опять наговорил»). Безусловно, жить, душевно “повиснув” на другом человеке, в данном случае на священнике, гораздо легче, чем самому преодолевать груз внутренних конфликтов и душевной неуравновешенности. Но именно в подведении человека к принятию ответственности за свои поступки и за конечный итог своей жизни видится правильный итог отношений пастыря с духовным чадом.

 И.Е.

 


Дополнительно по данному разделу:
Христианский брак и феминистское движение
Православная педагогика как Общественное и Духовное явление
О здоровье и добродетели. Книга для школьников 5-6 класса
Пособие по Православной Аскетике для современного юношества
Природоведение
Как воспитать и сохранить Веру в Бога у детей
Православное Міровоззрение и современное Естествознание
Препятствия на пути к Евангелию
Православный брак
Ушинский против Спока


Назад | Начало | Наверх
Главная страница | О задачах издания | Хроника церковной жизни | Проповеди, статьи | История Церкви | О Катакомбной Церкви | Православное богословие | Православное богослужение | Православная педагогика | Православие и наука | Православная культура, литература | Истинное Православие и апостасия | Истинное Православие и сергианство | Истинное Православие и экуменизм | Апостасия РПЦЗ | Расколы, секты | Жития подвижников благочестия | Православная миссия | Пастырское училище | Фотогалерея | Проповеди-аудио

Хроника церковной жизни 
СЕРГИАНСТВО В ДЕЙСТВИИ: В РПСЦ установили литургическое прошение о воинстве неосоветской РФ, «о еже на враги победы и одолении»

Фоторепортаж с Епархиального Собрания Омско-Сибирской Епархии РИПЦ (2013 г.)

К 70-летию провозглашения Сталиным митр. Сергия (Страгородского) первым советским патриархом в МП пытаются «догматизировать» сергианство

Официальное заявление Сербской ИПЦ по поводу нападения на храм СИПЦ под Белградом и избиения иеромонаха Максима

Мониторинг СМИ: Федеральный арбитражный суд отменил решения судов предыдущих инстанций об изъятии у РПАЦ мощей преподобных Евфросинии и Евфимия Суздальских

Нападение на храм Сербской Истинно-Православной Церкви и избиение священника СИПЦ

Рождество Христово в кафедральном соборе св. прав. Иоанна Кронштадтского в Одессе

Все сообщения >>>

О Катакомбной Церкви 
Богоборництво і гоніння на Істинно-Православну (катакомбну) Церкву на Чернігівщині

Памяти катакомбного исповедника Георгия Степановича Чеснокова (1928-2012 гг.)

Катакомбная инокиня Ксения Л.

Церковь Катакомбная на земле Российской

«ТРЕТЬЯ СИЛА» В СОВРЕМЕННОМ ПРАВОСЛАВИИ РУССКОЙ ТРАДИЦИИ. Современная наука начинает замечать ИПЦ, хотя и не выработала общепринятой классификации этой Церкви

Катакомбные Отцы-исповедники об отношении к власти и к советским паспортам

ИСТИННО-ПРАВОСЛАВНЫЕ ОБЩИНЫ В КИЕВЕ в 1930-х годах

Все сообщения >>>


Адрес редакции: E-mail: catacomb@catacomb.org.ua
«Церковные Ведомости» - вне-юрисдикционное православное духовно-просветительское издание, являющееся авторским интернет-проектом. Мнения авторов публикаций могут не совпадать с точкой зрения редакции. Одной из задач издания является освещение различных мнений о современной церковной жизни, существующих среди духовенства и паствы Истинно-Православной Христиан. Редакция оставляет за собой право редактировать или сокращать публикуемые материалы. При перепечатке ссылка на «Церковные Ведомости» обязательна. 

Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт Рейтинг@Mail.ru Каталог BigMax.ru