Меню
Главная страница
О задачах издания
Хроника церковной жизни
Проповеди, статьи
История Церкви
О Катакомбной Церкви
Православное богословие
Православное богослужение
Православная педагогика
Православие и наука
Православная культура, литература
Истинное Православие и апостасия
Истинное Православие и сергианство
Истинное Православие и экуменизм
Апостасия РПЦЗ
Расколы, секты
Жития подвижников благочестия
Православная миссия
Пастырское училище
Фотогалерея
Проповеди-аудио

Поиск


Подписка

Подписаться
Отписаться

Наш баннер

Получить код

Ссылки
Леснинский монастырь

Свято-Успенский приход

Severo-amerikanskaya eparhiya

Pravoslavnoe bogosluzhenie

Serbskaya IPC

Manastir Noviy Steynik


Правда и школа

Зинаида Иноземцева

 

Правда и школа

О роли образовательных реформ в подготовке революционного переворота в России в 1917 году

(по трудам святых протоиерея Иоанна (Восторгова) [1] и епископа Гермогена (Долганова) [2])

 

«Ни одна революция не  завершается тем, с чего началась.

Этому история нас учит.

Зачастую то, что революция в начале разрушает и преследует,

в итоге доводится до правомочности и триумфа»

Святитель Николай Сербский [3] 

 

Начало ХХ столетия ознаменовалось эпохальным событием мiровой истории: крушением Православной Российской Империи. Народы России прошли через невиданные по своей жестокости преследования со стороны атеистической власти, понеся миллионные потери, явив мiру Великую Победу народного духа: сонм новомучеников, за Веру пострадавших и причисленных к лику святых Русской Православной Церкви.

Наступили новые тяжелейшие времена. Духовно истощенный народ потерял государственную и социальную опору, но не утратил живой источник традиционной жизни. В такие времена, – по словам протоиерея Иоанна Восторгова, – расслабленный род людской в жажде исцеления, в сознании безсилия обращается ко Христу, к Его Церкви, к безценной духовной сокровищнице: документальному наследию выдающихся русских мыслителей, пастырей Русской Православной Церкви. Сегодня святоотеческое наследие возвращается к нам из небытия… В нем: ответы на вопросы и вызовы современности, раскрытие смыслов исторических явлений и действий, предостережения, указание путей конструктивного делания во спасение души человека. В нем: изъяснение действия в истории единственного закона: морального Закона Божия.        

Сообразуясь с темой нашей конференции, посвященной проблеме соработничества Церкви, семьи и государства в деле образования и воспитания молодежи, мы обратились к трудам наших святых: протоиерея Иоанна Восторгова [4] и епископа Германа Долганова [5] по вопросам влияния образовательных реформ второй половины Х1Х века на развитие революционных процессов в Российской Империи. Для современной России эти вопросы жизненно актуальны. Особенно актуален вопрос, почему революции следуют одна за другой. И почему каждая из последующих революций, независимо от своих политических и социально-экономических устремлений, неизменно и последовательно ставит и осуществляет одну и ту же цель: изменить национальное самосознание народа, трансформировать народный идеал жизни?  

Не удивительно ли, что в 90-е годы ХХ века, как и в 1917 году, при всем различии в лозунгах победителей, их намерения и программы изменения национального самосознания народа, в сущности, оставались едины. Современные комментаторы СМИ откровенно провозглашают: «Для того, чтобы произошла мутация русского духа, надо выбить народ из его традиций».   

В 1992 году на Международной конференции в Женеве в национальном докладе «Развитие образования в России» бывший министр образования РФ Эдуард Днепров со всей определенностью сформулировал задачи новой власти в области «эволюционной смены менталитета общества через школу», которая «должна быть построена по чертежам общеевропейского, общемiрового дома» [6] . Оставаясь последовательным и сегодня, ссылаясь на позицию Н.К.Крупской: «Если хочешь взять общество – бери школу», он возлагает большие надежды на введение в школах курса «истории мiровых религий». Достижение цели пропаганды толерантности и теории глобализма посредством введения в шкалах такого курса развивает и новый министр образования г-н Фурсенко. Приходится признавать, что в веке ХХ – веке масштабного атеистического террора – с этой задачей справились не вполне… Но обратимся к истории вопроса.

Протоиерей Иоанн Восторгов в своих трудах, далеких от влияния революционно-демократической мысли, на основе исследования законодательных и нормативных актов, земской статистики, докладов и отчетов Министерства народного просвещения дал развернутый анализ состояния школьного дела в России. Этот анализ во многом меняет представления о развитии историко-педагогической науки и практики в России, сложившиеся в среде педагогической общественности, дополняет и уточняет также материалы, приведенные в фундаментальном труде Петра Федоровича Каптерова (1849-1922) «История русской педагогики», впервые переизданном после 1915 года. [7] Труды Иоанна Восторгова позволяют современному исследователю преодолеть бездуховную интерпретацию тех процессов в системе образования, которые сыграли далеко не последнюю роль в подготовке краха Российской Империи.

Протоиерей Иоанн особое внимание уделяет показу того, что вплоть до реформ Петра Первого в России господствовало единое церковное образование всех слоев русского общества. Петр Первый впервые ставит и решает вопрос о создании первых школ и училищ европейского образца для подготовки людей «к государевой службе». Его нововведения шли еще с трудом. Первая гимназия, открытая в 1703 году, закрылась через 3 года по недостатку учеников. Такая же судьба постигла и другие открытые им школы. Дело продолжила Екатерина Вторая, ставя цель «выведения новой породы людей». «Общий устав народных училищ» (1786г.) предусматривал открытие в губернских и уездных городах школ, управление которыми осуществляла Комиссия народных училищ, преобразованная впоследствии Александром Вторым в Министерство Народного Просвещения.    

«Новый Устав учебных заведений» Николая Второго разделил все образовательные учреждения на 3 разряда: университеты, губернские гимназии, уездные и приходские училища [8] . При нем растет число учебных заведений. При нем предпринимаются усилия вернуть дело образования и воспитания в русло национальных приоритетов. При нем Министр народного просвещения – выдающийся государственный деятель Александр Сергеевич Шишков – много потрудился для преодоления западнического влияния, угрожающего отрыва высших слоев общества от традиционной культуры. Он стремился поставить дело воспитания и обучения на традиционных основах Православия. С горьким чувством он писал о русском мальчике, который на десятом году жизни наизусть декламирует французские стихи, но еще ни одного русского писателя не читал, Псалтири, Нестора, Четьи-Минеи и в глаза не видел. Подрастает человек, который о беpсмертии души… никогда не думает, а, став взрослым, больше всего превозносит вольность, которая, по его понятиям, в том состоит, чтоб «не считать ничего священным, не повиноваться ничему, кроме страстей своих». В 1815 году А.С.Шишков представил в Государственный Совет выдержки из учебных пособий для университетов, гимназий и училищ, указав, что эти книги способны скорее затмить ум и развратить сердце ученика, скорее возбудить в нем огонь страстей и самолюбия, нежели просветить нужными познаниями, украсить благонравием и наставить на истинный путь.

Только к русскому крестьянину, как и прежде, – подчеркивает Иоанн Восторгов, – никто другой, кроме служителей Церкви, пока существовало крепостное право, не шел. Все, что было грамотного среди русского народа, получало научение в церковных школах. Никто им не помогал, но никто за ними еще не следил и никто ими не интересовался [9]. Народ ценил церковное образование. Так, об отношении народа к церковно-приходской школе почетный смотритель Белевских училищ Тульской губернии, выдающийся русский мыслитель И.В.Киреевский в записке «Два плода двух способов учения» еще в середине века Х1Х анализирует причины, почему русский отец ведет своего сына мимо уездного училища, где мальчик может получить практически безплатно блестящее образование, к полуграмотному дьячку. Это происходит не от того,- пишет он,- чтобы отец не понимал объективного преимущества и боялся образованности для сына, но потому, что русский «ищет только такого просвещения, в котором бы мог быть уверен, что оно действительно основывалось на его коренных убеждениях веры и вековых обычаях нравственности. Выпускник училища, хоть и знает много, но обыкновенно скоро забывает все, чему учился. Если же займется чтением, то единственно чтением переводных романов. У дьячка же мальчик получает средство и потребность к живому употреблению именно тех понятий, которые всего важнее для человека во всей его жизни. Для одного дверь просвещения затворилась вместе с дверью училища. Для другого, напротив, только при окончании его учения раскрылась дверь в высшее училище – Церковь» [10] . Непостижимая мудрость, практичность и поразительная талантливость русского крестьянина имела в своей основе Псалтырь, который, охватывая весь спектр человеческого проникновения в суть бытия, составляет фундамент, первооснову духовной жизни человека, простраивая его внутренний мiр, и человек остается неколебим при всех меняющихся условиях внешней среды. Без этого фундамента народ уже в середине прошлого века усматривал в образовании развращающее лукавство, расслабляющее волю и позволяющее манипулировать человеком, лишать его жизненных сил. Плоды просветительской деятельности духовенства в доземский период характеризуется следующими цифрами: в 1865 году было в 32000 приходах – 21420 школ с 413 524 учащимися [11].

Освобождение крестьян от крепостной зависимости и земская реформа 1864 года внесли существенные изменения в основы образования крестьянства. На ниве начального народного образования явились новые работники: Министерство Народного Просвещения и земства. Повсеместно создаются земские школы. Православное духовенство, – как показывает о. Иоанн, –вначале почти повсеместно приветствовало открытие земских школ и впереди всех сословий отдается просветительской деятельности без всяких понуждений. Он приводит заключение графа Дмитрия Толстого, который в 1861 году отмечает в отчете по духовному ведомству, что духовенство обнаружило такие учительные силы, каких тщетно было бы ожидать от какого-либо другого ведомства или учреждения и каким могла бы позавидовать любая из просвещенных стран Европы. «В 1866 году в Пошехонском уезде открыто 12 земских школ, из них 9 в домах священников, учащими в них назначены священники и их жены. Большинство ходатайств пред земством об открытии школ исходило от священников. Директор народных училищ Ярославской губернии в отчете за 1876 год пишет: Духовенство за труд преподавания Закона Божия с самого открытая земской школы отказывается от вознаграждения. Кроме того, многие из духовенства могут быть названы основателями школ…» [12].   

Однако вскоре многих смутило то, что в числе книг для новых земских и министерских школ не значилось Евангелие, а так как все книги, не помещенные в каталоге, считались для школ запрещенными, то выходило так, что Евангелие изгнано из школ. Пропуск Евангелия в каталоге имел особое значение и потому, что в то время Евангелие впервые было напечатано на русском языке, доступном для народа. Земская школа изначально стала обнаруживать открыто противорелигиозное и противоцерковное направление.

Возникали случаи, когда духовенство, поддерживаемое прихожанами, не хотело расставаться со своим детищем, и продолжало учительствовать. Это встречало резкое сопротивление власти. Нередко начинались открытые гонения, когда доходило дело до того, что священников полицейскою властью выводили из школ и применяли к ним взыскания и кары, включительно до арестов. Такие случаи Ф.М.Достоевский с горечью приводил в «Дневнике писателя». К 1884 году из 21 000 церковно-приходских школ осталось 5000. Ушла огромная сила от народного просвещения [13].

В царствование Александра III церковно-приходская школа была воссоздана (1884г.). Она не вытесняла министерские и земские школы. Она заняла свое особое место как основное воспитательно-образовательное учреждение крестьянства. Тем не менее, эта школа была крайне враждебно встречена со стороны «прогрессивной» интеллигенции. Интеллигенция наша ничего не говорила, – пишет о. Иоанн, – против немецких церковных школ, она даже тайно отстаивала школы ксендзов в Западном крае и возмущалась фактами их закрытия со стороны администрации; ничего не говорила передовая пресса и против многочисленных школах при мечетях, … ничего не возражала против школ раввинских при синагогах, применявших к детям жестокие наказания во вкусе средних веков и заставлявших детей-евреев безсмысленно задалбливать человеконенавистнический талмуд. Но удивительное дело, – против православных церковно-приходских школ поведен был интеллигенцией и прогрессивной печатью систематический и столь жестокий и озлобленный поход, что одно это озлобление невольно заставляло видеть в этой борьбе что-то до-нельзя пристрастное, скрывающее свои настоящие побуждения и вместо них выставляющее, как маску, возражения обще-педагогического характера… Причина ненависти и клеветнической травли против церковной школы лежала в ее принципе: церковная школа поставила себе целью воспитание народа в духе сохранения церковности и государственности; она открыто объявляла себя противореволюционной силой. И вот она была объявлена знаменем реакции, учреждением ретроградным, врагом прогресса и просвещения.

Революционно–демократическая интеллигенция непреклонно шла по пути расцерковления русской школы. В 1907 году Учредительный съезд Федерации национальных и территориальных союзов, учителей и других деятелей по народному образованию высказывается за то, чтобы религию исключить из курса школы [14]. Во вражде к церковной школе объединились все противорелигиозные, противоцерковные, противогосударственные и противорусские, – все отрицательные элементы общества, все, что мечтало о разделении русской национальности, о господстве инородцев, о государственном перевороте, о господстве социалистических и демократических идеалов, столь враждебных религии и церковности. Всем этим элементам было за что ненавидеть восстановленную церковную школу, как истинно народную. Истинно-воспитательную. Она без сомнения, мешала революционным замыслам, и конечно, надолго отодвинула и значительно смягчила, и понизила ту волну революции, которая прокатилась по лицу русской земли в 1905-1906 гг. и которая не окончила своего пагубного действия [15] …   

Печальные следствия производимых в системе воспитания и образования прогрессистских реформ отторжения от основ православной веры, затронувшие какую-то часть учащихся и духовных школ, не заставили себя ждать. Многие архивные документы из личного собрания епископа Саратовского и Царицынского Гермогена (Долганова), сохранившиеся в Государственном архиве Саратовской области, раскрывают эти процессы начала ХХ века.            

В декабре 1901 года Учебный Комитет при Святейшем Синоде в конфиденциальном указании ректорам духовных учреждений сообщает, что «происходящая ныне смута в учебных заведениях распространяется в юношестве, которое вводят в заблуждение и в соблазн неблагонамеренные люди, стремящиеся возбудить в обществе революционное движение против законного порядка. Эти преступные возбуждения к учебным безпорядкам, к несчастию, встречают отголосок и в наиболее легкомысленной части юношества, наполняющего духовные семинарии. С начала года происходит уже задуманная агитаторами безпорядка работа с целью раскинуть во всех семинариях сеть безумных внушений для того, чтобы овладеть— частию посредством лукавых воззваний, возбуждающих ложное стадное чувство товарищества, частию посредством обмана и угроз—целою массою учеников, и направить ее к разного рода протестам во имя мнимой свободы, и к стадному безпорядку, который и проявился уже в некоторых местах в формах дикого своеволия и разгрома или в безсмысленном массовом уклонении от ученья. Возбудители и зачинщики этого движения привлекают к нему легкомысленную толпу обычными приемами революционной игры, образуя комитеты — местные и центральный и собирая съезды для организации секретной переписки между семинариями с целью распространить совокупные повсюду безпорядки. Все это, предполагаемое таинственным, движение не остается, однако, тайною, и рассылаемые письма и воззвания сами себя обличают» [16].

20 августа 1906 года епископ Гермоген получил письмо от рабочих табачной фабрики с жалобой на приказчика, который якобы наставляет их против правительства и духовенства, и просьбой избавить их от этого приказчика, в противном случае они его убьют и «тогда грех будет на вашей душе. Мы его убьем и до убийств вы нас допустили, а коль перед Богом все равно отвечать вам и нам вместе, если он будет, то мы бросим бомбу под вас»… [17]. Все это вынуждало родителей поднимать свой голос против нововведений в школьном образовании. Так, в августе 1905 года епископ Гермоген обращается с всеподданнейшим прошением к Государю Николаю Александровичу по поводу того, что Широкинское общество приняло постановление о закрытии существующей земской школы по причине крайне-неудовлетворительного религиозно-нравственного воспитания детей. Общество обратилось с просьбой о принятии этой школы в духовное ведомство [18]. Саратовский епархиальный надзиратель церковных школ Василий Попов 20 ноября 1907 года докладывает Владыке о том, что в церковных школах Саратова в целях воспитания детей все единогласно на собрании учащих признали желательным введение чтения Слова Божия, особенно дневного Евангелия в исторической последовательности его событий. На этом письме резолюция епископа Германа: «Глубоко согласны и благодарим собрание за доброе пастырское попечение о воспитании души детской в духе Веры и Церкви. Господи, благослови!» [19].

«Школой можно поднять народ духовно и можно его погубить» – предупреждали пастыри Русской Православной Церкви. Ибо, – как писал о. Иоанн, – «…заложенные в детские годы яд неверия, нечестия, злобы и горделивой непочтительности ко всему, что чтить надлежит, трудно потом вытравить из души человека, как трудно выпрямлять дерево, которое искривилось в молодости… Школа начальная по преимуществу школа воспитательная; воспитывать же детей можно и должно не на основе одной науки, безсильной для воспитания, а для детей вместе с тем и не доступной, но только на основе святой веры, Божьего Закона и христианской совести». Дай Бог, чтобы открываемые школы все шли по этому пути; исполнится это, и народ наш возрастет в добре, во всеобщем обучении получит истинное благо; если же не исполнится – школа его только погубит» [20] . В основу всеобщего образования в России в ХХ веке были положены бездуховные атеистические начала.  

Голгофский путь церковной школы, увеличивающей контингент грамотных людей в России и успешно обезпечивающей путь к всеобщему начальному обучению на религиозных духовно-нравственных принципах, был завершен.

Совершенно очевидно, что ныне мы стоим перед результатами и теми проблемами, с какими столкнулась воочию Россия во второй половине 19 века. С нарастающим деструктивным воздействием на молодежь с целью разложения личности современного подростка, отрыва его от истоков русского самосознания, подготовки его к массовым не мотивированным антиобщественным безпорядкам. С насаждением с помощью новейших технологий транскультурного коммуникационного мiровоззрения, базирующегося на представлениях о свободе индивидуума, находящегося (еще) в своей культуре, от этой своей культуры посредством освобождения от заложенных в нем врожденных признаков, генетических кодов. Таковы «новейшие» философско-антропологические изыскания современных глобалистов – «прогрессистов».

Одержит ли победу русский человек на пути духовного пробуждения в новых условиях, когда вся мощь так называемых «достижений цивилизации» встала активным и целенаправленным препятствием на этом пути, покажет время. Надо надеяться, что «… война, расположенная по чертежу коварства и злобы достигла своего предела: начинается брань Господня». Такими словами образно обозначил провидческий смысл русской истории митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) в рассуждении о нравственных причинах неимоверных наших успехов в войне 1813 года [21] .

 

 

Примечания:

[1] Протоиерей Иоанн Восторгов (1864-1918) вскоре после революционных пожаров 1905-1906 гг. был назначен настоятелем Покровского, или Василия Блаженного, собора на Красной площади. Истинный проповедник слова Божия, защитник чистоты веры, христианской государственности и нравственного здоровья русского народа, он хорошо понимал суть происходящих событий, направленных на разрушение Российского государства, противостоял им. Московский Златоуст, как называли его, готовил православных к тяжким испытаниям в безбожном государстве, призывал их к стоянию в вере, подвигу мученичества. В день святителя Николая 9/22 мая 1918 г. участвует в возглавляемом Патриархом Тихоном крестном ходе от Покровского собора к образу святителя на Никольской башне. Его призывное обличительное слово: «Не убоимся насильников!...» обрывается арестом. 23августа/5 сентября 1918 года он был расстрелян по первому официальному смертному приговору, вынесенному атеистической властью священнику.  

 

[2] Епископ Гермоген (Долганов) (в мiру Долганов Георгий Ефимович) (1958-1918) с 1903 г. возглавлял Саратовскую и Царицынскую епархию. С 1917 г. он еп. Тобольский и Сибирский. Св. Иоанн Кронштадтский говорил, что за судьбу православия он спокоен и может умереть, зная, что епископы Гермоген и Серафим (Чичагов) продолжат его дело. Епископ Гермоген арестован 24 апреля 1928г. и утоплен в р. Суре 16/29 июня 1918г.  

 

[3] Святитель Николай Сербский. Избранное. Миссионерские письма.- Минск, 2004. С.453.

 

[4] Полное собрание сочинений протоиерея Иоанна Восторгова. – М., 1915-1916 гг., тт.1-4

 

[5] Государственный архив Саратовской области (ГАСО). Ф.1132-Епископы Саратовские и Царицынские, дд.16-262;  

 

[6] Цит.: В.Ю.Троицкий. Традиции земского просветительства и современная школа.//Земский вестник. 1995 №6.С.20.

 

[7] П.Ф. Каптеров. История русской педагогики. СПб.: Алетейя, 2004-560с. (Серия «Библиотека русской педагогики»).

 

[8] Протоиерей Иоанн Восторгов. Деятельность Императора Николая 1-го на пользу просвещения в России и в частности Кавказского края. – М.,1916, т.4. С..32-33.  

 

[9] Там же. Протоиерей Иоанн Восторгов.- М.,1915. ПСС, т.4. С.562.   

 

[10] РГАЛИ, ф.236, оп.1,д.22.

 

[11] Протоиерей Иоанн Восторгов. Государственная Дума и церковная школа– М.,1916. .. ПСС., т..4. С.564.

 

[12] Свящ. К. Рождественский. Слово правды о церковной школе. Изд.2. С.15-18.// Цит. по: протоиерей Иоанн Восторгов. Государственная Дума и церковная школа– М.,1916. .. ПСС., т..4. С.563.

 

[13] Там же.

 

[14] Протоколы учредительного съезда Учредительный съезд Федерации национальных и территориальных союзов, учителей и других деятелей по народному образованию.-СПб,1907.-С.20-23. – Цит. «Церковь и школа. Тематическая публикация документов.-М.,1995.С.9-13.  

 

[15] Протоиерей Иоанн Восторгов. Государственная Дума и церковная школа – М.,1916. .. ПСС., т..4. С.566.

 

[16] ГАСО.Ф.1132,оп.1, д.47 , лл.1-4

 

[17] ГАСО. Ф.1132, оп.1, д.230.

 

[18] ГАСО, Ф.1132,оп.1, д.80, лл.1-5.

 

[19] ГАСО, ф.1132, оп.1,д.58,л.л.13-24.

 

[20] Православная Москва в начале ХХ века. Сб. документов и материалов. М., Изд-во: объединение «Мосгорархив». 2001. С.199-200.

 

[21] Филарета Митрополита Московского и Коломенского творения.- М.,1995. С.311.

 


Дополнительно по данному разделу:
Христианский брак и феминистское движение
Православная педагогика как Общественное и Духовное явление
О здоровье и добродетели. Книга для школьников 5-6 класса
Пособие по Православной Аскетике для современного юношества
Природоведение
Как воспитать и сохранить Веру в Бога у детей
Православное Міровоззрение и современное Естествознание
Препятствия на пути к Евангелию
Православный брак
Ушинский против Спока


Назад | Начало | Наверх
Главная страница | О задачах издания | Хроника церковной жизни | Проповеди, статьи | История Церкви | О Катакомбной Церкви | Православное богословие | Православное богослужение | Православная педагогика | Православие и наука | Православная культура, литература | Истинное Православие и апостасия | Истинное Православие и сергианство | Истинное Православие и экуменизм | Апостасия РПЦЗ | Расколы, секты | Жития подвижников благочестия | Православная миссия | Пастырское училище | Фотогалерея | Проповеди-аудио

Хроника церковной жизни 
СЕРГИАНСТВО В ДЕЙСТВИИ: В РПСЦ установили литургическое прошение о воинстве неосоветской РФ, «о еже на враги победы и одолении»

Фоторепортаж с Епархиального Собрания Омско-Сибирской Епархии РИПЦ (2013 г.)

К 70-летию провозглашения Сталиным митр. Сергия (Страгородского) первым советским патриархом в МП пытаются «догматизировать» сергианство

Официальное заявление Сербской ИПЦ по поводу нападения на храм СИПЦ под Белградом и избиения иеромонаха Максима

Мониторинг СМИ: Федеральный арбитражный суд отменил решения судов предыдущих инстанций об изъятии у РПАЦ мощей преподобных Евфросинии и Евфимия Суздальских

Нападение на храм Сербской Истинно-Православной Церкви и избиение священника СИПЦ

Рождество Христово в кафедральном соборе св. прав. Иоанна Кронштадтского в Одессе

Все сообщения >>>

О Катакомбной Церкви 
Богоборництво і гоніння на Істинно-Православну (катакомбну) Церкву на Чернігівщині

Памяти катакомбного исповедника Георгия Степановича Чеснокова (1928-2012 гг.)

Катакомбная инокиня Ксения Л.

Церковь Катакомбная на земле Российской

«ТРЕТЬЯ СИЛА» В СОВРЕМЕННОМ ПРАВОСЛАВИИ РУССКОЙ ТРАДИЦИИ. Современная наука начинает замечать ИПЦ, хотя и не выработала общепринятой классификации этой Церкви

Катакомбные Отцы-исповедники об отношении к власти и к советским паспортам

ИСТИННО-ПРАВОСЛАВНЫЕ ОБЩИНЫ В КИЕВЕ в 1930-х годах

Все сообщения >>>


Адрес редакции: E-mail: catacomb@catacomb.org.ua
«Церковные Ведомости» - вне-юрисдикционное православное духовно-просветительское издание, являющееся авторским интернет-проектом. Мнения авторов публикаций могут не совпадать с точкой зрения редакции. Одной из задач издания является освещение различных мнений о современной церковной жизни, существующих среди духовенства и паствы Истинно-Православной Христиан. Редакция оставляет за собой право редактировать или сокращать публикуемые материалы. При перепечатке ссылка на «Церковные Ведомости» обязательна. 

Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт Рейтинг@Mail.ru Каталог BigMax.ru