Меню
Главная страница
О задачах издания
Хроника церковной жизни
Проповеди, статьи
История Церкви
О Катакомбной Церкви
Православное богословие
Православное богослужение
Православная педагогика
Православие и наука
Православная культура, литература
Истинное Православие и апостасия
Истинное Православие и сергианство
Истинное Православие и экуменизм
Апостасия РПЦЗ
Расколы, секты
Жития подвижников благочестия
Православная миссия
Пастырское училище
Фотогалерея
Проповеди-аудио

Поиск


Подписка

Подписаться
Отписаться

Наш баннер

Получить код

Ссылки
Леснинский монастырь

Свято-Успенский приход

Severo-amerikanskaya eparhiya

Pravoslavnoe bogosluzhenie

Serbskaya IPC

Manastir Noviy Steynik


Апостасия в Русской Зарубежной Церкви. Хронология основных событий: 2000 - 2003 гг. Часть I.

Виталий Шумило

 

АПОСТАСИЯ  В  РУССКОЙ  ЗАРУБЕЖНОЙ  ЦЕРКВИ

Хронология основных событий

2000 2003 гг.

 

 «Какою бы правда ни была горькой,

но она все же дороже любой самой сладкой лжи»

Ф.М.Достоевский

 

2000-й год навсегда войдет в историю Православной Церкви. Это был год переломный, можно сказать – эпохальный, т.к. он не просто изменил ход русской церковной истории, он навсегда похоронил чаяния и надежды тысяч православных христиан на подлинное духовное возрождение Российской Церкви и православной России. Этот год стал началом открытого разгрома Русской Зарубежной Церкви и её капитуляции перед советской Московской патриархией, духовным триумфом «тайны беззакония» и послушной ей «церкви лукавнующих».

Пройдет время, и этим событиям будет дана полная каноническая и нравственная оценка, будет осмыслено многое из того, что сейчас только начинает вырисовываться. Откроются новые, доселе не известные факты, «ибо нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано» (Мф. 10, 26), и это поможет более глубоко понять ныне происходящее. Но уже сегодня можно с уверенностью сказать, что семидесятилетняя операция «Трест», начатая советскими спецслужбами в 1920-х гг. для разложения и нейтрализации Белой эмиграции и ее главного и последнего духовного оплота – Русской Зарубежной Церкви, практически завершена. Нет больше открытого, авторитетного, всеми уважаемого, свободного голоса Зарубежной Церкви. Ее светильник угас.

РПЦЗ была тем маяком, на который с надеждой взирали тысячи православных христиан во всем мiре; этот маяк открыто светил в самые лютые годы богоборческих гонений в России и либерального разложения Заграницей. В годы, когда Катакомбная Церковь в СССР была в глубоком подполье (уцелев в Своем малом остатке от окончательного разгрома лишь милостью и благодатной помощью Божией), РПЦЗ не только подавала надежду в бушующем океане страстей и дьявольской борьбы с Церковью Христовой, но и указывала верный, надежный ориентир спасения. Не стало больше этого маяка: взят от среды Удерживающий, и ничто уже не помешает «тайне беззакония» окончательно покрыть тьмой отступления некогда христианский мiр (II Фес. 2, 7-8). Маленькая Катакомбная Церковь, окруженная со всех сторон врагом, оболганная и оклеветанная, может приютить истинно верующих в Своей спасительной ограде, но Она уже не сможет существенно влиять на общество и воспрепятствовать апостасии. Теперь нам необходимо  «держать, что имеем» (Ап. 3,2), сохранив от разгрома хотя бы остаток верных РПЦЗ, и самим стараться сохранить себя в Истинной Церкви Христовой.

            Это исследование апостасийных процессов в РПЦЗ не претендует на полноту. Повторимся, осмысление падения Зарубежной Церкви только начинается: еще многое не известно, многие тайные механизмы по ее разложению изнутри едва приоткрываются. Мы лишь делаем первую попытку проследить хронологию отступления в РПЦЗ, начиная с 2000 года, и дать этим событиям нравственную и каноническую оценку.

 

***

13-16 августа 2000 года в Москве прошел т.н. «Юбилейный архиерейский собор» Московской патриархии. Собор был проведен помпезно, как ни один из подобных в Московской патриархии, и скорее напоминал партийные съезды времен СССР, а не церковное собрание. Его главной задачей было – показать обществу, что процесс подлинного возрождения Русской Православной Церкви идет успешно, Церковь обрела духовную свободу, не зависима в своих решениях от государства и может влиять и на общество, и на государство. Другой, негласной, целью собора было – успокоить волнение духовенства и паствы внутри самой МП, недовольных откровенным срастанием их церкви с криминальным государственным аппаратом в единый организм, недовольных экуменической деятельностью МП и т.п. Собором были канонизированы Свв. Царственные Мученики и большое число (более восьмисот) Новомучеников и Исповедников Российских, среди которых имена многих сергиан, но включены в этот список и имена некоторых Мучеников и Исповедников, не признававших сергианский путь “спасения” Церкви и неканоническое церковное управление митр. Сергия (Страгородского). Был принят ряд документов, из них самые важные: новая редакция Устава МП и «Основы социальной концепции РПЦ» – практически дословная копия с Социальной концепции иудаизма в РФ; в Социальной концепции МП были заменены лишь некоторые слова: иудаизм – на “православие”, синагога – на “Русская Православная Церковь”, и т.п. Именно эти два документа: Социальная концепция МП и Акт о канонизации Царской Семьи и Новомучеников – стали камнем соблазна на ближайшем Архиерейском Соборе РПЦЗ и послужили внешним оправданием для давно наметившейся унии РПЦЗ с МП, открытого изменения исповеднического курса РПЦЗ и создания согласительной Комиссии для переговоров по объединению.

 

Октябрь 2000 г. Состоялся Архиерейский Собор РПЦЗ, изменивший историческому исповедническому курсу Русской Зарубежной Церкви. Собор начался докладом епископа Евтихия Ишимского, в котором он, ссылаясь на канонизацию в МП и Социальную концепцию, утверждает, что в МП идет «возрождение православия» и что проблема сергианства, разделявшая “две части Русской Церкви”, отныне снята. Этот доклад, явно заказанный МП и архиеп. Марком Берлинским, давно ведущим с советскими архиереями открытые переговоры об объединении, определил всё дальнейшее направление работы Собора и лег в основу принятых решений.

Собор принимает Обращение к экуменическому сербскому патриарху Павлу с унизительной просьбой не разрывать с РПЦЗ евхаристического общения («мы просим Ваше Святейшество не отстранять нас от литургического общения с Вами») и фактически выступить посредником в подготовке унии с МП. Окончательно вопросы о сближении с МП решено рассмотреть на Соборе РПЦЗ в 2001 г., а до этого создать согласительную «Комиссию по единству Русской Церкви». Обращение к сербскому патриарху придало бывшей до того частной практике сослужения некоторых архиереев и духовенства РПЦЗ с экуменической Сербской Церковью совершенно новое качество – соборного определения, обязательного для всей полноты Церкви.

В этом Обращении впервые в истории Зарубежной Церкви созданная Сталиным в 1943 г. советская патриархия официально признана “Русской Церковью”: «Светлым показателем («духовного возрождения» – прим. авт.) является недавнее прославление Новомучеников Российских во главе с убиенной Царской Семьей и осуждение политики сотрудничества с безбожными властями (чего на самом деле не было; была лишь небольшая цитата в “Социальной концепции РПЦ” об отношениях с современной гражданской властью – прим. авт.), состоявшееся на последнем Соборе Русской Церкви в Москве». Отныне все официальные заявления и отношения РПЦЗ с МП начинают строиться именно в таком каноническом порядке: советская патриархия признается “Матерью-Церковью”, а советский патриарх – Высшей Церковной Властью Русской Церкви (ср. определение самой МП об РПЦЗ на “Юбилейном соборе” 2000 г.: «Несколько слов о так называемой “Русской зарубежной церкви”. /.../ Московский Патриархат неоднократно на протяжении последних десятилетий выражал добрую волю к скорейшему восстановлению канонического единства в лоне Матери-Церкви с желающими этого иерархами, клириками и монашествующими, входящими в структуру “Русской зарубежной церкви”»; далее РПЦЗ со ссылкой на свт. Иоанна Златоустого квалифицируется как раскол). Было очевидно, что произошло не только изменение прежнего курса РПЦЗ, но произошла замена всего мiровоззрения Зарубежной Церкви в отношении сергианской МП и изменение собственного канонического статуса. Отныне МП для священноначалия РПЦЗ – не отступившая от Православия часть Русской Церкви, а полнота Российской Поместной Церкви.

Решения Собора, подписанные всеми архиереями, включая Первоиерарха Митрополита Виталия, вызывают резко отрицательную реакцию в среде духовенства и мiрян РПЦЗ и РИПЦ как в российских приходах, так и зарубежом. Начинается активное обсуждение соборных решений и выражение несогласия с принятием нового курса, рассылаются и публикуются обращения к архиереям с прошениями снять свои подписи под ошибочными и неправославными решениями Собора.

21 ноября/4 декабря 2000 г. Митрополит Виталий в ответ на многочисленные обращения публикует свое “Послание к духовенству и пастве”, в котором дает оценку Московской патриархии и ее собору 2000 г., в частности по поводу канонизации в МП Новомучеников и Царской Семьи: «Московская Патриархия решила пойти на политическую манипуляцию и совершить свое прославление с одной только целью утихомирить голос своих верующих и таким образом самой еще как-то просуществовать». В Послании Владыка Митрополит дает также критическую оценку принятому Собором РПЦЗ постановлению о создании Согласительной комиссии по единству с МП и напоминает, каким образом и с какой целью Сталиным была создана современная “Московская патриархия”. Здесь же он говорит о Катакомбной Церкви, не пошедшей в услужение богоборческой власти, и советской церкви, подчинившейся властям: «Молчаливым ответом на это верующих в России было то, что они стали молиться по домам, и в каждой такой квартире создавалась домовая церковь с иконостасом /.../ Такого рода церкви существуют и по сей день». Первоиерарх заверил в Послании, что «наша Церковь, которая уже 80 лет идет прямым Христовым путем, не будет уклоняться ни в какие сомнительные трущобы», а «тот факт, что я подписал это Послание (соборные решения 2000 г. – прим. авт.), далеко не значит, что я с каждым пунктом согласен, и я знаю, что есть и другие архиереи, которые думали так же, как и я». В конце Послания Митр. Виталий еще раз заявил: «И так знайте, верные чада Русской Православной Зарубежной Церкви, что наша Церковь не изменила своего пути, и мы тоже, если хотим своего спасения, должны идти ее путем», и призвал оставаться «верными Господу и Его Церкви».

Это Послание Первоиерарха в одних вселило надежду на то, что решения Собора будут пересмотрены, других разочаровало, т.к. призыва к отмене ошибочных соборных решений в Послании не прозвучало, не снял Вл. Митрополит и своей подписи под этими решениями. Однако было ясно, что есть архиереи, которые ни при каких обстоятельствах не пойдут на унию с МП, а сами решения Собора открыто подверглись критике Первоиерархом РПЦЗ. Данное Послание Митрополита Виталия, несмотря на всю его недосказанность, архиеп. Лавром, архиеп. Илларионом, еп. Гавриилом и другими архиереями, сторонниками унии, запрещено было распространять на приходах РПЦЗ.

28 ноября/11 декабря Секретарем Синода архиеп. Лавром опубликовано Заявление, в котором, без прямого указания имени Первоиерарха, говорится, в частности, что «в такое ответственное время недопустимы безответственные заявления, которые попирали бы соборность, ввергая верных в пучину недоумений и разного рода шатаний», «недопустимо, чтобы кто бы то ни было, мiряне, священнослужители или, тем более архиереи, нарушали дух соборности»;  «всякая попытка подобного давления есть тем самым антисоборное действие, направленное против устоев нашей Церкви, нарушающее сам церковный чин». Архиеп. Лавр в своем Заявлении признает наличие в РПЦЗ после Собора 2000 г. «небывалого явления» – «критики со всех сторон» решений Архиерейского Собора,  но не делает из этого никакого вывода о его причинах и настойчиво требует безоговорочного послушания: «Архиерейский Собор, высший церковный орган нашей Церкви, высказал свое соборное слово. Теперь дело за нами, законопослушными церковными чадами. Соборное слово должно быть нами усвоено, продумано и принято для исполнения в жизни». О том, что Собором приняты ошибочные и неправославные решения, изменившие весь традиционный курс РПЦЗ, и что критика направлена именно на эти решения, а не на Собор РПЦЗ и самый принцип соборности в Церкви, – архиеп. Лавром не сказано ни слова. Ректор Свято-Троицкой семинарии в своем Заявлении не пояснил, что принцип подлинной соборности в том и заключается, что архиереи, духовенство и паства сохраняют верность Христу и Православию, т.е. православным решениям прежних Соборов Церкви, а уклонение от этого принципа и является в действительности «тем самым антисоборным действием».

Однако запрещения и подобного рода заявления сторонников унии уже ничего не могли изменить: Послание Первоиерарха впервые в истории Зарубежной Церкви поставило под сомнение правильность решений Собора РПЦЗ. И, следовательно, эти решения больше не имели соборного авторитета.

Вскоре после этого, 21 января/2 февраля 2001 г., епископ Вениамин (Русаленко) Черноморский и Кубанский Русской Истинно-Православной Церквиделает открытое Заявление о снятии своей подписи с неправославных решений Собора 2000 года. Владыка дает духовную и каноническую оценку решениям Собора и делает вывод, что «был принят документ, который можно рассматривать как официальную декларацию нового курса РПЦЗ – курса на переход “под омофор” “Московской патриархии”». Заканчивается Заявление словами: «Не наваждение ли это?! Или, может быть, Господь за грехи наши отнял у нас всех разум?! Проявив непростительную оплошность, я был одним из тех, кто поставил свою подпись под этим постыдным документом, в чем искренне раскаиваюсь и потому ее дезавуирую».

Заявление епископа Вениамина было открытой поддержкой Митрополита Виталия и декабрьского Послания Первоиерарха. В нем решения Собора 2000 г. впервые и прямо архиереем Русской Церкви названы своим настоящим именем: «официальной декларацией нового курса РПЦЗ», и принесено публичное покаяние.

По примеру вл. Вениамина аналогичное заявление от 30.01/12.02. 2001 г. делает епископ Варнава (Прокофьев) Каннский, викарий Западно-Европейской Епархии, в Открытом письме в редакцию «Вестника Германской Епархии РПЦЗ». В этот же день, «присоединяясь к заявлению владыки Вениамина», в открытом Заявлении всем членам Собора снял свою подпись с письма сербскому экуменическому патриарху епископ Агафангел (Пашковский) Симферопольский и Крымский. Подпись под решением о создании согласительной “Комиссии по единству Русской Церкви” и Обращением Собора РПЦЗ к пастве, в котором сказано, что сергианства в МП уже нет, еп. Агафангел не снимал и в своем Заявлении этого вопроса не затронул.

6-8 февраля 2001 г. в Нью-Йорке под председательством Митр. Виталия состоялось заседание Архиерейского Синода РПЦЗ, на котором были подтверждены все решения, принятые на Соборе 2000 года: «Собравшись на очередном заседании Архиерейского Синода, мы нашли необходимым снова засвидетельствовать свое внутреннее единство и непоколебимое стояние в истине церковной. Мы весьма озабочены нестроениями, охватившими некоторые части нашего церковного организма. В связи с этим мы подтверждаем, что мы – все члены Архиерейского Синода, во главе с председателем, высокопреосвященнейшим митрополитом Виталием, – единодушно стоим за решения и заявления, принятые на архиерейском Соборе и не можем согласиться с попыткой внести дух сомнения и разногласия в нашу среду» (Заявление Архиерейского Синода РПЦЗ от 26 января/8 февраля 2001 г.). Подписи под Заявлением: «Председатель Архиерейского Синода Митрополит Виталий. Члены Архиерейского Синода: Архиепископ Лавр, Архиепископ Марк, Архиепископ Алипий, Епископ Гавриил, Епископ Кирилл».

Пользуясь физической немощью старца-Митрополита, вопреки его личным убеждениям, от него получили подписи под всеми необходимыми для униатов документами. В этом и в дальнейших противоречивых и непоследовательных действиях Вл. Митрополита со всей очевидностью сказалась вся трагедия его пребывания на посту Первоиерарха в последние годы: именем и подписью Митр. Виталия стали манипулировать для прикрытия собственных неканонических и откровенно антицерковных целей, игнорируя личные убеждения Первоиерарха и легко вводя его в заблуждение. Трагедия заключается в том, что за границей возле Митрополита Виталия не оказалось людей честных, принципиальных и порядочных, смиренных и по-сыновьи любящих своего Первоиерарха, какие были при Митрополитах Антонии, Анастасии и Филарете в их, обремененные немощью преклонного возраста, последние годы жизни и управления Церковью. Все больше авторитет и судьба Церкви стали приноситься в жертву мелочному эгоизму, недобросовестности и предательству.

24 февраля/9 марта 2001 года вл. Вениамин и духовенство Черноморско-Кубанской епархии, как реакцию на Заявление Архиерейского Синода, направляют Митр. Виталию и Архиерейскому Синоду РПЦЗ еще одно Обращение по поводу решений Собора 2000 г. В нем, в частности, сказано: «Настойчиво просим Вас созвать новый Собор с участием духовенства, монашествующих и мiрян. Потому как своими решениями Вы ввели в сильное смущение и нестроение всю нашу Церковь. Мы ожидаем от очередного Архиерейского Синода положительного ответа на наше Обращение. Если же наш глас не будет услышан Архипастырями, то мы будем вынуждены, согласно святым канонам, запрещающим общее моление с еретиками, перейти на путь решительных действий (“уклониться от зла и сотворить благо”). /.../ Мы не теряем надежды на то, что наш Архиерейский Синод пересмотрит эти решения и соборным разумом Русской Церкви Заграницей исправит допущенные ошибки». В Обращении епископа Вениамина было сформулировано требование к Первоиерарху и Архиерейскому Синоду созвать новый Архиерейский Собор, который один только и может, согласно церковным канонам и Положению о РПЦЗ, отменить ошибочные решения прежнего Собора. В противном случае, если неправославные решения не будут отменены Архиерейским Собором, еп. Вениамин недвусмысленно дал понять архиереям РПЦЗ, что прекратит с ними церковное общение «согласно святым канонам, запрещающим общее моление с еретиками».

Строгое следование принципам соборного устроения Церкви и канонической законности с самого основания РПЦЗ ограждало церковную жизнь в Зарубежье от канонических беззаконий и анархии. Верность этим традициям помогло Российским Преосвященным Лазарю и Вениамину избежать того хаоса и многочисленных канонических преступлений, в которые погрузилась в дальнейшем часть духовенства Зарубежной Церкви.

 

Ноябрь 2000 г. – май 2001 г. В Западно-Европейской епархии РПЦЗ викарный епископ Варнава и часть духовенства отказываются подчиниться решению Собора о назначении правящим архиереем на Западно-Европейскую кафедру еп. Амвросия (Кантакузена), убежденного сторонника объединения с МП, за что Указами Архиерейского Синода от 11/24 и 12/25 апреля «предаются /.../ запрещению в священнослужении впредь до полного раскаяния. Если они принесут покаяние и согласятся не только поминать, но и подчиняться своему правящему архиерею, Епископу Амвросию, то тем самым прекратят бунт против церковной власти, и тогда они могут быть восстановлены в священнослужении. Всем им вменяется в обязанность прибыть в Мюнхен 2-го мая (н.с.) с.г. для встречи с Архиепископом Лавром для урегулирования их дальнейшего положения. О чем им даны указы.

+Митрополит Виталий,

Председатель Архиерейского Синода

+ Архиепископ Лавр,

Секретарь Архиерейского Синода».

 

Ни один из запрещенных клириков не смог прибыть в столь краткое время в другую страну. Проходивший в мае в Германии расширенный Архиерейский Синод подтвердил апрельское решение Синода о запрещении в священнослужении еп. Варнавы с духовенством.

В Западно-Европейской епархии разыгрывается настоящая трагедия, виновником которой частично стал сам вл. Варнава, и которой можно было избежать, прими еп. Варнава на Соборе 2000 г. ответственное решение. На Соборе обсуждалась кандидатура правящего архиерея для Западно-Европейской епархии вместо попросившегося на покой по состоянию здоровья архиепископа Брюссельского Серафима. Еп. Гавриил предложил Собору возвести еп. Варнаву из викарного архиерея в правящего, однако еп. Варнава отказался, сославшись на то, что он викарный архиерей и был рукоположен в 1982 г. единственно для того, чтобы совершить тайную хиротонию для Катакомбной Церкви в России, и хочет таким и остаться. Его в этом поддержал архиеп. Марк, сославшись на авторитет архиеп. Антония (Бартошевича). В результате отказа еп. Варнавы, правящим архиереем был назначен еп. Амвросий, а еп. Варнава был оставлен в чине викарного епископа. Нужно заметить, что еп. Амвросий предупреждал Собор о том, что часть духовенства епархии его не примет. Это послужило причиной того, что еп. Амвросия попросили покинуть заседание Собора на время обсуждения кандидатуры для Западно-Европейской епархии. Настойчивый отказ еп. Варнавы от возведения из викарного епископа в правящего убедил членов Собора назначить правящим архиереем Западно-Европейской епархии еп. Амвросия. Против этого решения еп. Варнава не возражал.

Здесь в очередной раз проявилась непоследовательность еп. Варнавы и его недальновидность в принятии важных церковно-канонических решений, которые в дальнейшем трагическим образом отразятся на судьбе части Русской Зарубежной Церкви.

22 апреля/5 мая 2001 г. викарный епископ Варнава Каннский с группой единомышленного с ним духовенства подписывают “Обращение клириков Западно-Европейской епархии”, в котором дают оценку деятельности Синода и своего правящего архиерея еп. Амвросия за последние несколько месяцев. Как явствует из текста этого документа, духовенство Западно-Европейской епархии несколько раз подавало в Синод прошение рассмотреть экуменическую и про-патриархийную деятельность еп. Амвросия и отстранить его от управления епархией. В ответ, вместо внимательного разбирательства и церковного суда, все просители были запрещены в священнослужении «вплоть до раскаяния». Ссылаясь на Заявления, сделанные вл. Вениамином («исповеднически прозвучал голос Епископа Черноморско-Кубанского Вениамина», – говорилось в Обращении), западно-европейское духовенство обратилось с призывом к «единомысленному духовенству и пастве в России и в рассеянии» объединиться «и мощно противостоять новому курсу в нашей Церкви».

6/19 мая в Интернете появилось еще одно Обращение запрещенного духовенства Западно-Европейской Епархии, в котором объяснялась их позиция и высказывалось недоумение по поводу прещений на них со стороны Синода: «Сущность вопроса – не в каком-нибудь грубом и загадочном непослушании священноначалию, а в принятии или неприятии Московской Патриархии. Вопрос четко поставлен был на Соборе 2000 г., учредившем Комиссию по Единству Русской Церкви и обратившемся к Сербскому Патриарху с прошением посредничества на пути к этому единству. Архиереи намеренно игнорируют этот вопрос и прикрывают его мнимым нарушением церковной дисциплины. Назначение правящим Епископом Амвросия, сторонника сближения с Москвой, несмотря на все предупреждения, привело епархию в полное расстройство /.../ Архиереи, признающие Московскую Патриархию за подлинную Русскую Церковь, сами себя осудили как раскольники, подпадая под осуждение Зарубежной Церкви со стороны Московской Патриархии». В конце Обращения запрещенные клирики объявили, что подобного рода деяния членов Синода «не имеют подлинно церковного значения, а все их решения носят лишь партийный характер». Кризис в Западно-Европейской епархии достиг того предела, когда формальными синодальными указами и запрещениями разрешить его было уже невозможно.

Но трагедия заключалась еще и в том, что под синодальными Указами о запрещении в священнослужении (№11/35-53/32/25 от 12/25 апреля 2001 г. на еп. Варнаву и аналогичное от 11/24 на духовенство) стояла подпись Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Виталия. Согласно Положению об РПЦЗ (п.38) в отношении запрещенного архиерея, только Высший орган управления Русской Зарубежной Церкви – канонический Архиерейский Собор – мог снять несправедливо или незаконно наложенное Архиерейским Синодом прещение на архиерея. Такого канонически законного Архиерейского Собора, который один только и мог снять с викарного еп. Варнавы запрещение в священнослужении, до сих пор проведено не было.

11/24 мая 2001 г. на имя Митр. Виталия направил свое Обращение протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый из г. Лиона; в Обращении было сказано: «Дорогой Владыко, Вы знаете, как высоко стояло Ваше имя для всего русского народа и как оно пало после октябрьского Собора… Вы, и только Вы, в состоянии исправить положение, заявив о Вашем решительном несогласии с тем, что творится ныне в Церкви». Подписи Митр. Виталия под решениями Собора 2000 г., февральского Синода 2001 г. и в ряде других документов запретительного характера вызывали у многих смущение, и спровоцировали некоторых клириков прекратить каноническое подчинение РПЦЗ и поминовение Первоиерарха Митр. Виталия.

Обращение протодиакона Германа, которого Митрополит уважал, и труды которого высоко ценил, произвело, по свидетельству очевидцев, на Владыку Виталия глубокое впечатление. Владыка понял, что архиереи, члены Синода, которым он доверял как своим собратьям, его обманывают. Владыка понял также, что из-за сомнительных решений Архиерейского Собора в Церкви наступил кризис, который можно разрешить только, созвав новый Архиерейский Собор. Вскоре это четко прозвучало в “Окружном послании Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Виталия”.

Пребывая в единомыслии с вл. Вениамином, после неоднократных устных заявлений, 22 мая/4 июня 2001 года о снятии своих подписей с решений Собора 2000 г. письменно подтверждает Председатель Архиерейского Совещания Русской Истинно-Православной Церкви архиепископ Лазарь (Журбенко) Одесский и Тамбовский в своем Обращении на имя Первоиерарха РПЦЗ Митр. Виталия, Архиерейского Синода РПЦЗ и Архиерейского Совещания Российских Преосвященных; копии Обращения были посланы «всем Преосвященным Архиереям РПЦЗ и РИПЦ». В Обращении сказано, в частности, следующее: «Желая засвидетельствовать свою верность Истинному Православию и исповедническому подвигу Св. Новомучеников и Исповедников Российских, я, ЛАЗАРЬ Архиепископ Одесский и Тамбовский, СНИМАЮ СВОИ ПОДПИСИ с “Резолюции” об отношении с МП и “Письма Сербскому Патриарху Павлу”. А также ПРИЗЫВАЮ К СОЗЫВУ ВНЕОЧЕРЕДНОГО СОБОРА РПЦЗ для пересмотра некоторых пунктов этих документов.

При этом я никоим образом не помышляю и никогда не помышлял отлагаться от РПЦЗ и учинять раскол, но, напротив, данным своим шагом ограждаю себя и вверенную мне Св. Церковью паству от уклонения с того единственно верного пути исповедничества, которым РПЦЗ и РИПЦ (как две части единой Русской Церкви[i]) неукоснительно шли с самого момента своего возникновения.

Ныне я прошу и умоляю Вас, дорогие Собратья и Архипастыри, а также всех чад нашей Церкви (вне зависимости от их оценки решений прошедшего Архиерейского Собора) проявить добродетели терпения и снисходительного отношения к немощам друг друга и до внеочередного Архиерейского Собора (а быть может и Собора Всезарубежного) не предпринимать никаких категоричных и окончательных действий.

Не разрывайте нешвеннаго хитона Христова!

Не усугубляйте резкостью своих действий и излишней придирчивостью к неудачным формулировкам и без того тяжелейшее состояние, в котором ныне находится Матерь-Церковь. Не давайте повода к ещё большему соблазну.

Особо прошу тех клириков нашей Церкви, которые уже сейчас, до окончательного выяснения создавшегося положения, прекратили поминовение на богослужениях Епископата и Первоиерарха РПЦЗ, паки и паки остеречься от подталкивания своей паствы в сомнительные духовные трущобы раскольничьих юрисдикций.

Грех раскола, с чьей бы стороны он ни возникал, не омоется перед Богом даже мученической кровью!»

Черновой проект этого документа был составлен вл. Лазарем еще в январе 2001 г.; к сожалению, тяжелая болезнь вл. Лазаря, обострившаяся после поездки на Собор 2000 г., долго не позволяла ему закончить работу над этим документом.

Как видно из приведенного документа и ряда действий Владыки Лазаря в тот период, его позиция как Председателя Архиерейского Совещания РИПЦ была строго церковной и принципиальной:

·  сохранение прежнего исторического курса Катакомбной и Зарубежной Церкви (как двух частей единой Поместной Российской Церкви);

·  пересмотр и отмена ошибочных решений Собора 2000 г.;

·  осуждение любых экстремистских действий, усугубляющих раскол в Церкви;

·  сохранение канонического и евхаристического единства с Первоиерархом и епископатом РПЦЗ до внеочередного Архиерейского Собора РПЦЗ;

·  братское увещание членов Собора в надежде на их покаяние и исправление ошибок;

·  прекращение общения с РПЦЗ только в том случае, если епископат РПЦЗ на внеочередном Архиерейском Соборе не отменит неправославные решения Собора 2000 г. и пойдет по пути апостасии дальше.

Эту взвешенную церковную позицию Российские Преосвященные Лазарь и Вениамин выдержали до конца, несмотря на давление Синода РПЦЗ, с одной стороны, и радикально настроенного духовенства в России и за границей – с другой.

Тогда же несколькими радикалами во Франции (лидером которых был парижский протоиерей Вениамин Жуков) была предпринята попытка толкнуть еп. Варнаву на совершение неканонических, несоборных хиротоний в РПЦЗ. Как пишет прот. В.Жуков в своей статье за октябрь 2005 г., «оставаясь при одном епископе, в мае месяце (2001 г.) была произведена попытка хиротонисать архим. Сергия (Киндякова). Вл. Варнава ездил с этой целью в Мансонвилль, но из этого ничего не вышло» (В.Жуков, сайт «МоР», октябрь 2005 г.). Из сказанного видно, что В. Жуков с группой единомышленников намеревался пойти неканоническим путем еще в мае 2001 г., не дожидаясь ни окончательных решений внеочередного Собора РПЦЗ, ни проведения (если Собор РПЦЗ не изменит своих ошибочных и неправославных решений) альтернативного Нью-йоркскому канонического Архиерейского Собора Русской Церкви с участием правящих архиереев, сохранивших верность истинному Православию (конкретно в сложившейся ситуации: Российских Преосвященных Лазаря и Вениамина, чья позиция к тому времени была известна и о чем неоднократно декларировалось в документах западно-европейского духовенства). Только такой Собор имел бы каноническую силу и право утвердить соответствующие Соборные постановления.

Митрополит Виталий неканоническим путем идти отказался, не благословив еп. Варнаву на самочинные и несоборные хиротонии.

На этом моменте приходится остановиться подробнее, поскольку именно здесь кроется разгадка всех последующих нестроений в РПЦЗ, связанных с неканоническими “мансонвилльскими хиротониями” и созданием новой церковной структуры – РПЦИ (РПЦ в Изгнании).

Как бы это ни казалось странным, но обвинения Митрополита Виталия в «несостоятельности», «непостоянстве» и «неспособности управлять Церковью» были выдвинуты нынешними лидерами “РПЦИ-РПЦЗ(В)” прот. Вениамином Жуковым и иеромонахом Владимiром (Целищевым) почти одновременно с аналогичными обвинениями со стороны архиеп. Лавра, Марка и прочих сторонников унии.

В конце 2000 – нач. 2001 гг. для В.Жукова и В.Целищева стало очевидным, что нет никаких надежд повлиять на Митрополита и склонить его к совершению новых самочинных хиротоний. В это время иером. В.Целищев писал о Первоиерархе Митрополите Виталии в частных письмах противникам унии с МП, что «Митрополита больше нет» (письма иером. В.Целищева в ноябре 2000 г.); что Вл. Виталий больше не может управлять Церковью, потому что он «лишен ориентации и памяти», пребывает в «нездравом уме и разсудке» («Механизм получения подписей у лишенного ориентации и памяти Первоиерарха Вам известен... Поэтому, имея подпись Митрополита, они и вытворяют, что им угодно...» – из письма иером. В. Целищева в мае 2001 года); что Митрополит «полностью зависит» от секретаря Л.Д. Роснянской («от которой зависит – напечатать, бланки, печать… да и сам Митрополит, к сожалению, ПОЛНОСТЬЮ. Это вам нужно понять и осознать, тут иллюзий быть не должно» – из письма о. Вл. Целищева от 23 июля 2001 г.) и т.п. В таком духе написаны многие письма о. В.Целищева в Россию с ноября 2000 по июль 2001 гг., свидетельствующие о двойственности и непоследовательности его позиции.

Аналогичные обвинения против Митр. Виталия, но более осторожно, тогда же выдвигал и прот. В.Жуков, раздраженный отказом Митрополита совершить новые хиротонии. После провала авантюры с самочинной хиротонией, запланированной о. В.Жуковым в мае 2001 г. он, не дожидаясь Собора РПЦЗ, решился на откровенный раскол – разрыв с Митр. Виталием и создание собственной церкви с новой иерархией. С этой целью он попытался вступить в переговоры с Председателем Архиерейского Совещания РИПЦ архиеп. Лазарем и склонить его на свою сторону.

Именно тогда, летом 2001 года, в лагере противников сближения РПЦЗ с МП стало намечаться печальное разделение, приведшее впоследствии к созданию “мансонвилльского раскола”. Будучи уверенным в «недееспособности» 90-летнего старца-Митрополита, о. Вениамин Жуков решился на неканонический шаг – выступил инициатором создания новой юрисдикции и совершения «тайных хиротоний» в обход Первоиерарха Митр. Виталия. Он вступает в переговоры с архиеп. Лазарем, пытаясь убедить его самочинно рукоположить вместе с запрещенным (Митр. Виталием и Синодом РПЦЗ) в священнослужении викарным еп. Варнавой подобранного им кандидата – архим. Сергия (Киндякова). По этому случаю, связавшись по телефону с архиеп. Лазарем, к удивлению всех присутствовавших западно-европейских клириков, о. В.Жуков в трубку настойчиво повторял: «Владыко святый! Вы будете нашим митрополитом!» (об этом свидетельствовали очевидцы этого события – западно-европейские клирики РПЦЗ). Когда архиеп. Лазарь откажется идти предложенным о. В.Жуковым путем раскола, совершения неканонических хиротоний с провозглашением себя “митрополитом”, – В.Жуков станет яростным его недоброжелателем. Опираясь на таких людей, как В.Пивоваров, В.Черкасов и им подобных, попытается вообще изгнать архиеп. Лазаря из Церкви.

На предложения о. В.Жукова архиеп. Лазарь ответил отказом, пояснив, что до созыва Собора РПЦЗ, и к тому же без письменного распоряжения Митрополита Виталия, он не имеет права что-либо предпринимать и что такие действия не каноничны. В ответ на утверждения, что Митрополит больше «не в состоянии управлять Церковью» и поэтому «за старшего», «новым митрополитом» должен быть архиеп. Лазарь, о. В.Жуков получил очередной отказ.

Архиеп. Лазарь с самого начала оценил предложение Жукова как провокацию. Судя по тем скандальным событиям, которые сопровождают деятельность В.Жукова до сего дня, так это и было на самом деле.

Позиция вл. Лазаря была взвешенной и строго церковной: каноническим путем пытаться изменить ситуацию в Церкви, убедить Первоиерарха (т.к. только  Митр. Виталий, по мнению вл. Лазаря, остается законным Первоиерархом Русской Церкви) и архиереев созвать внеочередной Собор и отменить ошибочные решения предыдущего Собора. И только потом, если Собор не откажется от «нового курса Церкви», прекратить евхаристическое общение с апостасийными архиереями. Этой церковной позиции он держался твердо и на первом Воронежском Совещании духовенства и мiрян Российских епархий РИПЦ-РПЦЗ, вплоть до самого Собора 2001 г., когда стало окончательно ясно, что архиереи РПЦЗ намерены и дальше идти путем унии с советской церковью.

В конце лета того же 2001 года о. В.Жуков повторно предпринял попытку склонить на свою сторону архиеп. Лазаря и убедить его совершить хиротонию архим. Сергия, снова предлагая взамен титул митрополита. Архиеп. Лазарь и на этот раз отказался как от “митрополитства”, так и от неканонической хиротонии, пояснив, что такие вопросы могут и должны решаться только соборно, а не кулуарно. После этого прот. В.Жуков, как он позже напишет в одном из своих писем, «на Лазаре окончательно поставил крест», начав против него вражду и интриги, вылившиеся в печальное разделение.

Из этого видно, что о. В.Жуков, о. В.Целищев, о. Н.Орлов, а в дальнейшем также о. В.Пивоваров и другие их сторонники изначально пренебрегали как свв. канонами, так и самим Митр. Виталием, и только объективные преграды, в т.ч. и со стороны архиеп. Лазаря, помешали им еще летом 2001 г. пойти путем раскола, заставив их все же искать способы влияния на престарелого Митр. Виталия, что позже и привело к трагической изоляции этими лицами Первоиерарха от Российских Преосвященных, нарушению принципа соборности, узурпации ими церковной власти и созданию радикальной неканонической структуры РПЦИ (РПЦЗ-В).[ii]

Однако все это вскрылось намного позже, а в первое время оппозиционный фронт противников унии с МП, возникший стихийно, несмотря на всю свою разносторонность и противоречивость, все же был более-менее единый, движимый одной идеей, что и помогло тогда Митр. Виталию, опираясь на поддержку Российских архиереев и еп. Варнавы, духовенства и многочисленной паствы в России и Заграницей, решиться открыто выступить против унии с МП и воспротивиться попыткам переворота в РПЦЗ. Именно после получения Митр. Виталием заявлений европейских клириков РПЦЗ и подтверждения о снятии подписей не только влл. Вениамином и Варнавой, но и архиеп. Лазарем, Председателем Совещания Российских Преосвященных, 22 июня 2001 г. Вл. Виталий издал свое историческое Окружное Послание, осуждающее неправославные решения Собора 2000 г.

Это Окружное послание Первоиерарха, как и другие подписанные Вл. Виталием документы, Архиерейским Синодом и сторонниками унии с МП были запрещены для распространения в приходах РПЦЗ. Был обнародован Указ, что отныне имеют законную силу только те документы за подписью Митрополита, на которых будет стоять также подпись Секретаря Синода.

В своем Послании Вл. Митрополит заявил, в частности, следующее: «Признавая Высшим органом управления Собор Архиереев, которому и я, Первоиерарх, также подчинен, всё же хочу напомнить, что нет такой земной церковной инстанции, которая могла бы быть непогрешимой в Истине. История сохранила многочисленные примеры, когда целые поместные Церкви очень продолжительное время были заражены ересями и другими духовными недугами, и это отражалось в соборных решениях. В таких случаях последующие соборы вынуждены были отменять неправильные решения предыдущих. /.../ Не имея собственной власти исправить содеянное, не могу и молчать далее, видя, как последствия наших ошибок нарушают духовную жизнь паствы и вызывают нестроения. Считаю необходимым в ближайшее время, критически пересмотрев основные положения и документы, созвать новый Собор, который будет иметь законное право отменить некоторые наши решения».

В Окружном послании Митр. Виталия проявились полная солидарность и церковно-каноническое единомыслие Первоиерарха и его Российских архиереев Лазаря и Вениамина, и был высказан мягкий упрек некоторым «ревнителям не по разуму»: «Посему призываю всех вас к терпению и прошу не делать скоропалительных выводов и поступков. Мы живём в непростое время. И враг нашего спасения всегда готов уловить нас в свои сети».

Сегодня, спустя шесть лет, обстановка того времени выглядит более рельефно: довольно бурно, стихийно и непредсказуемо развивавшиеся события как в Западно-Европейской епархии РПЦЗ, так и в Российских епархиях РИПЦ-РПЦЗ происходили автономно и независимо друг от друга, но в целом они с обеих сторон подталкивали Митрополита Виталия к принятию окончательного решения, имевшего историческую важность. Таким образом, твердая позиция и решительные действия большинства духовенства и мiрян Российских приходов и Российских Преосвященных Русской Истинно-Православной Церкви влл. Лазаря и Вениамина, а также зарубежных клириков РПЦЗ и еп. Варнавы – оказались решающими, кардинально изменив весь дальнейший ход истории Церкви.

7/20 июня 2001 года Митр. Виталий в единоличном порядке, пользуясь правом Первоиерарха, отменяет решение Архиерейского Синода РПЦЗ о запрещении викарного епископа Варнавы и западно-европейских клириков. Согласно Положению о РПЦЗ, пар. 38: «Первоиерарх пользуется правом протеста в тех случаях, когда он признает, что постановленные Архиерейским Синодом решения не соответствуют благу и пользе Церкви. Он мотивирует свой протест письменно и предлагает Синоду пересмотреть дело. В случае повторения Синодом прежнего его решения Первоиерарх может приостановить его исполнение, созвав Собор, или письменно опросить мнение всех членов Собора, от которого и зависит окончательное решение вопроса».

Позже Российские правящие архиереи, архиеп. Лазарь и еп. Вениамин, неоднократно подчеркивали, что, согласно Положению о РПЦЗ, канонически этот вопрос (снятие прещения с викарного епископа Варнавы) должен быть окончательно разрешен на полноценном православном Соборе, состоящем из архиереев, оставшихся верными прежнему курсу РПЦЗ. Такой Собор, к сожалению, так и не состоялся: часть западно-европейских и американских клириков вместе с запрещенным в служении викарным еп. Варнавой предпочли авантюрный план В.Жукова соборному каноническому строю Церкви, создав задуманную В.Жуковым еще в мае 2001 г. новую церковную группу, зарегистрированную в Парижской префектуре под названием «Русская Православная Церковь в Изгнании» в качестве общественной (а не религиозной!) некоммерческой корпорации.

25/8 июля 2001 г. архиепископ Лазарь направляет на имя Митр. Виталия и к предстоящему внеочередному Собору РПЦЗ Обращение, в котором поздравляет Вл. Виталия с пятидесятилетием служения в архиерейском сане. Он прямо называет Митрополита «стражем и проводником исконной, исповеднической Истины» Вселенской Церкви, «примером силы и мудрости в неустанном служении Церкви и многострадальному Отечеству нашему» и высказывает свою «поддержку и глубокую благодарность в связи с решениями, принятыми Вашим Высокопреосвященством в Окружном Послании от 9/22 июня 2001 года». «На рубеже двух веков мы переживаем важнейший момент в истории Церкви Российской, и пять тяжелейших десятилетий Вы “добре пасете стадо Христово” словом Его истины, удерживая православных людей от помрачения тончайшей ложью века сего».

В условиях начавшейся безстыдной травли и давления на старца-Митрополита со стороны архиереев-униатов архиеп. Лазарь открыто высказал свою солидарность с гонимым Первоиерархом.

10-13 июля 2001 г. в Нью-Йорке собирается заседание Архиерейского Синода РПЦЗ, на котором Митрополит Виталий, «полностью оценив свое одиночество среди других архиереев», вынуждается ими уйти на покой. Заседание Синода прошло в скандальной обстановке: на Митрополита грубо кричали, упрекали за Окружное послание и другие документы и вынудили его подписать заявление об уходе на покой. В связи с этим на октябрь был назначен внеочередной Архиерейский Собор РПЦЗ, но повестка дня его была уже иной: не обсуждение и отмена некоторых решений предыдущего Собора, как того требовали Первоиерарх РПЦЗ Митр. Виталий и Российские Преосвященные архиеп. Лазарь и еп. Вениамин, а избрание нового Первоиерарха («созвать Архиерейский Собор на октябрь 2001 г. с главной целью избрать нового Первоиерарха», п. 4-й Акта Архиерейского Синода РПЦЗ от 27 июня/10 июля 2001 г.). Постановление Синода о созыве в октябре 2001 г. внеочередного Собора РПЦЗ для выборов нового Первоиерарха было опубликовано в официальных изданиях РПЦЗ и стало широко известным. Архиеп. Лавр назначался Заместителем Первоиерарха, и издан Указ, в котором предписывалось на всех богослужениях во всех приходах после имени Митр. Виталия возносить имя архиеп. Лавра как Заместителя Первоиерарха. Также было принято решение, что «любые официальные документы, исходящие из Синода без подписи заместителя Первоиерарха Архиепископа Лавра, недействительны» (п. 3-й Акта). Фактически, в РПЦЗ произошел переворот.

Этому Указу архиеп. Лазарь и еп. Вениамин не подчинились, и в их епархиях по-прежнему поминали Первоиерарха Русской Православной Церкви Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия, имя же архиеп. Лавра не упоминали.

После этих трагических событий 4-5 сентября 2001 г., по благословению состоявшегося 12 августа в Одессе Архиерейского Совещания Российских Преосвященных Русской Истинно-Православной Церкви, в г. Воронеже (Россия) в срочном порядке было созвано чрезвычайное Совещание архиереев, духовенства и мiрян российских приходов РИПЦ-РПЦЗ во главе с Председателем Архиерейского Совещания архиепископом Одесским и Тамбовским Лазарем, епископом Черноморским и Кубанским Вениамином, епископом Симферопольским и Крымским Агафангелом. Фактически это был первый собор архиереев, духовенства и мiрян в России со времени открытого служения Катакомбной Церкви и открытия приходов РПЦЗ на Родине, положивший начало организационному, иерархическому объединению противников унии с МП. В Воронежском Совещании принимали участие также клирики епархии еп. Евтихия, хотя последним под угрозой прещения было запрещено в нем участвовать.

Совещанием принято историческое “Обращение собрания российских приходов РПЦЗ-РИПЦ к предстоящему Архиерейскому Cобору”. В нем выражена поддержка Окружному посланию Митрополита Виталия, высказана просьба пересмотреть и отменить решения предыдущего Собора, заявлено о том, что Российские архиереи и духовенство по-прежнему считают единственным законным Первоиерархом РПЦЗ Митр. Виталия, выражена поддержка гонимым и запрещенным Синодом РПЦЗ еп. Варнаве и западно-европейским клирикам и осуждена практика подобного рода прещений. В Обращении лично к Митр. Виталию Российские Преосвященные, духовенство и мiряне РИПЦ-РПЦЗ просили Вл. Виталия не оставлять пост Первоиерарха «в это смутное время», «невзирая ни на какие испытания и давление».

По своей духовной значимости это Совещание явилось равнозначным местному церковному Собору. Оно оказалось историческим и решающим для дальнейших событий. После кончины Св. Патр. Тихона это было первое подобного рода соборное начинание в России, направленное на восстановление канонического обустройства жизни епархий и приходов Русской Церкви на Родине на началах соборности 

По свидетельству иером. Антония (Рудей), когда в Нью-Йорке, за несколько дней до начала Архиерейского Собора, Митр. Виталию зачитали решения Воронежского Совещания, Митрополит поднял правую руку и сказал: «Вот, там (в России. – авт.) Истинная Церковь. А здесь (за границей. – авт.) всё кончено». Теперь понятно, что это были пророческие слова.

8/21 сентября еп. Варнавой и группой западно-европейского духовенства в ответ на Обращение Воронежского Совещания был опубликован благодарственный адрес на имя Российских Преосвященных:

«Ваши Преосвященства, Преосвященные Архипастыри, Благословите!

Ознакомившись с Вашим знаменательным ОБРАЩЕНИЕМ СОБРАНИЯ РОССИЙСКИХ ПРИХОДОВ РПЦЗ, сделанным в г. Воронеже 5-го сентября с. г., мы спешим выразить вам наши всецелое единодушие и глубокую благодарность.

Оно смело и недвусмысленно подтвердило те заветные устои на которых всегда незыблемо стояла РПЦЗ, те принципы, которые неизменно вещались в личных Посланиях нашего Первоиерарха и которым так безответственно сегодня изменяет часть епископата нашей Церкви. Вы наша надежда!

Мы заверяем вас в нашей неизменной поддержке в вашем твёрдом отстаивании Правды Божией, и молим Господа, дабы Он дал вам силы, на Соборе в октябре, непоколебимо выступать в Её защиту.

Мы считаем, что только в нашем единстве с Владыкой Митрополитом Виталием и вами, может быть спасено от апостасии дальнейшее существование Истинной РПЦЗ.

Испрашиваем ваших святых молитв и остаёмся с глубоким уважением,

8/21 сентября 2001 г., Рожд. Пресв. Богородицы

+ Епископ Варнава

протоиерей Константин Фёдоров

протоиерей Веньямин Жуков»

и др.[iii]

 

Как это случается в жизни Церкви, и как это было с Самим Христом Спасителем, после Воронежского Совещания нашелся свой Иуда-предатель. В Совещании принимал участие еп. Агафангел (Пашковский), подписав все его Решения и Обращения к Митрополиту и предстоящему Собору. Он уверял участников Совещания, что не будет голосовать за новый курс на сближение с МП и выступит в защиту гонимого архиереями-униатами Первоиерарха Митрополита Виталия. На вопрос архиеп. Лазаря: «если Владыка Виталий откажется от участия в Соборе и покинет зал заседаний, что вы, владыка, будете делать?»  Еп. Агафангел при всех громко ответил: «я уйду вместе с Митрополитом». Однако на самом Соборе он резко изменил свою позицию, предав и Вл. Виталия, и российских собратьев-архиереев с духовенством и паствой. А по возвращении из Нью-Йорка он воздвиг гонения на архиеп. Лазаря и духовенство, не пошедшее за униатским собором. После этого с его стороны последовал ряд доносов гражданским властям на вл. Лазаря и его последователей с целью лишить последних регистрации и отобрать принадлежащие им храмы. Еп. Агафангел даже попытался силой захватить принадлежащий архиеп. Лазарю храм св. прав. Иоанна Кронштадтского в Одессе.

 

10/23 октября 2001 г. состоялся внеочередной Архиерейский Собор РПЦЗ. Собор начался с того, что «Председатель Собора, Митрополит Виталий, помолившись с архиереями, покидает зал заседания. Перед тем, как покинуть заседание, он раздал всем Преосвященным текст своего личного Заявления» (выписка из Протокола №1 первого дня заседания). В Заявлении Митр. Виталия членам Собора РПЦЗ говорилось, в частности, следующее: «Я являюсь четвёртым Митрополитом нашей Русской Православной Зарубежной Церкви и до последнего времени, с Божией помощью, я продолжал вести сей святой корабль прямым путем по грозным волнам житейского моря, избегая подводные скалы, внезапные мели и глубокие ямы, всасывающие корабли на дно морское. К сожалению, настало судьбоносное время, когда я понял и оценил тот печальный факт, что между мною и другими архиереями нашего Синода больше нет единомыслия и единодушия. Это я им сказал на прошлом Синоде, когда после начала первого заседания я огорчённый, полностью оценив свое одиночество среди других архиереев, ушёл с собрания. На основании этого и только этого, я согласился уйти на покой и буду считаться Митрополитом Русской Православной Зарубежной Церкви на покое». /…/ «Я также хочу объявить, что я снимаю свою подпись со следующих документов, мною подписанных:

1. Подпись под обращением к сербскому Патриарху Павлу.

2. Подпись под согласием образовать комиссию по созданию сношений с Московской Патриархией.

На основании вышеизложенного, призываю всех православных Архипастырей, пастырей, монашествующих и верных чад Русской Православной Зарубежной Церкви сплотиться во едину рать против всех беззаконных деяний и нынешнего Собора и Московской Патриархии.

Призываю Божие благословение на всех православных русских людей во Отечестве и за границей, стремящихся идти путем сперва св. Патриарха Тихона и затем моих блаженнопочивших предшественников: Митрополитов Антония, Анастасия и Филарета.

+ Митрополит Виталий

Первоиерарх Русской Православной Зарубежной Церкви»

 

Вместе с этим, в первый же день Собора, Митр. Виталий устно подтвердил принятое им в Заявлении от 5/18 октября решение об уходе на покой, а члены Собора взяли с него дополнительную расписку, в которой Митрополит еще раз подтвердил: «Я теперь повторяю пред всеми Вами, пред всем Архиерейским Собором, – что я ухожу на покой. И прошу у всех Вас собратий Архипастырей святых молитв.

Я тоже молюсь за всех Вас, и теперь все вместе будем молить и просить Пастыреначальника нашего Господа Иисуса Христа, чтобы Он помог нашему Архиерейскому Собору избрать нового предстоятеля нашей многострадальной Русской Зарубежной Церкви /.../».

Далее «собрание продолжилось в отсутствие Митрополита Виталия».

10/23 октября 2001 года Российские Преосвященные влл. Лазарь и Вениамин вновь обратились к Архиерейскому Собору РПЦЗ и лично Митр. Виталию с призывом к нему не уходить на покой и заявили, что признают законным Первоиерархом только его: «Мы, Архиереи и духовенство Русской Истинно-Православной Церкви, от лица всей Российской паствы, считаем Вас законным наследником всех предыдущих Митрополитов нашей Русской Православной Церкви Заграницей. Вы согласились уйти на покой на основании отсутствия единомыслия и единодушия между Вами и другими Архиереями Синода РПЦЗ. Но мы, Российские Преосвященные, выражаем Вам свою поддержку, а также абсолютное единомыслие и единодушие с Вами, а потому у Вас нет повода для отставки. /.../ Мы обращаемся к Вам с мольбой: Не оставляйте пост Первоиерарха. Пускай уходят те, кто не имеет с Вами единомыслия. Мы молимся, чтобы Господь укрепил Вас и благословил и дальше нести тяжелейший крест Первоиераршества. Не покидайте нас и Святую Церковь – это голос всех православных русских людей из России!»

В Обращении к Архиерейскому Собору было сказано: «В связи с невозможностью по объективным причинам прибыть в Нью-Йорк для участия в работе Архиерейского Собора РПЦЗ, мы, Архиепископ Одесский и Тамбовский Лазарь и Епископ Черноморский и Кубанский Вениамин сообщаем, что находимся в г. Одессе и готовы принимать участие в работе Собора по телефонной связи.

Убедительно просим Вас прежде всего, примирившись с Владыкой Митрополитом, начать работу Собора с обсуждения Послания Патриарху Павлу, Резолюции и вопроса об образовании комиссии по созданию сношений с Московской Патриархией, принятых на прошлом Соборе и ставших причиной тех бед и нестроений, которые посеяли смуту и расколы в нашей Церкви. С этих документов сняли свои подписи пять Архиереев во главе с Первоиерархом. Ради обсуждения этих вопросов Архиерейское Совещание Российских Преосвященных, а затем и Совещание духовенства и мiрян Российских приходов РПЦЗ и РИПЦ призывали к созыву этого внеочередного Собора.

Мы считаем, что в первую очередь необходимо исправить именно эти ошибки и только после положительного решения этих вопросов можно приступать к дальнейшему обсуждению внутренней жизни нашей Церкви». Оба эти документа были посланы на Собор по факсу. 

На следующий день, 11/24 октября 2001 г., на имя Митр. Виталия также обратился еп. Варнава с выражением ему своей поддержки. Перед этим еп. Варнава, протод. Герман Иванов-Тринадцатый и другие неоднократно имели телефонное общение с Митр. Виталием, убеждая его не покидать пост Первоиерарха.

В этот же день арх. Лазарь и еп. Вениамин направили еще два обращения: Архиерейскому Собору и лично Митр. Виталию: «Ваше Высокопреосвященство, дорогой о Господе Владыко Митрополит!

Мы ознакомились с Вашим Заявлением Архиерейскому Собору от 5/18 октября 2001 г., в котором Вы скорбите об отсутствии с Архиереями, членами Синода единомыслия и единодушия, а также говорите о невозможности одному нести ответственность за судьбу Церкви. Мы видим причину этого в подписании тех документов на Соборе 2000 года, из-за которых среди Архиереев и паствы возникли разделения, а Вы опубликовали свое последнее Заявление от 10/23 октября, подтверждая решение об уходе на покой. В связи с этим мы обратились к членам Собора с просьбой высказать свое решение о снятии подписей с этих документов.

И мы ещё раз убедительно просим Вас пересмотреть своё решение об уходе на покой и не оставлять возглавление корабля Церкви, опираясь на Архиереев, снявших свои подписи и тем самым засвидетельствовавших свою верность Истинному Православию и традиционному курсу РПЦЗ».

В Обращении Архиерейскому Собору вновь было выражено требование вынести суждение о неправославных решениях предыдущего Собора и отменить их и заявлено, что только после этого может идти речь об участии Российских Преосвященных РИПЦ в работе Собора. Эти документы сразу же были опубликованы в Интернете и получили широкую огласку.

В Протоколе заседания Собора от 11/24 октября 2001 г. отмечено, что все четыре Обращения «Российских Архиереев Преосвященных Архиепископа Лазаря и Епископа Вениамина» к Митрополиту и Собору были прочитаны; «они убеждают Митрополита Виталия пересмотреть свое решение об уходе на покой» и «требуют от всех Преосвященных отозвания подписей с документов прошлого Собора, иначе без этого не примут участия в голосовании». По этому поводу разгорается целая дискуссия, где арх. Марк, епп. Гавриил, Амвросий, Александр и Евтихий резко обличают Российских архиереев, снявших свои подписи и предъявивших ультиматум Собору: «снятие подписей – это блокирование церковной жизни», «они не имеют права ставить условия Собору», «и кроме того эта их акция дала повод Западно-Европейскому духовенству учредить раскол». Еп. Михаил также сообщил, что «ночью он говорил по телефону с епископом Вениамином, который в возбужденном, недостойном тоне говорил, что они не собираются приехать на собор». Очевидно, что твердая позиция противников унии с МП всегда вызывала резко негативную реакцию архиереев-униатов. Поэтому, не получив подтверждения того, что на Соборе будут рассмотрены и отменены решения Собора 2000 г., Преосвященные арх. Лазарь и еп. Вениамин в работе Собора участия не принимали. Это видно и из определения Собора: на вопрос еп. Гавриила: «Как быть, если некоторые архиереи не пришлют свои голоса (т.е. не примут участия в Соборе; формулировки в этом Протоколе, боясь утечки, писались в исключительно мягкой форме, – прим. авт.)? Считать ли их в числе избирателей?» «Постановили: В таком случае, не считать отсутствующих, не приславших свои голоса». Т.е. их голоса не рассматривались даже в качестве “воздержавшихся”, как это принято процессуальной нормой при голосовании: их уже не рассматривали как участников Собора.

В этот же день архиеп. Лазарь, не доверяя секретарю Собора еп. Гавриилу и сообщениям в Интернете и желая лично поговорить с Первоиерархом, дозвонился из Одессы до Митр. Виталия и в личной беседе попытался убедить его отказаться от ухода на покой. «Владыко, – говорил арх. Лазарь, – на коленях умоляю Вас от имени всей Российской паствы: не уходите на покой». Однако Митр. Виталий, после небольшой паузы, твердо ответил: «Нет, я митрополит на покое». После небольшого замешательства от такого решительного ответа вл. Лазарь спросил: «Как теперь быть нам в России?» – Вл. Виталий ответил: «Полагайтесь на волю Божию. Бог благословит».

Это твердое решение Митрополита уйти на покой, несмотря на многочисленные попытки Преосвященными Лазарем, Вениамином и Варнавой убедить его не делать этого, несмотря на просьбы и мольбы российского и заграничного духовенства, убедило влл. Лазаря и Вениамина в том, что Митрополит полностью и добровольно отошел от управления Церковью в тяжелейший и ответственный период Ее жизни. Последней, решительной точкой стала личная беседа вл. Лазаря с Митрополитом Виталием по телефону 11/24 октября 2001 г., после которой архиепископ Лазарь распорядился: до выяснения обстоятельств дальнейшего канонического обустройства в Русской Церкви временно поминать на богослужениях в одесском кафедральном храме св. прав. Иоанна Кронштадтского только имя правящего архиерея. Эта вынужденная мера была выполнена во исполнение Указа № 362 Святейшего Патриарха Тихона, Св. Синода и Высшего Церковного Совета Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 г., поскольку канонический высший церковный орган управления в Русской Церкви в лице Первоиерарха и Синода РПЦЗ прекратил свое существование. Из Указа № 362, от 7/20 ноября 1920 г.: 

«2) В случае, если епархия /.../ окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление во главе со святейшим Патриархом почему-либо прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или митрополичьего округа или еще иначе).

3) Попечение об организации Высшей Церковной Власти для целой группы оказавшихся в положении, указанном в п. 2, епархий составляет непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея.

4) В случае невозможности установить сношения с Архиереями соседних епархий и впредь до организации высшей инстанции церковной власти, епархиальный Архиерей воспринимает на себя всю полноту власти, предоставленной ему церковными канонами, принимая все меры к устроению местной церковной жизни /.../».

Российским Преосвященным в этот критический для Русской Церкви период было несложно исполнить Указ Свт. Патриарха Тихона и ВЦУ Российской Церкви, поскольку заново создавать «Временное Высшее Церковное Правительство» было не нужно. После ухода на покой Первоиерарха РПЦЗ Митр. Виталия и отпадения в апостасию Синода и Собора РПЦЗ единственным органом церковного управления оставалось Архиерейское Совещание Российских Преосвященных, созданное по благословению Архиерейского Собора РПЦЗ в 1994 г. для управления епархиями и приходами Русской Истинно-Православной Церкви на Родине, с действующими правящими («епархиальными») архиереями: «старейшим по сану» Председателем Совещания архиепископом Лазарем и епископом Вениамином, которые не пожелали изменить традиционному курсу Катакомбной и Зарубежной Церквей. Согласно п. 3 Указа № 362, Архиерейское Совещание становилось в этот период «Высшей Церковной Властью для целой группы оказавшихся в положении, указанном в п. 2», «попечение об организации» которой Указ возлагал на «старейшего в означенной группе по сану Архиерея». Как Председатель Архиерейского Совещания РИПЦ, заседавшего в Одессе в период проведения в Нью-Йорке Архиерейского Собора РПЦЗ, архиепископ Лазарь согласно Указу № 362 обязан был «воспринять на себя всю полноту власти», что он и исполнил.

Архиеп. Лазарь и еп. Вениамин не оказывали давления на другие приходы и на клириков своих епархий относительно исполнения упомянутого указа, но терпеливо объясняли вопрошавшим трагедию произошедших в Церкви событий и причину такого своего решения, предоставляя возможность духовенству самостоятельно и свободно определить свое положение в сложившейся ситуации. В этом они исполнили 9-й пункт Указа №362: «В случае крайней дезорганизации церковной жизни, когда некоторые лица и приходы перестанут признавать власть епархиального Архиерея, последний, находясь в положении, указанном в пп. 2 и 6, не слагает с себя своих иерархических полномочий, но организует из лиц, оставшихся ему верными, приходы и из приходов – благочиния и епархии, предоставляет право священнослужителям, при необходимости, совершать богослужения даже в частных домах и других приспособленных к тому помещениях и прервав церковное общение с непослушными».

Второй раз в истории Российской Церкви этот мудрый пророческий Указ Святого Патриарха уберег Русскую Церковь в критический момент Ее жизни от развала и уничтожения.

С канонической точки зрения, этому решению Российских Преосвященных архиепископа Лазаря и епископа Вениамина, оставшихся верными прежним принципам РПЦЗ, обязаны были последовать и войти в каноническое подчинение Архиерейскому Совещанию и все клирики и приходы РПЦЗ, не пожелавшие идти путем унии с МП, поскольку, согласно пар. 1-му Положения о РПЦЗ, Указ №362 является основным документом для РПЦЗ, давшим основание для существования как самой РПЦЗ, так и Ее Синода и Архиерейского Собора (см. об этом Постановление Архиерейского Собора РПЦЗ от 20 августа/2 сентября 1922 г. об организации «Русского Всезаграничного Церковного Собора» и Архиерейского Синода РПЦЗ, пп. 2, 3).

Измени Митрополит свое решение до выборов нового первоиерарха РПЦЗ, прислушайся он сразу к мольбам и настойчивым просьбам верных ему Российских архиереев и паствы в России и Заграницей – весь дальнейший ход церковной истории пошел бы иным путем и не породил бы нынешнего “канонического хаоса”. Отзыв Митрополитом своих Заявлений об уходе на покой до избрания Собором нового митрополита и возвращение им себе полномочий Первоиерарха после такого избрания – два совершенно разных канонически правовых деяния, и для их правильного разрешения требуются разные канонические нормы. Из протокольных записей Собора 2001 г. видно, что, хотя Митр. Виталий и подал несколько Заявлений об уходе на покой, до выборов нового первоиерарха даже сами члены Собора признавали действующим Первоиерархом РПЦЗ (и «Председателем Архиерейского Собора и Синода», см. Протокол №2 от 11/24 октября) Митр. Виталия, и имя его по-прежнему возносилось во всех храмах РПЦЗ как Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви (в т.ч. на молебне, служившемся 11/24 октября перед выборами нового первоиерарха). Отзыв Заявлений об уходе на покой до утверждения этого решения Собором и выборов нового митрополита не требовал никакого соборного подтверждения, и вопрос этот был исключительно в ведении синодальной канцелярии: заявление можно отозвать так же, как оно было подано. Однако этого не случилось. Митрополит Виталий, хотя сам от выборов нового первоиерарха РПЦЗ воздержался, но выборы эти признал и полномочия Первоиерарха РПЦЗ передал новоизбранному митр. Лавру. Поэтому его дальнейшее возвращение себе прав Первоиерарха РПЦЗ не могло произойти единолично, самостоятельно, но должно было быть соборно утверждено на канонически законном Архиерейском Соборе.

Выборы нового предстоятеля РПЦЗ формально, по букве закона, не встретили со стороны действовавшего Первоиерарха возражений и процессуально были совершены правильно. Митрополит знал о настоящих, униоальных намерениях членов Собора, об этом он ясно высказался в своем Заявлении от 18 октября, знал он и о позиции Российских Преосвященных Лазаря и Вениамина и епископа Каннского Варнавы, а также о документах и решениях, принятых на Воронежском Совещании. И, тем не менее он отказался от управления Церковью и благословил выборы нового первоиерарха (позже, 27 октября в “Чрезвычайном Заявлении” Вл. Виталий признается в «своем добровольном уходе на покой и передаче моих полномочий архиепископу Лавру»). Поэтому выборы митр. Лавра, как и сам Собор 2001 г., были незаконными не с формально-юридической точки зрения – не по букве, а по духу самой канонической жизни Церкви, т.к. участники Собора отступили от традиционного исповеднического курса РПЦЗ. Все до одного члены Собора оказались убежденными сторонниками объединения с МП – именно поэтому им потребовалась смена Первоиерарха. Они убедили Вл. Виталия, применив психологическое давление на 90-летнего старца-Митрополита еще задолго до Собора, оставить пост Первоиерарха и добровольно уйти на покой. Для этой единственной цели и созывался Собор. Архиереи-униаты знали, на что идут, знали, что Русская Истинно-Православная Церковь в России, Ее катакомбные архиереи (архиеп. Лазарь и еп. Вениамин) и многие священники и паства Заграницей никогда не согласятся на объединение с сергианской патриархией. Они сознательно шли на раскол своей Церкви, невзирая ни на какие жертвы. Судя по записи в Протоколах (от 24 октября 2001 г.), на Соборе обсуждалось и такое развитие событий: по возвращении Митрополита в Канаду его все же убедят не уходить на покой, и в РПЦЗ произойдет раскол. Как видно по дальнейшему развитию событий, униаты в своем намерении подчиниться МП готовы идти до конца. Поэтому обвинения апологетов унии, что виновниками раскола в РПЦЗ являются противники унии (и в частности Российские архиереи Лазарь и Вениамин, как обвинил их в своем постановлении в мае 2002 г. синод РПЦЗ-Л), недобросовестны.

Но с формально-юридической стороны Собор РПЦЗ 2001 г. (как и синод митр. Сергия в 1927 г.) и выборы нового первоиерарха выглядят законными. Вот почему так важно было, чтобы Митрополит отозвал свою подпись об уходе на покой (т.е. объявил, что он остается правящим архиереем и Первоиерархом) до того, как покинул Собор, а не возвращал себе власть Первоиерарха уже после выборов для РПЦЗ нового митрополита, будучи (как и в случае с Первоиерархом РПЦЗ Митрополитом Анастасием) «митрополитом Русской Православной Зарубежной Церкви на покое». Это лишило бы нью-йоркский синод видимости законности и позволило избежать хаоса в церковной жизни заграницей (и частично в России) в лагере противников унии с МП, а также ухода части из них на неканоническое бездорожье.

В этот же день, 11/24 октября 2001 г., после обсуждения заявлений Российских архиереев, состоялись выборы Первоиерарха РПЦЗ. Большинством голосов был выбран арх. Лавр. На следующий день, 25 октября, в 10:20 ч. в зал заседания вошел Митр. Виталий, поздравил «нового Первоиерарха Митрополита Лавра» и сказал, «что он уходит на покой и передает ему бразды церковного правления». По записи в Протоколе этого дня видно, что беседа была доброжелательной и ничто не предвещало скандала и неожиданного отъезда Митрополита в Канаду. Митрополит поздравил арх. Лавра и пожелал ему «вести корабль Церкви так, как она всегда велась, по прямому пути Истинного Православия». Со своей стороны арх. Лавр «от лица Собора благодарит Митрополита Виталия за труды, положенные на благо Церкви», и «просит его помощи в упорядочении церковной жизни». Митрополит еще раз подчеркивает, что «по состоянию здоровья и ввиду преклонного возраста он больше не может управлять Церковью. У него никогда не было властолюбия. Он действительно нуждается в покое». Дальнейшее заседание проходит уже без Митрополита Виталия, и на нем обсуждают участие Вл. Виталия в настоловании арх. Лавра и пенсионное обезпечение «Митрополита на покое».

С этого момента и начинается для синода митр. Лавра трагический поворот событий и неожиданный для всех отъезд Митрополита Виталия в Канаду. Участники Собора поспешили убедить Митр. Виталия немедленно переписать на Синод все свое имущество в Канаде. Чтобы личный секретарь Митрополита Л.Д. Роснянская этому не воспрепятствовала, решено было немедленно ее уволить и не допустить к Митрополиту даже проститься. Даже из записей Протокола видно, как грубо и безцеремонно с ней обошлись («Постановили: немедленно удалить Л. Д. Роснянскую из Синодального дома, прекратив ее положение служащей Архиерейского Синода», запись в Протоколе от 24 окт.), унизив этим и самого Вл. Митрополита. Прояви они хоть немного терпения и такта, Митрополит принял бы участие в интронизации арх. Лавра, и внешняя, юридическая легитимность их Собора была бы безупречной. Но, по-видимому, такова природа всякого беззакония, не способная проявить ни смирения, ни любви, ни терпения, ни элементарного человеческого уважения к старости. Когда Митрополит узнал, как обошлись с его личным секретарем, он понял, что его обманывают; в тот же день он покинул здание Синода и вернулся в Канаду в свой скит в Мансонвилле. Этот отъезд сопровождался скандалом, и дело не обошлось без вмешательства полиции.

По прошествии времени можно уже предположить, что Господь, оберегая Своего верного служителя Митрополита Виталия, не попустил ему, принять участие в интронизации митрополита-униата и самим фактом своего присутствия придать перевороту, который произошел в РПЦЗ в 2001 году, видимость безупречного канонического акта. И более того: не допустив Митр. Виталия до участия в совместной молитве и евхаристии с убежденными сторонниками унии, не попустил Господь Первоиерарху Русской Церкви причаститься с униатами-сергианами и перечеркнуть свой пятидесятилетний  безкомпромиссный подвиг святительского служения. Поэтому властолюбие и алчность членов Собора проявились в самый не подходящий для них момент. Нам позволяет так об этом судить сегодня и тот факт, что имущественный вопрос остался единственным, за который униаты “сражаются” с МП. Все идейные и канонические, принципиальные позиции они сдали без сопротивления.

В этот день, после отъезда последнего законного Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Виталия из здания некогда славного Синода Зарубежной Церкви, как тревожное знамение в Нью-Йорке произошло землетрясение. Кроме того, торжественная встреча митр. Лавра в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле была омрачена неожиданно начавшимся пожаром. «Это печальное происшествие случилось именно в ту ночь, когда в монастырь из Синода прибыл настоятель монастыря и ректор семинарии, преосвященный Лавр, поставленный в Митрополита и избранный пятым Первоиерархом РПЦЗ», — сообщил журнал «Православная Русь», №23/1692. Пожар остановился у помещения семинарии, в котором находилась принадлежавшая Митрополиту Филарету келейная Иверская икона Божией Матери.

В ту же ночь Митрополит Виталий вернулся в свой скит в Мансонвилле. По свидетельству иером. Владимiра (Целищева) епископу Вениамину, Владыка Виталий приехал в полном убеждении, что он «митрополит на покое», никакие доводы и аргументы не могли его убедить вернуть себе полномочия Первоиерарха Церкви. Только 27 октября, прибегнув к последней “спасительной соломинке”, о. В.Целищев напомнил Митрополиту о поддержке его Российскими Преосвященными Лазарем и Вениамином. И после слов: «Владыка, на кого же Вы оставляете российских архиереев и паству?», Вл. Виталий дал согласие вновь стать у руля Русской Церкви. Этот аргумент, по свидетельству о. В.Целищева, оказался самым весомым в принятии Митрополитом своего решения.

14/27 октября 2001 г. в Интернете появляется его “Чрезвычайное Заявление”: «Видя нежелание со стороны большинства архиереев умирить и успокоить небывалое смущение среди наших священнослужителей и паствы, а также учитывая просьбы некоторых преосвященных и многочисленных чад Зарубежной Церкви, я со всей ответственностью заявляю, что снимаю, в согласии с Пар. 34-м Положения о РПЦЗ, свою подпись о своем добровольном уходе на покой и передаче моих полномочий архиепископу Лавру. Имя мое должно по-прежнему возноситься на богослужениях во всех храмах Русской Православной Зарубежной Церкви. В случае непредвиденных обстоятельств, временно нести полномочия Заместителя Первоиерарха РПЦЗ — впредь до избрания нового Первосвятителя Зарубежной Церкви сохранившими верность Православной вере архиереями — завещается Епископу Каннскому Варнаве».

Это долгожданное заявление Митрополита о возвращении прав Первоиерарха – после четырех подписанных им Заявлений об уходе на покой, после решительного отказа Митрополита остаться в управлении Церковью, данного им арх. Лазарю и еп. Вениамину, после избрания арх. Лавра новым первоиерархом РПЦЗ и поздравления его Митрополитом Виталием – вызвало радость, но с ней и естественное замешательство у многих противников унии, в первую очередь у Российских Преосвященных, только три дня назад, 24 октября, получивших из уст самого Митрополита решительный отказ отозвать свои Заявления об уходе на покой.

“Чрезвычайное Заявление” было опубликовано в Интернете, и сопровождалось комментариями о скандальном отъезде Митрополита в Канаду. С разных сторон поступали сведения тревожные и противоречивые, друг-друга взаимоисключающие. И самыми противоречивыми были действия самого Вл. Митрополита. События развивались непредсказуемо и сопровождались накалом страстей и эмоций с обеих сторон. Накануне, 26 октября в Одессу позвонил еп. Гавриил (Чемодаков) и уверял, что Собор «пересмотрел свои прежние ошибки и намерен их исправить», что объединения с МП не будет, а решения Собора 2000 г. будут отменены, архиереи не хотят раскола в Церкви и просят Российских Преосвященных посодействовать в преодолении раскола и убедить вл. Варнаву приехать в Нью-Йорк и мирно разрешить конфликтную ситуацию. Как будто выглядело искренно и правдиво, а главное: не хотелось верить, что раскол произошел окончательно, что большинство архиереев РПЦЗ, с которыми еще недавно были едины и причащались из одной Чаши, безвозвратно отпали от Истинного Православия. Вл. Лазарь поверил, и в тот же день по факсу отправил еп. Варнаве письмо, в котором вкратце изложил обещания еп. Гавриила и просил вл. Варнаву приехать в Нью-Йорк. Вскоре выяснилось, что со стороны еп. Гавриила это было намеренным обманом и что, по-видимому, его не благословляли на это ни арх. Лавр, ни другие члены Собора[iv]. Становилось очевидным, что в такой неожиданной и скандальной ситуации нужна трезвая, спокойная, взвешенная оценка происходящего и мудрое, канонически правильное решение для дальнейшего существования Русской Церкви. Любое поспешное действие, осуществленное по страстям, могло привести к углублению хаоса и окончательно разрушить канонический строй Русской Православной Церкви.

28 октября Российские Преосвященные архиепископ Лазарь и епископ Вениамин попытались из Одессы дозвониться в Мансонвилль и выяснить, что там происходит на самом деле. Л.Д. Роснянская соединила еп. Вениамина с Митрополитом Виталием. Судя по кратковременному разговору, длившемуся всего полторы минуты, Вл. Митрополит сам до конца не понимал, что происходит, сказал только, что он ничего объяснить не может, все теперь решает еп. Варнава. На вопрос еп. Вениамина: «Варнава же викарный, его вопрос нужно разрешить соборно...», – в трубке послышались гудки... Все это время, кроме противоречивых и скандальных сообщений в Интернете, никаких письменных (почтой или по факсу) уведомлений и сообщений из Мансонвилля не поступало. Никто из нового окружения Митрополита, включая еп. Варнаву, прот. В.Жукова и иером. В.Целищева и свящ. Н.Орлова, ни разу не соединился с Российскими Преосвященными, не попытался объяснить происходящее в Мансонвилле и обсудить дальнейшие совместные действия в строгом русле каноничности и соборности. Ссылки на «неопределенность» и «неясность позиции» Российских Преосвященных, которыми позднее стали оправдывать свои действия оо. Жуков, Целищев и их сторонники, более чем недобросовестны: обращения архиеп. Лазаря и еп. Вениамина к Митрополиту и их требования к Собору были опубликованы в Интернете на узле «Мысли о России», и все о них были хорошо осведомлены.

Это странное, на первый взгляд, бойкотирование “мансонвилльской группой” правящих канонических архиереев – Председателя Архиерейского Совещания РИПЦ архиепископа Лазаря и епископа Вениамина, –

·  сохранивших верность исповедническому курсу Катакомбной и Зарубежной Церкви и лично Митрополиту Виталию;

·  первыми отозвавших свои подписи под решениями Собора 2000 г.;

·  требовавших созыва внеочередного Собора для отмены этих неправославных решений;

·  возглавивших на Всероссийском Совещании в Воронеже противников унии;

·  выступивших в защиту гонимого Синодом РПЦЗ западно-европейского духовенства, других зарубежных клириков, и среди них еп. Варнавы;

·  многократно убеждавших Первоиерарха Митр. Виталия не оставлять управление Церковью, а опереться на верных ему архиереев и духовенство для продолжения традиционного курса РПЦЗ,

·  сохранивших, после ухода Первоиерарха на покой и отпадения в апостасию в полном составе Собора РПЦЗ, единственный в Русской Церкви (согласно Указу №362) канонический орган церковного управления – Архиерейское Совещание РИПЦ, –

сегодня уже объяснить можно. Авторитет и поддержка архиеп. Лазаря и еп. Вениамина нужны были лишь для того, чтобы убедить Вл. Митрополита вернуться на пост Первоиерарха и подписать соответствующий документ, – с этого момента Российские Преосвященные становятся помехой для создания «новой церковной организации». В это время фактически и организовался “мансонвилльский раскол”: именем старца-Митрополита и его подписью вновь начинают манипулировать для решения собственных честолюбивых планов, но уже не “слева”, а “справа”, и “мансонвилльская группа” идет своим путем, презрев соборное устроение Церкви, – с многочисленными каноническими преступлениями и открыто пренебрегая убеждениями и авторитетом самого Митрополита Виталия.

 

*****

На этом моменте необходимо остановиться особо, т.к. он является ключевым в дальнейшем развитии событий и понимании канонического положения в Русской Церкви в настоящее время. Поэтому некоторые положения повторим еще раз.

В октябре 2001 г., помимо Митр. Виталия, ушедшего на покой и позднее заявившего о возвращении себе полномочий Первоиерарха, из прежнего состава РПЦЗ верными Истинному Православию и идеалам Русской Зарубежной Церкви остались только два правящих («епархиальных», как сказано в Указе №362) архиерея: Председатель Архиерейского Совещания РИПЦ архиепископ Лазарь и епископ Вениамин (оба принадлежавшие к Катакомбной Церкви), а также викарный епископ Каннский Варнава.

Несмотря на полную узурпацию церковной власти апостасийным синодом митр. Лавра, в России сохранился канонический орган управления епархиями и приходами – Архиерейское Совещание Российских Преосвященных РИПЦ, созданное по благословению Архиерейского Собора РПЦЗ в 1994 году. Этот коллегиальный орган управления епархиями в России был подотчетен Архиерейскому Собору и Синоду РПЦЗ, однако с момента отпадения Архиерейского Синода и Собора в его полном составе в апостасию, согласно Указу № 362 (см. выше), Архиерейское Совещание становилось единственным каноническим органом управления в Русской Церкви. В лице Председателя Совещания, старейшего архиерея Русской Церкви, архиепископа Лазаря и епископа Вениамина оно совершало свою работу во время октябрьского Архиерейского Собора РПЦЗ 2001 года, и после продолжило управление теми епархиями и приходами, которые сохранили церковную дисциплину и верность исповедническому курсу РПЦЗ, соборному каноническому строю Церкви и не уклонились ни в апостасию (унию с МП) вместе с нью-йоркским синодом, ни в различные неканонические группировки. От Архиерейского Совещания отпали лишь два российских архиерея, признавшие над собой власть униоального нью-йоркского синода: еп. Евтихий (Курочкин) и еп. Агафангел (Пашковский). Согласно Указу № 362 (п. 2-3), даже если бы Архиерейского Совещания не существовало, архиепископу Лазарю и вместе с ним епископу Вениамину вменялось в обязанность «воспринять на себя всю полноту власти» в этот критический период жизни Церкви с дальнейшим созданием подобного органа церковного управления: «3) Попечение об организации Высшей Церковной Власти для целой группы оказавшихся в положении, указанном в п. 2, епархий составляет непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея».

Задача архиеп. Лазаря и еп. Вениамина была значительно облегчена решением Собора РПЦЗ 1994 г. о создании Архиерейского Совещания Российских Преосвященных, под председательством архиеп. Лазаря как канонического органа церковного управления епархиями и приходами в России. Оставалось только не поддаться всеобщей панике и, строго следуя каноническому строю Церкви, в уповании на помощь Божию продолжить работу Архиерейского Совещания РИПЦ на новых началах в сложившихся критических условиях.

Таким образом, Промыслом Божиим были сохранены все необходимые канонические предпосылки к началу работы по подготовке и созыву законного Архиерейского Собора, который единственный и мог каноническим путем разрешить возникшие в Церкви проблемы и восстановить полноценное, законное церковное управление. Только такой, канонически законный, Архиерейский Собор, состоящий из правящих епархиальных архиереев, мог – в качестве чрезвычайной меры – восстановить в правах Первоиерарха ушедшего на покой Вл. Митрополита Виталия, а также отменить прещение, наложенное Архиерейским Синодом и лично Митр. Виталием на викарного епископа Варнаву. Об этом недвусмысленно говорит целый ряд канонов Православной Церкви, а также ряд параграфов “Положения об РПЦЗ” – главного канонического документа Русской Зарубежной Церкви.

Согласно Положению об РПЦЗ (пп. 5-8, 11), Высшим органом управления в Русской Зарубежной Церкви является Собор Епископов, которому подотчетны Первоиерарх и Архиерейский Синод. Все без исключения окончательные решения по важным, принципиальным вопросам, касающимся общего курса Церкви, Ее управления (в т.ч. запрещений или снятий прещений с архиереев) и т.п., утверждаются Архиерейским Собором, членами которого являются «архиереи, входящие в состав РПЦЗ». «В междусоборный период срочные и важные вопросы, подлежащие компетенции Собора решаются Архиерейским Синодом путем затребования отзывов от всех Епископов Русской Православной Церкви Заграницей» (п.15). Таким образом, ни Первоиерарх, ни Архиерейский Синод не могут игнорировать мнение действующих архиереев и заменять собою Высший орган управления в Церкви – Собор Епископов (см. также 34-е пр. Свв. Апостолов, 9-е пр. Антиох. Соб.).

Первоиерарх избирается Собором Епископов пожизненно (пп. 11/а и 33), но это не значит, что он не может уйти на покой. Причины, по которым Первоиерарх может подать заявление об уходе на покой, – в Положении не оговариваются. В случае «ухода Первоиерарха на покой», согласно п.14, созывается Чрезвычайный Собор Епископов «для избрания нового Первоиерарха», как это было, например, при уходе на покой Митр. Анастасия и избрании третьим Первоиерархом РПЦЗ еп. Филарета.

Чрезвычайный Собор созывается «также в случае каких-либо особо важных событий, вызывающих необходимость созыва Чрезвычайного Собора Епископов». Именно таким «особо важным событием» и было вызвано требование Митр. Виталия и Российских Преосвященных Лазаря и Вениамина созвать в октябре 2001 г. внеочередной Архиерейский Собор для отмены неправославных решений Собора 2000 г.

Таким «особо важным событием, вызывавшим необходимость созыва Чрезвычайного Собора Епископов», было полное отпадение всех зарубежных и двух российских (Евтихия и Агафангела) архиереев на Соборе 2001 г. в апостасию и необходимость, в связи с этим, восстановления канонического органа управления в Русской Церкви.

«Особо важным событием», требовавшим обязательного созыва Чрезвычайного Собора Епископов, – после избрания нового первоиерарха РПЦЗ и передачи ему соответствующих полномочий, – явилось также и возвращение на пост Первоиерарха ушедшего на покой Митрополита Виталия.

Ни один из параграфов Положения об РПЦЗ специально не оговаривает подобной ситуации, и это вполне естественно, т.к. Положение разрабатывалось при Митрополитах Антонии и Анастасии, когда сама идея унии с советской церковью была немыслима. И тем более невозможно было тогда предусмотреть, что в будущем большинство епископата РПЦЗ уклонится в сергианство и на этом основании добьется от несогласного с унией Первоиерарха 4-х (!) Заявлений об уходе на покой.

Поэтому ссылка Вл. Митрополита в его “Чрезвычайном Заявлении” (от 14/27 октября 2001 г.) на пар.34 Положения об РПЦЗ о снятии подписи «о своем добровольном уходе на покой и передаче полномочий архиепископу Лавру» ошибочна, поскольку в пар.34 говорится лишь о поминовении за богослужением имени Первоиерарха «во всех храмах РПЦЗ перед именем правящего архиерея». Речь, повторимся, могла уже идти не о «снятии подписи» с заявлений об уходе на покой, а о возвращении на пост Первоиерарха после состоявшегося ухода на покой. Никакими ссылками на Положение об РПЦЗ (ни тем более на церковные каноны, четко ограничивающие действия епископа, находящегося на покое: см., напр., Посланiе Святаго Вселенскаго Третьяго Собора, и др.) это решение Митрополита нельзя ни оправдать, ни опереться на него, поскольку этот Документ не предусматривает ничего подобного. Сложилась чрезвычайная ситуация, которая канонически правильно могла быть разрешена (и это уже отражает Положение об РПЦЗ, см. пп. 11/в-г и 14) только Чрезвычайным Собором Епископов.

Под “Чрезвычайным Заявлением” стоит единоличная подпись Митрополита, и это его решение о возвращении на пост Первоиерарха после добровольного ухода на покой и решительного отказа на просьбу не оставлять управление Церковью, данного им Российским Преосвященным Лазарю и Вениамину, обязательно должно было быть утверждено Чрезвычайным Архиерейским Собором «из наличного состава епископата» (ср. п.33) РПЦЗ, к которому принадлежали правящие Российские Преосвященные: Председатель Архиерейского Совещания РИПЦ архиепископ Лазарь и епископ Вениамин. В некотором смысле это можно сравнить с выборами Первоиерарха, поскольку с уходом Митр. Виталия на покой Русская Церковь осталась без Первоиерарха. Поэтому без соборного утверждения это заявление Митрополита остается его единоличным и канонически не завершенным деянием, т.к. нарушает не только Положение об РПЦЗ, но и целый ряд церковных канонов (Свв. Ап. 34, Антиох. Соб. 9 и др.) и покушается на соборное устроение Церкви, создавая этим опасный прецедент на будущее.

Соборное устроение Церкви – непреложный закон, которому обязаны следовать все без исключения члены Церкви независимо от их иерархического положения; закон, игнорирование которого неизбежно приведет  к анархии и саморазрушению. И наша любовь к старцу-Первоиерарху Митрополиту Виталию может быть искренней только в том случае, если мы не станем пренебрегать каноническим, соборным строем Церкви, но мягко и вместе с тем решительно укажем на эту каноническую ошибку. Ибо наша любовь к Церкви не меньше нашей любви к нашему Первоиерарху. Никакая «чрезвычайная ситуация» не может служить оправданием для нарушения канонического, соборного устроения Церкви, ибо создает прецедент, по которому в будущем любую ситуацию можно назвать “чрезвычайной” и под этим предлогом учинить раскол в Церкви (именно к этому и привели в итоге многочисленные канонические преступления в т.н. “РПЦИ-РПЦЗ-В”).

Оговоримся при этом, что данная каноническая ошибка Митрополита не может быть поставлена лично ему в вину, т. к. его возраст и состояние здоровья обязательно предполагают, что рядом должны находиться добросовестные, искренние помощники, живущие всецело заботами о благе Церкви. Они должны были подсказать старцу-Первоиерарху, как канонически правильно следовало поступить: связаться с оставшимися верными Православию правящими епархиальными архиереями и совместно подготовить и провести законный, канонический Архиерейский Собор. Поэтому вина за эту ошибку ложится не на Вл. Митрополита Виталия, а на его новое окружение, поставившее себе целью любой ценой добиться от него подписи под нужными им документами для создания собственной церковной организации. Прояви смирение в то время прот. В. Жуков, иером. В. Целищев, свящ. Н. Орлов перед необходимостью канонического  устроения Церкви, не возмечтай они о себе как о “спасителях РПЦЗ”, поступи они строго по канонам, – не было бы такого жуткого позора, который называется сейчас “РПЦЗ(В)”.

Как и следовало ожидать, на этом канонические нарушения не прекратились, но стали нарастать, словно снежный ком. Уже в “Чрезвычайном Заявлении” был заложен опасный прецедент для дальнейшего канонического хаоса: запрещенный в священнослужении викарный епископ Варнава, прещение с которого могло быть окончательно снято только законным Архиерейским Собором (см. п.38 Положения об РПЦЗ), пребывавшим на покое Митрополитом (чьи полномочия по возвращении на пост Первоиерарха также должны были быть подтверждены Архиерейским Собором, см. Посл. III Вс. Соб.) в единоличном порядке, без соборного согласования с правящими архиереями (ср. п.11/ж и др. в Положении, также 34-е Ап. пр. и др.), назначается «Заместителем Первоиерарха РПЦЗ» с фактическим подчинением ему правящих, не находящихся на покое или под запрещением, архиереев.

Такими своими “расширенными полномочиями” викарный еп. Варнава (точнее, руководивший еп. Варнавой прот. В.Жуков, т. к. известно, что все письма и документы, выходившие в тот период от имени еп. Варнавы, были написаны В.Жуковым) сразу же воспользовался для незаконного (см. пр. 8-е III Вс. Соб.) приема под свой «омофор» беглых клириков в России (например, лишенного сана епископом Вениамином свящ. Виктора Пивоварова), сбежавших от своих правящих архиереев Лазаря и Вениамина и оклеветавших их.

Неправомерность подобных действий и назначений была столь очевидна, что не могла не вызвать недоумения и необходимой осторожности у Российских Преосвященных. На память пришли совсем недавние события: назначение, (вопреки церковным канонам и Положению об РПЦЗ) в нач. 1990-х гг. викарного епископа Варнавы Представителем Синода РПЦЗ в России с очень широкими полномочиями и фактическим подчинением ему правящих архиереев в России и то, к какому разгрому церковной жизни в России привела тогда скандальная деятельность еп. Варнавы. Поэтому до выяснения обстоятельств всего происходящего в Мансонвилле и главное – до выяснения, действительно ли Митрополит добровольно и осознанно заявил о своем возвращении на пост Первоиерарха, – имя Митрополита Виталия как Первоиерарха Русской Церкви во время богослужений по-прежнему не поминалось. Эта мера была необходимой не только с канонической точки зрения, но и для того, чтобы уберечь паству от недоумений и соблазна. Последовавшие вскоре события: поспешные и несоборные “мансонвилльские хиротонии”, а также принятие нового наименования (“РПЦ в Изгнании” вместо РПЦЗ), подтвердили справедливость такой предосторожности.

Повторимся: Промыслом Божиим были сохранены все необходимые канонические предпосылки к началу работы по подготовке и созыву законного Архиерейского Собора, который бы смог каноническим путем разрешить возникшие в Церкви проблемы: восстановить законное церковное управление и вывести Русскую Церковь из состояния кризиса, в который Ее ввергли сторонники унии с МП. Однако именно сейчас, с целью единоличной узурпации церковной власти, группой клириков во главе с бывшим евлогианином прот. В.Жуковым созыв Собора и возможный приезд Митр. Виталия в Россию были сорваны.

Движимые личными амбициями и страстями, воспользовавшись преклонным возрастом и нездоровьем Вл. Митрополита и изолировав его от неугодных им Российских архиереев, оклеветав их перед Митрополитом, представив их едва не сторонниками унии с МП и митр. Лавра, – прот. В.Жуков, еп. Варнава и др. начали создавать собственную юрисдикцию («новую церковную организацию», – по выражению самого В.Жукова), ничего общего с соборной Русской Зарубежной Церковью не имеющую. К сожалению, подробности происходивших в Мансонвилле событий не были известны в России; будь они известны уже тогда, некоторых ошибок можно было бы избежать. Однако по прошествии времени можно с уверенностью сказать, что Российские Преосвященные, руководствуясь духом соборности и любви, сделали все возможное, чтобы Русская Церковь не сошла с соборного пути в сомнительные духовные трущобы (по выражению Митр. Виталия), куда Ее пытались увести и куда увели свою собственную новую церковь В.Жуков, В.Целищев, Н.Орлов и иже с ними.

1 ноября 2001 г. в Мансонвилле произошло событие, которое привело в крайнее недоумение многих православных христиан. По инициативе нью-йоркского синода Митрополит Виталий в сопровождении полиции был принудительно отправлен в психиатрический госпиталь на экспертизу. Это было и большим унижением личности Митрополита, и надругательством над его саном и возрастом, но Владыка Виталий смиренно и достойно все перенес. Это деяние нью-йоркского синода неизгладимым позором ляжет на историю Русской Зарубежной Церкви. Протоиерей Спиридон Шнайдер, православный американец, которому позволили сопровождать Вл. Митрополита и находиться с ним все это время, оставил очень проникновенные записи о пребывании Вл. Виталия в госпитале.

Сразу же по возвращении Вл. Митрополита из госпиталя, воспользовавшись его замешательством и под предлогом “спасения” Церкви, 21 октября/3 ноября 2001 г., по инициативе и под прямым давлением прот. В.Жукова (кричавшего в телефонную трубку еп. Варнаве: «Немедленно рукополагайте епископа, хоть с веревкой на шее», – об этом свидетельствовали клирики из Франции и России, присутствовавшие при разговоре) викарный епископ Варнава совершил хиротонию архим. Сергия (Киндякова). Решение о совершении этой хиротонии было принято поспешно, соборно не обсуждалось, никто из действующих архиереев в известность о ней поставлен не был (не говоря уже об их обязательном письменном согласии на совершение архиерейской хиротонии, как того требуют церковные каноны и Положение об РПЦЗ, см. п.11/е-ж и Примечание к этому параграфу, также пр. 4-е I Вс. Собора: «...а отсутствующие да составят согласие посредством грамат: и тогда совершати рукоположение» и др.). Было лишь получено единоличное согласие на эту хиротонию и устное благословение Митрополита, но не сразу, а после некоторого давления на него (решающим аргументом стал: «Вас могут арестовать и Церковь останется без епископов» – и это при двух правящих архиереях, именем которых 27 октября добились от Митрополита подписи под “Чрезвычайным Заявлением”).

Как свидетельствуют многие источники, 90-летний старец-Митрополит по состоянию здоровья не совершал литургию с 1999 года, был очень слаб и не мог полноценно участвовать в хиротонии архим. Сергия.  Он лишь присутствовал во время ее совершения, облаченный в мантию (о чем свидетельствуют и фотографии: на них еп. Варнава и еп. Сергий в полном архиерейском облачении, а Митр. Виталий –  в мантии), в то время как ни Литургия, ни архиерейская хиротония в мантии не совершаются. Хиротонию архим. Сергия единолично совершил викарный епископ Варнава.

 Еп. Сергий (Киндяков)

 На фото: хиротония архим. Сергия (Киндякова). В полном архиерейском облачении еп. Сергий (спереди) и еп. Варнава (сзади), Митр. Виталий в мантии.

Эта хиротония положила начало созданию новой церковной организации – “РПЦ в Изгнании” (РПЦИ, именно под таким названием она зарегистрирована во Франции, в Канаде и США), поэтому вопрос о ее каноничности или неканоничности принципиален и требует серьезного рассмотрения.

1. По Положению об РПЦЗ, п.29/б (см. также п.11): «Осуществление избрания новых епископов в междусоборный период» происходит исключительно «путем затребования письменных отзывов от всех Преосвященных». Согласно этому и другим параграфам Положения, рукоположение нового епископа возможно только с письменного согласия правящих архиереев РПЦЗ; это решение затем утверждается Архиерейским Собором. Решение о хиротонии архим. Сергия (Киндякова), не было утверждено соборно, как и сама его кандидатура. Она не обсуждалась ни с одним правящим епископом, и на нее нет письменного согласия и благословения ни одного из законных архиереев РПЦЗ. Она была совершена поспешно, в нарушение церковных канонов и Положения об РПЦЗ, и в буквальном смысле слова навязана Митрополиту прот. В.Жуковым (через еп. Варнаву), иером. В.Целищевым и свящ. Н.Орловым. Поэтому хиротония архим. Сергия была несоборной, следовательно – неканоничной.

Заявления апологетов «РПЦ в изгнании» о том, что якобы решение Митрополита Виталия и еп. Варнавы о хиротонии архим. Сергия и было таким соборным решением – недобросовестны по двум причинам. Первая указана выше: законный Архиерейский Собор мог состояться только с участием Российских Преосвященных. Вторая: по свидетельству самого основателя “РПЦИ” прот. В.Жукова: «На самом деле восстановление иерархии РПЦЗ происходило вне Архиерейских Соборов, и верность истине Православия была засвидетельствована до них». И далее он продолжает: «А на состоявшемся 23 октября/5 ноября 2001 г. Соборе (после первой хиротонии Епископа Сергия, совершенной Митрополитом Виталием и епископом Варнавой), бывшем, в сущности, единственным Архиерейским Собором нашей Церкви, были приняты два решения: возведение Еп. Варнавы в сан архиепископа, с титулом Каннского и Европейского, и регистрация Русской Православной Церкви в Изгнании в парижской Префектуре, проведенной прот. Вениамином Жуковым в качестве Ее секретаря» (см. его “Размышления…” от 2/15 декабря 2002 г. на узле “Мысли о России”). Таким образом, основатель и идейный вдохновитель “РПЦИ” сам подтверждает, что решение о хиротонии архим. Сергия не было оформлено даже по видимости “соборно”, не говоря уже о проведении подлинного канонического Архиерейского Собора. Не существует также письменного Определения об утверждении кандидатуры архим. Сергия, подписанного Митр. Виталием и еп. Варнавой, есть только “ставленническая грамота”, подписанная уже после совершенной еп. Варнавой неканонической хиротонии. Это и неудивительно, т.к. решение о хиротонии было принято поспешно и кулуарно [v].

2. Хиротонию архим. Сергия совершил и возглавил викарный епископ Варнава. Согласно свв. канонам (напр., Анкирского Собора пр. 13 и Антиохийского Собора пр. 10) и разделу “О викарных епископах” в Положении об РПЦЗ, викарный епископ, не находящийся под запрещением, может освящать антиминсы и рукополагать не выше диакона или священника (по правилу 10 Антиохийского Собора – не выше иподиакона), но и в этом случае только с благословения своего правящего архиерея (п.87/3; пр.10 Ант. Соб.). Права викарного епископа вообще крайне ограничены («чтобы /.../ знали свою меру, хотя бы они и по чину епископства прияли рукоположение» – пр.10 Ант. Соб.): самостоятельно решать вопросы без согласования с правящим архиереем, «обращаться к Высшей Церковной Власти с рапортами и докладами по делам Епархии, и даже своего викариатства без разрешения на то своего Правящего Архиерея, викарный епископ не имеет права» (п.91 Положения). Тем более: а/ самостоятельно принимать решение об архиерейской хиротонии, б/ без соборного благословения принимать участие в рукоположении другого епископа, в/ самостоятельно совершать архиерейскую хиротонию и г/ возглавлять хиротонию – викарный епископ не может. «Аще же дерзнет преступити сие определение: то да лишится и тоя чести, которую имеет» (пр. 10 Ант. Соб.). Единственным исключением могут служить чрезвычайные обстоятельства, из-за которых викарный епископ получает особое поручение и благословение от Собора Епископов. Такого благословения и поручения от Собора Епископов на совершение хиротонии архим. Сергия еп. Варнава не получал. Следовательно, хиротония, совершенная викарным еп. Варнавой над архим. Сергием, – неканонична, а еп. Варнава за ее совершение подлежит церковному суду. (Неканоничной эту хиротонию признал и сам еп. Варнава в недавнем покаянном заявлении на имя митр. Лавра.)

3. Более того, еп. Варнава находился под запрещением в священнослужении, наложенным на него Архиерейским Синодом РПЦЗ и лично Митр. Виталием в феврале 2001 года (летом 2006 г. он признал это прещение законным)[vi]. Это прещение могло быть приостановлено (а не отменено, как сказано в Указе Митрополита от 7/20 июня 2001 г.) личным Указом Первоиерарха, согласно пар.38 Положения об РПЦЗ, но отменить его мог только законный Архиерейский Собор, согласно тому же пар.38: т.е. Собор, которого сам еп. Варнава дожидаться не стал и, поверив клевете и приняв участие в интриге против Российских архиереев, вместе с прот. Жуковым сделал все возможное, чтобы такой Собор не состоялся.

То, что еп. Варнава находится под прещением, подтверждает также и Положение об РПЦЗ:

«Пар.23. Никто из присутствующих в Архиерейском Синоде не может воздерживаться от голосования, но, в случае несогласия с принятым решением, может подать особое мнение, каковое он должен заявить в том же заседании с изложением оснований его и представить в письменной форме не позднее трех дней после дня заседания. Особые мнения прилагаются к делу, не останавливая решения его/… /

Пар.25. Все решения Архиерейского Синода вносятся в журналы и подписываются Председателем и всеми Членами, присутствовавшими на заседании. По делам, требующим более подробного обоснования: составляются протоколы. Подавшие особое мнение подписываются с оговоркой».

Решение Синода о запрещении еп. Варнавы Митрополит на самом Синоде не опротестовывал и не подал протест в течение времени, предусмотренного Положением. Не было сделано Митрополитом в Протоколе заседания Синода и особой оговорки по делу еп. Варнавы, но сам Протокол с решением о прещении Митрополитом был подписан, а позже им был подписан и Указ. Более того, согласно пар.22: все «дела в Архиерейском Синоде решаются общим согласием всех участвующих в заседании Членов или же большинством голосов. При равенстве голосов голос Председателя дает перевес». Опротестуй Митрополит это решение сразу же на заседании Синода, возможно прещение вообще не было бы наложено, и не нужно было бы прибегать к пар.38 и выносить этот вопрос для окончательного решения на Архиерейский Собор. То, что прещение, наложенное на епископа, вступает в законную силу после подписания Первоиерархом и членами Синода синодального Определения и Указа, независимо от справедливости самого определения, подтверждает также пар.26: «Определения Архиерейского Синода по подписании их входят в силу и не подлежат пересмотру, исключая того случая, когда будут представлены данные, изменяющие самое существо дела». Поэтому прещение, наложенное на еп. Варнаву Митр. Виталием и Синодом, мог отменить только Собор Епископов, ибо хаоса и анархии в Церкви не может быть, даже если прещение, повторимся, наложено несправедливо. Только Собор Епископов разрешает «вопросы /.../ церковного суда в последней инстанции» (пар.11/в), следовательно, окончательное, каноническое, справедливое решение по делу еп. Варнавы мог вынести только законный Архиерейский Собор.

Запрещенный в священнослужении епископ принимать участие в рукоположении другого епископа, и тем более возглавлять хиротонию, не может. Следовательно, совершенная запрещенным в священнослужении викарным еп. Варнавой хиротония над архим. Сергием – неканонична.[vii]

Примечательно, что, подав летом 2006 г. покаянное заявление на имя митр. Лавра с просьбой принять его в состав РПЦЗ(Л), еп. Варнава признал наложенное на него в феврале 2001 г. прещение, отказался от сана архиепископа, который получил в “РПЦИ-РПЦЗ(В)”, принес покаяние в создании неканонической группы и был принят в РПЦЗ(Л) в сане викарного епископа с несением епитимии «за совершение раскола». Таким образом, он подтвердил как неправомочность единоличного разрешения его от запрещения в священнослужении, так и незаконность совершенных им хиротоний и последующих действий, производимых им в нарушение свв. канонов. Любопытно, что сами “мансонвилльские викарии” в своем определении о запрещении его в священнослужении, а затем и о «лишении сана» обвинили его в постоянном грубом пренебрежении канонами (см., напр., “Указ” от 6/19 января 2004 г.: «В силу предъявленных Вам обвинений в нарушении церковных правил» и т.д.). В этом отношении их обвинение справедливо, поскольку запрещенный в служении викарный еп. Варнава действительно грубо нарушил церковные правила, совершив “мансонвилльские хиротонии”, не имея на это права. Выдвинув обвинение в адрес еп. Варнавы «в нарушении церковных правил», “мансонвилльский синод викариев” подтвердил собственный неканонический статус, т.к. создан он был еп. Варнавой.

Заслуживает внимания и тот факт, что родоначальнику “мансонвилльского синода” оказалось легче принести покаяние униатскому синоду митр. Лавра, чем испросить прощение у своих собратьев – истинно-православных Российских архиереев – за клевету и то зло, которое его руками было совершено против Истинной Русской Церкви.

4. Сам Вл. Митр. Виталий, до утверждения его полномочий как правящего епископа и Первоиерарха РПЦЗ (а не только как Первоиерарха, как некоторые ошибочно полагают) законным Архиерейским Собором, состоящим из сохранивших верность неповрежденному Православию правящих архиереев прежнего состава РПЦЗ (ср. пар.33 и др. в Положении об РПЦЗ), – согласно церковным канонам и его собственным словам, – оставался митрополитом на покое, со всеми вытекающими из этого положения канонически правовыми последствиями. Этот момент важен, поскольку Митрополит сам – и устно, и письменно –  заявлял «о своем добровольном уходе на покой». В истории Церкви очень похожая ситуация рассматривалась на III Вселенском Соборе, и тогда было вынесено специальное постановление, обязательное для исполнения во все последующие века: чтобы митрополит (епископ) на покое «не рукополагал, не занимал церкви, и самовластно не священнодействовал: но разве когда или пригласит с собою, или, аще случится, позволит ему брат и соепископ, по благорасположению, и любви во Христе» (“Послание III Вс. Соб. к священному Собору памфилийскому о Евстафии, бывшем их митрополите”). В обширном толковании на это правило известного дореволюционного канониста епископа Никодима (Милаша) сказано: «Правила Православной Церкви категорически осуждают епископа, митрополита или патриарха, представившего отречение от управления той церковной областью, которая вверена ему законною властью; представив же таковое, он перестает быть епископом в самом строгом смысле слова» (см. “Правила Православной Церкви”, издание 1911 г., стр. 314). При этом оправданием для отречения от управления Церковью (или епархией) не может служить даже «рукописание отречения, которое  дал он, как сказует, не по собственному произволению, но по нужде, по страху и по угрозам от некоторых» (пр. 3-е Св. Кирилла Александр.).

Ни в чем не смея осуждать нашего старца-Митрополита Виталия, мы должны признать, что, согласно свв. канонам Церкви, епископ, пребывающий на покое, не может принимать участие в рукоположении другого епископа без соборного на то благословения. Это обстоятельство лишь подтверждает неканоничность хиротонии над архим. Сергием.

Здесь уместно напомнить похожий прецедент: именно по этой причине дореволюционная Российская Церковь не признала каноничность т.н. белокриницкой старообрядческой иерархии, которая вела свое начало от пребывавшего на покое Босно-сараевского митрополита Амвросия. Ссылки старообрядцев на то, что митр. Амвросий был отправлен на покой не по доброй воле, а по требованию и под давлением Турецкого правительства и что митрополит не признавал этого решения Константинопольского Патриарха, –  Свят. Синодом не принимались.

То, что Вл. Виталий находился в положении епископа на покое, подтверждается тем, на каких правах он в действительности пребывал в “мансонвилльском синоде викариев”. С захватом власти в Мансонвилле прот. В.Жуковым, иером. В.Целищевым и свящ. Н.Орловым Митрополит Виталий повторно (первый раз заговорщиками из Нью-Йорка во главе с арх. Лавром и арх. Марком) был фактически отправлен за штат: все приходы в Канаде выведены из непосредственного подчинения Вл. Виталия как правящего архиерея Монреальского и Канадского и переданы в управление викариям, провозгласившим себя “правящими”. С этого периода и до самой блаженной кончины Митрополита Виталия в его управлении, за исключением собственного скита в Мансонвилле, не было ни одного прихода в Канаде. С канонической точки зрения такое положение архиерея возможно только в одном случае – если он находится на покое. Ссылки на то, что Митрополит немощен и не мог управлять приходами, – недобросовестны. Если Митрополит не мог управлять приходами, мог ли он управлять Церковью? Ясно, что люди, удерживавшие в плену Митрополита Виталия, в своих действиях непоследовательны, если не сказать – лукавы.

 

Итак, приходится констатировать: решение о хиротонии архим. Сергия (Киндякова) было принято несоборно, совершена она викарным, запрещенным в священнослужении епископом в присутствии пребывавшего на покое Митрополита в нарушение многих канонических правил и Положения об РПЦЗ, – следовательно, эта хиротония неканонична.

К такому выводу неизбежно придет всякий непредубежденный, честный православный человек, не зависимо от отношения к самому архим. Сергию, о котором мы слышали отзывы как о человеке с добрым сердцем и искреннем христианине. 

Заметим все же, что если хиротонию архим. Сергия, учитывая чрезвычайность сложившейся ситуации, – ради любви и мира и с целью предотвращения раскола в Церкви, – можно было соборно, с применением самой широкой икономии, признать на законном Архиерейском Соборе с последующим совершением над ним хиротесии[viii], то все последующие “мансонвилльские хиротонии”, совершенные еп. Варнавой и архим. Сергием тайно даже от Митрополита Виталия (без участия и вопреки воле самого Митрополита), были откровенно незаконными и признать их невозможно. Нераскаянность, упорство и враждебная деятельность “мансонвилльских викариев” против законных архиереев Лазаря и Вениамина еще более усугубляют совершенный ими грех раскола.

 

* * *

Может ли худое начинание породить благое дело?

«Всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые» (Мф. 7, 17-18). Там где гордость, ложь, вражда к братьям, безпринципность «ради высоких идеалов», где каноны и сама правда попираются «ради блага церкви» и «церковной политики», – там всякая неправда уже становится нормой и «истиной», а беззакония растут, словно снежный ком, уничтожая на своем пути даже самих беззаконников. Дальнейшая история “РПЦИ-РПЦЗ(В)”, увы, наглядно доказала эту Евангельскую Истину.

 

Через два дня после совершенной над о. Сергием (Киндяковым) хиротонии, 23 октября/5 ноября 2001 г.,  в Интернете появляется новый документ из Мансонвилля: “Указ всем верным пастырям и чадам Церкви Христовой”. Если в Чрезвычайном Заявлении, хотя и без упоминания имен, но все же говорилось, что Митрополит снимает «свою подпись о своем добровольном уходе на покой», «учитывая просьбы некоторых преосвященных и многочисленных чад», то в новом документе о Преосвященных уже не упоминается вообще: для создания «новой церковной организации» они были серьезным препятствием. Что это организация действительно новая, сообщалось в этом же Указе: «определяем: возвратить прежнее (?) название нашей Церкви /.../ и отныне именовать: Русская Православная Церковь в Изгнании», «предписываем: всем верным /.../ священнослужителям поминать на основании данного Указа имя Митрополита Виталия на всех Богослужениях с изменением титула на: “Первоиерарха Русския Православныя Церкве в Изгнании”». И подписи: «Митрополит Виталий, Первоиерарх Русской Православной Церкви в Изгнании, Еп. Варнава Каннский, Еп. Сергий Мансонвилльский». Указ был напечатан на бланке, в “шапке” которого уже не было наименования Церкви, Первоиерархом которой многие годы был Вл. Виталий (“Русская Православная Церковь Заграницей”), а было – “Русская Православная Церковь в Изгнании”. Этот странный Указ вызвал смущение не только у Российских Преосвященных, но и у многих священнослужителей и чад РПЦЗ в России и Заграницей. Самовольное изменение наименования Церкви есть не что иное, как раскол и создание новой церковной структуры. Было ясно, что создана совершенно «новая церковная организация», создана самочинно, без соборного обсуждения и согласия других архиереев.

Архиеп. Лазарь и еп. Вениамин вынуждены были объявить своему духовенству и пастве, что не могут признать незаконное создание новой так называемой “РПЦ в Изгнании” вместо РПЦЗ, объясняя это необходимостью строгого следования церковным канонам и принципу соборности. Видя, что новое, радикально настроенное окружение Митр. Виталия явно уводит его в раскол, и сокрушаясь, что Митрополит может закончить свою жизнь вне истинной соборной Зарубежной Церкви, Которой Вл. Виталий служил всю свою жизнь и в лоне Которой он желал и умереть (см. его Заявление от 5/18 октября 2001 г. Архиерейскому Собору РПЦЗ), вл. Лазарь начал молиться Господу и Матери Божией «о вразумлении» Митр. Виталия и о возвращении его на канонический путь служения Церкви. С этого дня в храме Св. прав. Иоанна Кронштадтского или в скиту Иконы Божией Матери Державной (при архиерейском доме) ежедневно служился молебен с акафистом пред чудотворной Иверской иконой Божией Матери Благоухающей. Дабы уберечь паству от смущения и смуты, до прояснения ситуации в Мансонвилле, владыка не благословил поминовение Митрополита Виталия (теперь уже как “Первоиерарха Русския Православныя Церкве в Изгнании”) за богослужениями не только в своем кафедральном соборе, но и на других приходах своей епархии. Письменного указа он не издавал, возлагая ответственность на совесть самого духовенства и терпеливо объясняя вопрошавшим суть произошедшего. Такое положение длилось несколько недель, пока Митрополит Виталий не понял совершенную им ошибку и не вернулся к прежнему наименованию Церкви. Именно в этот период экстремистски настроенные клирики в России (например, известный ныне “епископ РПЦЗ-В” Виктор Пивоваров, ради скандальной “хиротонии” которого Жуков в последствии изгонит из РПЦИ ее родоначальника еп. Варнаву) отделились от своих правящих архиереев Лазаря и Вениамина, клевеща на них и усугубляя раскол в Церкви.

В этот же день, 23 октября/5 ноября 2001 г. после учреждения новой юрисдикции (“РПЦ в Изгнании”) в Интернете появляется первый документ от имени “синода РПЦИ” – решение о возведении викарного еп. Варнавы в сан архиепископа (http://www.listok.com/sobor139.htm):

«Русская Православная Церковь в Изгнании

Russian Orthodox Church in Exile

 

Определение Архиерейского Синода РПЦИ

от 23 октября/5 ноября 2001 года 

Архиерейский Синод Русской Православной Церкви в Изгнании под Председательством Его Высокопреосвященства Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия, Первоиерарха РПЦИ определяет:

за многолетнее верное служение Святой Церкви и стояние в Истине возвести Епископа Каннского Варнаву в сан Архиепископа Каннского и Европейского.

+Митрополит Виталий

(подпись) 

+Еп. Сергий Мансонвилльский

(подпись)»

Как и совершённая хиротония архим. Сергия, “синод” был учрежден поспешно, вне Собора и даже без соборного согласования с действующими правящими архиереями, в нарушение Положения об РПЦЗ (см. напр. п.15), никакого документа об учреждении “синода” подписано не было; также поспешно и несоборно был возведен сразу в сан архиепископа и викарный еп. Варнава, еще недавно, на Соборе РПЦЗ 2000 г., отказавшийся от возведения его в чин правящего епископа. Не ясно было, входит ли сам еп. Варнава (теперь уже в сане архиепископа) в синод РПЦИ, или нет: под “синодальным Определением” стояли подписи Митр. Виталия и новохиротанисанного викарного еп. Сергия, подписи еп. Варнавы не было. Позже, как это станет обычным в РПЦИ, Жуковым, Целищевым и их сторонниками это “мансонвилльское совещание” будет объявлено “первым архиерейским собором возрожденной РПЦЗ”. Как пишет об этом В.Жуков: «на состоявшемся 23 октября/5 ноября 2001 г. Соборе (после первой хиротонии Епископа Сергия, совершенной Митрополитом Виталием и епископом Варнавой), бывшем, в сущности, единственным Архиерейским Собором нашей Церкви, были приняты два решения: возведение Еп. Варнавы в сан архиепископа, с титулом Каннского и Европейского, и регистрация Русской Православной Церкви в Изгнании при парижской Префектуре, проведенной прот. Вениамином Жуковым в качестве Ее секретаря». Впрочем, в этом же Разъяснении, опубликованном “секретарем Синода РПЦИ” 2/15 декабря 2002 г., всего через четыре абзаца сказано: «Строго говоря, никакого “нового Синода”, как такового, нет и до сего дня (т.е. до декабря 2002 г. – авт.), потому что еще не было Собора, на котором он был бы избран». Такое признание весьма характерно, т.к. свидетельствует о том, что нарушавшие каноны хорошо понимали, что они совершают. Тем не менее “определение” о возведении еп. Варнавы в сан архиепископа опубликовано в Интернете на бланке “РПЦИ” именно как «Определение Архиерейского Синода», которого, по заявлению секретаря этого синода прот. В.Жукова, вплоть до декабря 2002 г. не существовало, ибо не было проведено Архиерейского Собора... Эта путаница с “решениями” и “постановлениями” в “РПЦИ-РПЦЗ(В)”, по-видимому, не прекратится никогда: через полтора года в Интернете появятся выписки «из Протокола Заседаний Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей 3/16 - 7/20 мая 2003 года», в которых указано:

«Слушали: Об организации Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей под омофором Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия.

Постановили: Учредить Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей в составе:

Председатель – Высокопреосвященнейший Митрополит Виталий, Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей;

Члены – Преосвященные:

Заместитель Председателя – Архиепископ Варнава, Каннский и Европейский,

Епископ Сергий Мансонвилльский,

Епископ Владимир Сакраментский,

Епископ Варфоломей Гренадский,

Секретарь Архиерейского Синода – митроф. Протоиерей Вениамин Жуков».

 

Кто же в таком случае возвел викарного еп. Варнаву в ноябре 2001 г. в сан архиепископа, если синод этой церкви был образован только в мае 2003 г., – остается загадкой[ix]. Впрочем, по утверждениям самого еп. Варнавы, в мае 2003 г. в Мансонвилле проходил не собор, а всего лишь «частная встреча с Митрополитом». Сам еп. Варнава покинул Мансонвилль сразу же по приезде туда В.Жукова, а спустя три недели в Интернете были опубликованы сфальсифицированные Жуковым «выписки из протокола Архиерейского Собора». Еп. Варнава заявлял также, что своей подписи под “решениями” этого “собора” он не ставил, потому что не было не только протокола собора, но и самого собора.

Совершенно очевидно, что в созданной незаконно, вне канонического Архиерейского Собора, так называемой “РПЦИ-РПЦЗ(В)” никакой нормальной церковной жизни быть не могло; и дальнейшее развитие событий в этой организации с безконечной чередой “изгнаний”, взаимно исключающих друг друга “определений”, “указов” и “заявлений” подтверждает этот печальный вывод.

Как стало известно значительно позже, сам Митр. Виталий не одобрял решения о переименовании РПЦЗ в т.н. “РПЦИ”. Он считал необходимым восстановить связь с каноническими правящими Российскими архиереями архиеп. Лазарем и еп. Вениамином и совместно начать подготовку по созыву Собора Епископов. До проведения Собора он намеревался ограничиться лишь хиротонией о. Сергия (Киндякова) и не дал благословения на рукоположение новых епископов: «чтобы не сказали, что мы печем архиереев как пирожки» (подлинные слова Митр. Виталия в ответ на пожелания рукоположить в епископы, следом за архим. Сергием, иером. Владимiра /Целищева/ и архим. Варфоломея /Воробьева/, – как свидетельствовала об этом Л.Д. Роснянская). В этот же день, 5 ноября 2001 г., будучи уверенным, что в его отсутствие никто никаких серьезных действий предпринимать не станет, Митр. Виталий вместе со своим секретарем Л.Роснянской выехал в Монреаль и вернулся в свой скит в Мансонвилле только к вечеру следующего дня.

Однако подчиняться «частному мнению» своего Первоиерарха, к тому же, по уверениям иером. В.Целищева, «лишенного ориентации и памяти», пребывающего в «нездравом уме и рассудке» и «полностью зависящего от своего секретаря» (письма иером. В.Целищева за май-июль 2001 г.), учредители “РПЦИ” не пожелали.

Очевидно, решив, что «Митрополита у нас больше нет» (письмо иером. В.Целищева за ноябрь 2000 г.), воспользовавшись действительным отсутствием Митрополита в Свято-Преображенском скиту и вопреки его прямому запрещению, в этот же день еп. Варнавой и еп. Сергием было совершено наречение, а на утро 6 ноября рукоположение во епископа иером. Владимiра (Целищева). Как было сказано в официальном Объявлении о состоявшейся хиротонии: «По воле Божией и по благословению Первоиерарха Русской Православной Церкви в Изгнании Митрополита Виталия во вторник 24 октября/6 ноября 2001 г. в Свято-Преображенском храме одноименного монастыря в г. Мансонвилле Архиепископом Каннским и Европейским Варнавой и Епископом Мансонвилльским Сергием были совершены наречение и за Божественной Литургией хиротония во епископа иеромонаха Владимира (Целищева) с титулом епископа Сакраментского».

Определения “синода РПЦИ” (как это было в случае с возведением еп. Варнавы в сан архиепископа) о рукоположении иером. Вл. Целищева в сан епископа опубликовано не было, потому что такого документа (и такого решения) не было в природе.

Неправда была не только в Объявлении, но и в самой Ставленнической грамоте иером. В.Целищева (и подобные ложь и фальсификации станут обычными в этой “церкви”):

«Русская Православная Церковь в Изгнании

Russian Orthodox Church in Exile

 

24 октября/6 ноября 2001 г.

Муч. Арефы и иже с ним

УТВЕРЖДАЮ

+Митрополит Виталий

(подпись)

 Ставленническая грамота

Настоящей грамотой удостоверяем, что 24 октября/6 ноября 2001 г. в день памяти св. Муч. Арефы нами: Архиепископом Каннским и Европейским Варнавой и Епископом Мансонвилльским Сергием с благословения Митрополита Виталия, Первоиерарха Русской Православной Церкви в Изгнании в Свято-Преображенском храме г. Мансонвилля совершена хиротония во епископа иеромонаха Владимира (Целищева) с титулом Епископа Сакраментского.

+Архиепископ Варнава

(подпись) 

+Епископ Сергий

(подпись)»

Вернувшись вечером 6 ноября в скит, Митрополит Виталий с удивлением увидел на вышедшем его встречать иеромонахе В.Целищеве архиерейскую панагию и узнал, что у него теперь есть новый викарный епископ Сакраментский. Митрополит отказался признать эту “хиротонию”, однако, как и в случае с архим. Сергием, его убедили признать ее «ради пользы Церкви». Чтобы скрыть безчиние и придать этой “хиротонии” хотя бы видимость законности, на Ставленнической грамоте была добавлена подпись Митрополита под печатной резолюцией: «Утверждаю».

Ясно, что эта “хиротония”, совершенная самочинно, без благословения Собора Епископов, тайно от самого Митрополита Виталия и даже вопреки прямому его запрещению, является не просто несоборной и неканонической, в нарушение канонов Церкви и Положения об РПЦЗ, но получена она была откровенно воровским способом. Поэтому «да будет известно сие: аще кто, без соизволения митрополита, поставлен будет епископом, о таковом великий собор определил, что он не должен быти епископом» (Пр. 6-е Первого Вселенского Собора). К определению Вселенского Собора нам добавить нечего...

Что “хиротония” иером. В.Целищева была совершена против воли Митрополита, а сам Митрополит был поставлен пред свершившимся уже фактом, позже подтвердил в своем Покаянном письме от 12/25 июля 2004 г. на имя Митрополита Виталия и сам еп. Варнава: «Раскаиваюсь в участии в хиротонии еп. Владимира без Вашего соизволения» [x].

Всего через два дня после хиротонии иером. В.Целищева в Интернете появляется «Заявление Архиерейского Синода РПЦИ от 26 октября/8 ноября 2001 года»:

«Архиерейский Синод Русской Православной Церкви в Изгнании под Председательством Его Высокопреосвященства Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия, Первоиерарха РПЦИ, определяет заявить:

1. О неимении канонического и евхаристического общения с Московской Патриархией – нецерковной организацией;

2. (в согласии с постановлением Архиерейского Собора РПЦЗ 1974 г.) О прекращении необдуманно установленного Собором РПЦЗ в 1994 г. евхаристического общения с Синодом Противостоящих под Председательством Митрополита Оропосского и Филийского Киприана /.../» Подписи под документом: «Митрополит Виталий, за Архиеп. Варнаву с его согласия Епископ Сергий, Епископ Сергий, Епископ Владимiр». Позже еп. Варнава заявит, что своего согласия поставить за него подпись под этим документом он не давал.

Этот документ вызвал не меньшее недоумение, чем Указ от 23 октября/5 ноября 2001 г. о создании РПЦИ. В первом пункте не было никакой необходимости, т.к. с сергианской Московской патриархией РПЦЗ (а тем более новосозданная РПЦИ) никогда не имела евхаристического общения. Второй же пункт свидетельствовал о том, что у только что рукоположенных викариев явно завышенная самооценка. Налицо была попытка узурпации Высшей церковной власти неканоническим новообразованием, объявившим себя наследником Русской Зарубежной Церкви.

Решение о евхаристическом общении с греческим Синодом Противостоящих[xi] было принято на законном Архиерейском Соборе РПЦЗ в 1994 г., и Архиерейский Синод, как орган нижестоящий и подчиненный Собору (согласно Положению об РПЦЗ), отменять соборного решения не может: это во власти только канонически законного Архиерейского Собора, который «согласно церковным канонам, является высшим органом церковного законодательства, управления, суда и контроля для Русской Православной Церкви заграницей» (п.7). При том отменять соборное решение, если это потребуется, должен Собор именно той Церкви, которая это решение принимала. Ясно, что “синод РПЦИ” не мог отменить решения Архиерейского Собора РПЦЗ, каким бы ошибочным оно ни было. Но, повторимся, даже канонически-законный Архиерейский Синод отменить соборное решение не может, ибо хотя вопросы общецерковного характера могут «в междусоборный период осуществляться, в случае необходимой нужды и Архиерейским Синодом, но не иначе, как только путем затребования письменных отзывов от всех Преосвященных» (Примечание к п.11 Положения об РПЦЗ). Понятно, что не только за письменными, но и за устными отзывами к Российским Преосвященным (членам Собора РПЦЗ) новые “мансонвильские викарии” не обращались.

Насколько вопрос общения или не общения с греческим Синодом был вызван «необходимой нуждой» в то время, когда в собственной Русской Церкви уже более года царили смятение и разруха (вызванные униатскими действиями синода митр. Лавра), оставалось загадкой для многих. Создавалось впечатление, что “мансонвильских викариев” проблемы собственной Церкви (например, налаживание связи с Российскими Преосвященными и восстановление законного Церковного управления, проведение Архиерейского Собора и нормализация церковной жизни в России и Заграницей и т.п.) заботили меньше всего: решение о прекращении общения с Синодом Противостоящих было по счету 3-м (после учреждения РПЦИ и возведения еп. Варнавы в сан архиепископа)  решением их синода, – тогда как проблемы собственно Русской Церкви, требовавшие незамедлительного разрешения, остались без внимания. Этот вопрос должно было разрешить после устранения собственной церковной разрухи, без неуместной в таких серьезных вопросах спешки и после работы специально созданной Архиерейским Собором компетентной Богословской комиссии.

К тому же, если этот вопрос был так принципиален и действительно вызван «необходимой нуждой» Русской Церкви, почему еп. Варнава не задержался в Мансонвилле всего на один день для его разрешения? Но на следующий же после хиротонии иером. В.Целищева день (7 ноября) вылетел во Францию, а 8 ноября еп. Сергий подписал решение синода «за Архиеп. Варнаву с его согласия». Несерьезность действий канадских викариев слишком бросалась в глаза и не вызывала ничего, кроме недоумения и смущения. К тому же через некоторое время еп. Варнава заявил, что своего согласия ставить вместо него подпись под этим документом он не давал, что вызвало еще большее смущение действиями “мансонвилльского синода” не только у архиеп. Лазаря и еп. Вениамина, но и у многих священников и паствы в России и за границей, а во Франции даже привело к отделению от РПЦИ группы достойных клириков с паствой.

Спустя еще несколько дней, 29 октября/11 ноября 2001 г., викарными епископами РПЦИ Сергием (Киндяковым) Мансонвилльским и Владимиром (Целищевым) Сакраментским, без согласия и благословения в этот раз не только Митрополита Виталия, но и еп. Варнавы, была совершена хиротония третьего викария для Митрополита – архим. Варфоломея во епископа Гренадского xiii.

Как и предыдущие две хиротонии, решение о рукоположении архим. Варфоломея было принято кулуарно, – в нарушение Положения об РПЦЗ (п.11/е-ж), без соборного согласия действующих правящих архиереев. Эта хиротония, также, как и хиротония В.Целищева, была совершена вопреки воле Митрополита Виталия, но на этот раз было и существенное новшество: о ней не известили даже родоначальника РПЦИ «Заместителя Первоиерарха» еп. Варнаву. Позже в уже упоминавшемся Покаянном письме на имя Митр. Виталия (от 12/25 июля 2004 г.) еп. Варнава писал: «Раскаиваюсь, что не выражал моего протеста в связи с хиротонией еп. Варфоломея, которую совершили еп. Сергий и еп. Владимир вопреки Вашему и моему решению». Еще одно существенное новшество, по сравнению с хиротонией иером. В.Целищева, было и в Ставленнической грамоте архим. Варфоломея: в ней было прямо сказано, что эта хиротония совершена «Митрополитом Виталием, Архиепископом Монреальским и Канадским, Первоиерархом Русской Православной Церкви в Изгнании», и далее епп. Сергием и Владимiром... Это был уже не просто обман, это был прямой подлог.[xiv)

Таким образом, решения о всех трех хиротониях новых викарных епископов РПЦИ (Сергия, Владимiра и Варфоломея) были приняты не Соборно, но в нарушение Канонов Православной Церкви и Положения об РПЦЗ. Кандидатуры «епископов» не только не согласовывались и не утверждались, но даже не обсуждались с оставшимися верными Истинному Православию и идеалам РПЦЗ правящими Российскими архиереями. Решения об этих хиротониях были приняты кулуарно, в обход даже собственного неканонического “синода РПЦИ”. Так, две из них были совершены вопреки воле Митрополита Виталия: хиротония иером. В.Целищева – тайно от Митрополита, хиротония архим. Варфоломея – тайно и против согласия еще и еп. Варнавы (которого они признавали в то время архиепископом и «Заместителем Первоиерарха»), а по Заявлению еп. Варнавы – тайно и от Митрополита Виталия. Все три хиротонии были совершены викарными епископами, что запрещено Канонами Церкви и Положением об РПЦЗ. Кроме того, один из этих викарных епископов был запрещен в священнослужении, а двое других получили хиротонию не канонически.

Поэтому нет сомнения, что мансонвильские хиротонии неканоничны, а сама “РПЦИ-РПЦЗ(В)”, по словам ее основателя прот. В.Жукова – это совершенно «новая церковная организация», не имеющая никакого отношения к Русской Православной Церкви Заграницей и канонически-законной Церковной власти.    

Протоиерей В.Жуков, оказывавший  сильное влияние на еп. Варнаву и “мансонвльских викариев” Сергия, Владимiра и Варфоломея и имевший самое прямое отношение к решению об их рукоположении, сделал все возможное, чтобы законного Архиерейского Собора с участием канонических правящих Российских архиереев Лазаря и Вениамина, для подлинного возрождения РПЦЗ, не произошло. И в связи с вышесказанным это не вызывает удивления. На таком Соборе неизбежно стали бы известны все авантюрные подробности “мансонвильских хиротоний”, на признание которых, при самой широкой икономии, Российские Преосвященные, следуя свв. канонам, не смогли бы пойти. Понимая это, Жуков организует кампанию клеветы на Российских Преосвященных с целью их дискредитации и полного отстранения от всякого участия в возрождении РПЦЗ. В том же Разъяснении от 2/15 декабря 2002 г. Жуков откровенно пишет: «В условиях возникшей в начале 2002 года активной деятельности Архиеп. Лазаря (да еще при существенной ему поддержке в Америке), направленной на приобретения (??! – авт.) всей Российской, верной Митрополиту Виталию паствы (следовательно, устранения РПЦЗ от всякой миссии в России – что равносильно Ее концу[xv]), созыв Собора становился для Нее (т.е. РПЦИ, это ясно из текста Разъяснения. – авт.) опасным предприятием. Только когда воцарится порядок в Церкви и все Ее члены будут знать свое место, то участники Собора приедут с намерением созидать. Тогда они смогут сказать, что действительно (это решает “секретарь синода РПЦИ”. – авт.) “днесь благодать Св. Духа нас собра” и будут думать не о себе, а только о Хранении Христовой Церкви. Поспешный созыв Собора привел бы к катастрофе, и поэтому Вл. Варнава (т.е. на самом деле Жуков, писавший все письма и документы за еп. Варнаву и часто ставивший, как позже заявил еп. Варнава,  факсимильную подпись и печать еп. Варнавы без его ведома. – авт.) обратился к Митрополиту с просьбой отложить это начинание».

Как показали дальнейшие события, Жукову действительно удалось полностью взять под свой контроль “мансонвилльский синод викариев” и «сосредоточить действующие силы» РПЦИ-РПЦЗ(В) «в Западной Европе», т.е. в пригороде Парижа Вильмуассоне. Сосредоточив в собственных руках всю полноту власти в РПЦИ, с помощью послушных новохиротонисанных викариев ему удалось изолировать Митрополита Виталия от Российских архиереев и пользуясь возрастом и болезнью Владыки, обманывая его и клевеща на архиеп. Лазаря и еп. Вениамина, получить от Митрополита подпись под несколькими документами, направленными против Российских Преосвященных и Церкви в России[xvi]. Властолюбивые амбиции основателя РПЦИ о. Вениамина Жукова окажутся настолько велики, что он не остановится даже перед «лишением сана» вышедшего из-под его контроля «Заместителя Первоиерарха Архиепископа Варнавы», а мансонвилльские викарии послушно подпишут все составленные Жуковым “решения”.

Таким образом, из-за антиканонических действий группы В.Жукова канонически законный Архиерейский Собор РПЦЗ, на который надеялись правящие Российские архиереи архиеп. Лазарь и еп. Вениамин, был сорван. Архиеп. Лазарь и еп. Вениамин, смутившись неканоническим учреждением новой церковной юрисдикции под названием «РПЦ в изгнании», вынуждены были воздержаться от участия в ее деятельности, объясняя своему духовенству и пастве, что признают только Русскую Зарубежную Церковь, от Которой они сами получили благодать хиротоний, и готовы поминать Митрополита Виталия только как Первоиерарха РПЦЗ, соборно признав его возвращение на пост Предстоятеля Русской Церкви.

Такая принципиальная позиция правящих Российских архиереев ставила В.Жукова и канадских викариев в канонически затруднительное положение: не будучи признанными (хотя бы даже формального, по факту) со стороны законных архиереев РПЦЗ, канадские хиротонии в глазах многих православных оставались канонически незаконным деянием, а сама РПЦИ – неканоническим новообразованием. Судя по письмам того времени, это понимал и еп. Владимiр (Целищев), проживавший постоянно в Мансонвилле. Поэтому, чтобы выйти из затруднения, в которое они попали, учредив РПЦИ, и получить признание со стороны Российских архиереев, а также успокоить духовенство и паству, смущенных действиями “синода РПЦИ”, 7/20 ноября 2001 г. членами мансонвилльской группы был опубликован новый документ, на “шапке” бланка которого стояло привычное «Русская Православная Церковь Заграницей»:

«Russian Orthodox Church Outside Russia

Русская Православная Церковь Заграницей

Заявление Архиерейского Синода РПЦЗ

от 7/20 ноября 2001 года

Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей под Председательством Его Высокопреосвященства Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия, Первоиерарха РПЦЗ заявляет:

1. Некоторые мероприятия, принятые за последнее время Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви Заграницей, неоднозначно были встречены нашей Боголюбивой паствой и вызвали среди наших верных чад тревогу и переживания. Ради сохранения единства, мира и любви в нашей Церкви, мы смиренно признаем, что была допущена опрометчивость в принятых нами решениях.

2. Наша Церковь должна именоваться по-прежнему Русской Православной Церковью Заграницей, и как прежде должно возноситься по чиноположению имя Высокопреосвященнейшего Виталия, Митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского, Архиепископа Монреальского и Канадского, как Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви с соответствующим именем Правящего архиерея».

В Заявлении подтверждено, что основанием для существования РПЦЗ является Указ Св. Патриарха Тихона № 362. В 3-м пункте речь шла об Указе от 26 октября/8 ноября по поводу греческого Синода Противостоящих: «На основании того, что это решение было принято без надлежащего исследования соответствующей Богословской Комиссии, нарочито назначенной Архиерейским Собором, и представления ее заключений на обсуждение Архиерейского Собора, исполнение этого решения приостанавливается». Этот документ Митрополит Виталий подписал уже как «Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей».

По самому содержанию документа и по тому трезвенному духу, в каком он был написан, чувствовалось влияние Владыки Митрополита Виталия и его принципиальной позиции по этому вопросу. Возникала надежда на конструктивный диалог и правильное, каноническое разрешение тех ошибок, которые были допущены в Мансонвилле. Все же не следует забывать, что Российским архиереям подробности мансонвилльских хиротоний не были известны и совершение этих хиротоний воспринималось ими как деяние хотя и неканоническое, но, как совершенное в чрезвычайной ситуации гонений на Митрополита и его ареста (принудительного помещения в психиатрический госпиталь), – могущее быть канонически урегулировано с применением церковной икономии.

Архиепископ Лазарь ознакомился с текстом опубликованного в Интернете Заявления в субботу вечером 24 ноября, в день празднования памяти Иконы Божией Матери Иверской-Монреальской, прославившейся в РПЦЗ. В этот день в храме св. прав. Иоанна Кронштадтского в Одессе служился молебен пред чудотворной Иконой Божией Матери Иверской Благоухающей, списком с Монреальской, написанным и переданным в Россию Владыке Лазарю муч. братом Иосифом Муньесом. Молебны пред этой Иконой с благословения архиеп. Лазаря служились каждый день, начиная с 5 ноября 2001 г. Обращает на себя внимание и другое совпадение: Заявление было датировано 7/20 ноября, как и Указ №362, на котором покоился канонический фундамент Катакомбной Церкви в России и Русской Зарубежной Церкви.

В этот же вечер Владыка распорядился, чтобы с воскресной литургии следующего дня в Кафедральном храме Св.прав. Иоанна Кронштадтского вновь поминалось имя Первоиерарха Русской Церкви Митрополита Виталия, как это было принято все годы до 24 октября 2001 г. Аналогичное распоряжение, по согласованию с Председателем Архиерейского Совещания РИПЦ Архиеп. Лазарем, сделал в своей епархии и еп. Вениамин.

26 ноября на узле «Мысли о России» было помещено сообщение секретаря Преосвященного Архиепископа Лазаря, иеромонаха Поликарпа, в котором говорилось:  «Сообщаем распоряжение Преосвященнейшего Архиепископа Лазаря по всей вверенной Его Преосвященству епархии: ПОМИНАТЬ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО ГОСПОДИНА И ОТЦА НАШЕГО МИТРОПОЛИТА ВИТАЛИЯ ПЕРВОИЕРАРХА РОССИЙСКИЯ ПРАВОСЛАВНЫЯ ЦЕРКВИ после его недавнего послания от 7/20 ноября 2001 г.».

Российские Преосвященные, по сыновней любви и преданности своему Первоиерарху и отцу, старцу-Митрополиту Виталию, учитывая его возраст и положение, в котором он находился, покрыли все его ошибки любовью, соборно признав, не дожидаясь проведения Архиерейского Собора РПЦЗ, возвращение Митрополита на пост Первоиерарха Русской Церкви после его ухода на покой.

Архиеп. Лазарь не издавал свое Распоряжение в форме письменного Указа, понимая, что в условиях церковной смуты, когда многие еще не разобрались в происходящей ситуации и не знают, как правильно, по совести поступить, письменное Распоряжение, имеющее силу обязательности, может вызвать смущение у духовенства и паствы. Поэтому он терпеливо разъяснял решение Российских архиереев, предоставляя каждому священнику самостоятельно разрешить для себя этот непростой вопрос. Как показали дальнейшие события, в частности дискуссия на 2-м Воронежском Совещании, действительно для некоторых клириков вопрос поминовения Митрополита как Первоиерарха (после его ухода на покой) до проведения Архиерейского Собора был серьезным камнем преткновения. Поэтому ни вл. Лазарь, ни вл. Вениамин своего решения никому насильственно не навязывали, чтобы священники могли свободно и по совести сделать свой окончательный выбор. В этом сказался не только большой жизненный опыт, но и настоящее отеческое попечение вл. Лазаря о вверенном ему духовенстве и пастве. Письменный Указ о поминовении Митр. Виталия как Первоиерарха Русской Церкви архиеп. Лазарь издал и разослал лишь в феврале 2002 г. (№839/70 от 25 января/8 февраля 2002 г.), когда духовенство в своем окончательном выборе определилось, и такое распоряжение епархиальной власти не было насилием над их совестью.[xvii]

Это решение Российских архиереев касалось только полномочий Предстоятеля РПЦЗ Митрополита Виталия и не означало автоматического признания канадских хиротоний. Решение об этих хиротониях должно было рассматриваться на предстоящем Архиерейском Соборе.

Однако, Жуковым и его апологетами Распоряжение о поминовении митрополита Виталия было намеренно истолковано в их литературе как признание Российскими архиереями самой “РПЦИ”, и соответственно, поминовение Российскими архиереями Митрополита Виталия как Первоиерарха Русской Церкви – как «прием в лоно нашей Церкви Преосвященных Лазаря и Вениамина» с признанием ими над собой полномочий “мансонвильского синода”. Об этом прямо сказано во многих статьях и письмах Жукова, опубликованных в Интернете. Приведенная цитата – из “Письма Архиепископа Варнавы Епископу Владимiру” от 4/17 марта 2002 г., автором которого на самом деле является прот. Вениамин; в этом письме о Российских Преосвященных, помимо всего прочего, прот. В.Жуков от имени еп. Варнавы пишет: «я согласился на их прием с условием, что им будут предоставлены определенные и ограниченные полномочия в новой церковной организации».

В действительности же Российские Преосвященные: Председатель Архиерейского Совещания РИПЦ архиепископ Лазарь и епископ Вениамин, как законные представители Собора Епископов РПЦЗ, – никогда в состав новосозданной “РПЦИ” не входили, о приеме в нее не просили и публичных заявлений о признании “мансонвильских хиротоний” не делали. Их принципиальная позиция заключалась в том, что окончательное решение об этих хиротониях (независимо от характера решения: признавать эти хиротонии или нет) может принять только Архиерейский Собор, состоящий из Митрополита Виталия и Российских архиереев как единственных представителей Собора Епископов прежнего состава РПЦЗ. Этот статус Российских Преосвященных прямо вытекает из Положения об РПЦЗ: «П. 8. Председателем Собора Епископов и Архиерейского Синода состоит Первоиерарх Русской Православной Церкви заграницей в сане Митрополита, Собором же пожизненно избранный. Членами Собора являются все архиереи, входящие в состав Русской Православной Церкви заграницей». Ни один из новорукоположенных канадских викариев никогда не принадлежал к архиереям, входящим «в состав Русской Православной Церкви заграницей», поэтому «членами Собора», – до соборного утверждения их хиротоний, – канадские викарии быть не могли.

Архиепископ Лазарь никогда не скрывал своего твердого мнения на этот счет, что и вызвало целый шквал лжи и грязной клеветы на него и на всю Русскую Истинно-Православную Церковь со стороны Жукова и его сторонников. Для них принципиальная каноническая позиция Российских Преосвященных была и остается серьезным препятствием на пути признания их неканонического новообразования истинной наследницей РПЦЗ. Только этим объясняется ненависть к Российским Преосвященным и безстыдная ложь на них, которую они несколько лет внушали попавшему к ним в зависимость старцу-Митрополиту Виталию, пытаясь получить от него подпись под необходимыми для них “указами” против Русской Церкви на Родине. Этим объясняется и срыв приезда Вл. Митрополита Виталия в Россию, устроенный прот. В.Жуковым и его сторонниками. Ведь в случае такого приезда помешать встрече Российских архиереев с Первоиерархом было невозможно, а значит, разрушились бы все планы по созданию собственной церкви. При встрече Митрополита Виталия с арх. Лазарем и еп. Вениамином непременно состоялся бы законный Архиерейский Собор, сорвать который было бы непросто, поэтому Митрополита в Россию не пустили под нелепым предлогом, что «в России его могут отравить безконтактным ядом...»: за границей изолировать Первоиерарха от его Церкви было проще, проще было и лгать Митрополиту, что, мол,  арх. Лазарь и еп. Вениамин Первоиерархом его не признают, принадлежат к синоду митр. Лавра и проч.

Позже прот. В.Жуков сам публично признает, что Российские Преосвященные «вошли НЕ в нашу Церковь, а примкнули только к Митрополиту Виталию» (В.Жуков, сайт «МоР», октябрь 2005 г.). При этом в вину архиереям будет поставлено совершенно нелепое для православного священника обвинение, что они «стали добиваться Собора» (В.Жуков, там же, октябрь 2005 г.), т.е. выступили за соблюдение церковных канонов. Как же еще должны были поступить православные архиереи? Это признание Жукова косвенным образом подтверждает, что к новосозданной “РПЦИ” ни Председатель Архиерейского Совещания РИПЦ архиеп. Лазарь, ни еп. Вениамин никогда не принадлежали. Они остались в той Церкви, в которой получили благодать апостольского преемства, и никогда из Нее не выходили.

Однако принципиальная позиция Митрополита Виталия, желавшего до конца своих дней оставаться в лоне Русской Зарубежной Церкви (см. его Заявление Собору РПЦЗ от 5/18 октября 2001 г.), а также позиция арх. Лазаря и еп. Вениамина, поверивших в искренность “мансонвильских викариев” (после того, как последние подписали документ об отказе от “РПЦ в Изгнании” и о прежнем наименовании РПЦЗ), расходились с планами самих основателей РПЦИ, как показали дальнейшие события. В подписанных епп. Сергием, Владимiром и Варфоломеем протоколах «Собрания архиереев и духовенства США и Канады», прошедшего в Мансонвилле 15/28 - 16/29 декабря 2001 года, сказано: «15/28 декабря (спустя всего лишь месяц после сделанного Заявления – прим. авт.) 2001 года имели суждение: О названии, под которым Церковь может быть законно зарегистрирована в Северной и Южной Америке, продолжая в то же самое время преемственно духовно и литургически (??) именоваться <Русская Православная Церковь Заграницей>.

Постановили: 1) Поминовение на Богослужениях остается прежнее: <О Православном епископстве гонимыя Церкве Российския; о Господине нашем Высокопреосвященнейшем Митрополите Виталии, Первоиерархе Русския Зарубежныя Церкве ...>. 2) Церковь будет легализована в Северной и Южной Америке под названием <Русская Православная Церковь в Изгнании>».

Ни Русская Православная Церковь Заграницей, ни Русская Истинно-Православная Церковь никогда не регистрировались под чужим названием. Для сохранения своей законной канонической преемственности (в т.ч. и доказательства этого перед гражданскими властями в случае необходимости) им не нужно было прибегать к такому иезуитскому методу: называться одним именем, а быть на самом деле другим. Аргументы, что это название было принято «только для гражданской власти», еще более недобросовестны: как можно отстаивать в гражданских судах интересы РПЦЗ перед синодом митр. Лавра (который названия Церкви не изменил), зарегистрировавшись под именем “РПЦИ”? Любому непредвзятому человеку (тому же судье) ясно, что перед ним совершенно «новая церковная организация». Основатели РПЦИ и не ставили себе целью защиту духовного наследия истинной Русской Зарубежной Церкви, им было важно создать собственную структуру, поэтому быстрая регистрация в светских органах власти для них оказалась важнее, чем проведение законного Архиерейского Собора подлинной РПЦЗ. Как будто регистрация «в парижской Префектуре» и т.п. может придать статус законности незаконному новообразованию...

В том же Протоколе указано о принятом решении по созданию «официальной Церковной страницы (сайте) в интернете», которая вскоре появилась с названием на титульной странице «Русская Православная Церковь в Изгнании».

Таким образом, совершенно очевидно, что Заявление  от 7/20 ноября 2001 года было обманом, имевшим целью – ввести в заблуждение Митрополита и Российских архиереев, а также успокоить духовенство и паству, смущенных созданием новой церкви («Некоторые мероприятия, принятые за последнее время Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви Заграницей, неоднозначно были встречены нашей Боголюбивой паствой и вызвали среди наших верных чад тревогу и переживания. Ради сохранения единства, мира и любви в нашей Церкви, мы смиренно признаем, что была допущена опрометчивость в принятых нами решениях» – строки из Заявления от 7/20 ноября 2001 г.). Сами основатели РПЦИ от своего детища отказываться не собирались. На самом же деле от названия “РПЦИ” они отказались не 20 ноября 2001 года, а 18 ноября 2004. Это следует из «Протокола №1 Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей (т. е. РПЦИ – прим. авт.) 5/18 ноября 2004 г. /.../ Постановили:

- Отменить решение, принятое 23 октября/5 ноября 2001 г. относительно наименования Русской Православной Церкви Заграницей “Русской Православной Церковью в Изгнании”».

Воистину, цинизму этих людей нет предела, и все это – за честным именем как за щитом старца-Митрополита Виталия! Название же “РПЦЗ” с неизменной приставкой “(В)”, как “мансонвильские викарии” сами признались, носило только декларативный, пропагандистский характер[xviii].

7 декабря в Интернете появляется новый документ за подписью Митрополита Виталия:

«14/01/М

24 ноября/7 декабря 2001 г.

Св. Великомученицы Екатерины

Возлюбленные о Христе верные священнослужители и пасомые Русской Православной Зарубежной Церкви.

От нас ушли в полное духовное бездорожье сторонники и последователи так называемого самочинного митрополита Лавра, пытающегося захватить церковную власть в нашей Зарубежной Церкви.

Увидев нестроения в нашей Церкви, я возвратил себе права главы Церкви. В ответ на это Синод архиеп. Лавра с участием епископов Михаила и Гавриила воздвиг на меня настоящие гонения. Меня подвергали арестам гражданские власти без малейшего указания какой-либо причины моей повинности. Исключительно ради очищения Церкви от подобных отступников с моим благословением и участием были совершены хиротонии новых епископов: еп. Сергия Мансонвилльского, еп. Владимiра Сакраментского и еп. Варфоломея Гренадского, верных традиционному исповеданию Русской Православной Зарубежной Церкви, идя по стопам Митрополитов Антония, Анастасия и Филарета.

Отступники во главе с архиеп. Лавром не могут считаться находящимися в ограде Церкви.

Призываю всех верных чад нашей Церкви Христовой к стойкому перенесению скорбей в наше смутное и лукавое время и твердому исповеданию православной веры.

Призываю на всех верных последователей Христовой Истины Божие благословение и благодарю всех за помощь и молитвы за меня грешного.

+Митрополит Виталий (подпись)».

В этом документе уже прямо сказано, что все три мансонвилльские хиротонии были совершены с «благословением и участием» Митрополита Виталия.

Не только Российские архиереи, привыкшие верить написанному в церковных документах, но и многие клирики и мiряне РИПЦ и РПЦЗ поверили подписанному Митрополитом заявлению. Теперь ясно, что этот новый обманный документ был вытребован у Митрополита с пропагандистской целью, т.к. организаторы РПЦИ понимали всю шаткость своего неканонического положения. Понимали они и то, что правда об их хиротониях могла стать общеизвестной.  Все дальнейшие события, происходившие в “мансонвильском синоде”, включая фальсификацию собственных “соборных” и  “синодальных” документов, на которых ставились подписи с помощью сканера не только Вл. Виталия, но даже еп. Варнавы и еп. Варфоломея, заставляют усомниться: был ли Вл. Митрополит вообще знаком с полным текстом подписанного им документа? Подпись Вл. Виталия под этим и подобными документами нисколько не подорвала авторитета самого старца-Митрополита, но навеки легла обличающей печатью на обманщиков, так и не понявших до самой его блаженной кончины, что даже подпись Митрополита, полученная нечестным путем, не может сделать каноническим раскольническое новообразование.

13 декабря, впервые со времени отъезда Митрополита Виталия из синодального здания в Нью-Йорке в свой скит в Канаде Российские архиереи получили документ за подписью Митр. Виталия не из Интернета, а непосредственно из Мансонвилля по факсу. Содержание документа свидетельствовало о том, что подлинная позиция архиеп. Лазаря и еп. Вениамина Митрополиту Виталию не была известна и о ней Митрополит имел искаженное представление. Тем не менее, его твердое убеждение о необходимости предоставления Церкви в России самостоятельного управления, впервые высказанное им на Соборе РПЦЗ еще в 1990 г., в этом письме было четко отражено:

«Русская Православная Церковь Заграницей

(Под омофором Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия)

16/01/М

26/13 декабря 2001г.

Св. муч. Евстратия и иже с ним

 

Преосвященнейшему Лазарю

Архиепископу Тамбовскому и Одесскому

 

Ваше Преосвященство!

После разбойничьего собора, состоявшегося в Нью-Йорке в октябре 2001 г., и после Воззвания Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей от 14/27 октября 2001 г. все верные Церкви архипастыри, пастыри и паства, в особенности в России, ожидали услышать от Вас слово четкого избрания Вашего церковного пути, слово утешения, так как на Вас возлагали (и возлагают до сих пор) многие надежды для будущего Российской Церкви.

Долгая неопределенность Вашей позиции привела к тому, что многие российские священники, ссылаясь на 15-е Правило Двукратного Константинопольского Собора, выразили желание перейти под омофор Епископов, которые занимают четкую позицию.

Недавно Его Преосвященство Епископ Вениамин сообщили через Владыку Владимiра о Вашем твердом и однозначном отношении к настоящему церковному вопросу и, в частности, затронули очень важный в нынешнее время повсеместной смуты вопрос об административном управлении в России, который, уповаем на милость Божию, будет решен положительно.

Но во избежание нежелаемых недомыслий, могущих возникнуть среди паствы в России, в связи с продолжительным внутрицерковным нестроением в наших российских приходах, Архиерейский Синод просит Вас, досточтимый Владыко, сделать неотложное письменное заявление о Вашем верном истине Христовой церковном положении.

+Митрополит Виталий

(подпись)»

Аналогичное письмо, за номером 17/01/М, получил и еп. Вениамин. До этого вл. Вениамин неоднократно пытался дозвониться до Митрополита Виталия. Поговорить лично с Митрополитом ни разу не получилось, поэтому пришлось говорить с еп. Владимiром (Целищевым).

В ответе Вл. Виталию арх. Лазарь прямо высказал позицию, которой он всегда придерживался, и подтвердил свое признание Митрополита Виталия единственным законным Первоиерархом РПЦЗ. Одновременно он опроверг надуманные и лживые обвинения тех клириков, которые, оклеветав своих правящих архиереев с целью отделиться от них, перешли под управление еп. Варнавы:

«Русская Истинно-Православная Церковь

Лазарь

Архиепископ Одесский и Тамбовский

15/28. 12. 2001

 

Его Высокопреосвященству

Высокопреосвященнейшему Митрополиту Виталию

Первоиерарху Русской Православной Церкви Заграницей

 

Обращение

Ваше Высокопреосвященство, возлюбленный о Господе, дорогой Владыко Митрополит Виталий!

Я, Лазарь Архиепископ Одесский и Тамбовский никогда не был ни сергианином, ни экуменистом, не являюсь теперь, и неоднократно призывал Вас забрать Ваше заявление Собору об отставке, а также выражал письменно и по телефону единомыслие и абсолютную поддержку Вашей исповеднической позиции. Все обращающиеся ко мне слышали свидетельство о полном единстве с Вами.

В связи с вышеизложенным мне не понятен упрек некоторых клириков, ни разу не обратившихся ко мне за разъяснениями, неоднократно при этом демонстрировавших свое неповиновение своему правящему архиерею. И совсем неуместным представляется ссылка на 15-е правило Двукратного Константинопольского Собора. Ибо я хранил и храню Истинное Православие без малейшей примеси сергианства, экуменизма или другой ереси. Священники, пренебрегающие Апостольскими правилами и устройством Церкви, главное место в котором занимает иерархия, причиняют ущерб самой задаче Церкви в мире и уподобляются Корею, Дафану и Авирону /Числа 16,1-40/.

Я, милостью Божией Архиерей Русской Православной Церкви, официально заявляю, что молитвенно, канонически и евхаристически пребываю с Вами, Ваше Высокопреосвященство Митрополит Виталий. Мы возносили и возносим за Богослужениями Ваше всечестное имя. Уповая на милость Божию, надеюсь на положительное решение вопроса об административном управлении в России в нынешнее время повсеместной смуты.

Возлюбленный о Господе Владыко, Милостивейший Архипастырь и Отец! Примите мое усерднейшее поздравление с наступающим Великим праздником Рождества Христова и Новым годом и мое искреннейшее желание Вашему Высокопреосвященству долголетия, здравия и мудрости в управлении Церковном.

Вашего Высокопреосвященства Милостивейшего Архипастыря любящий собрат

Архиепископ Лазарь Одесский и Тамбовский (подпись)»

 

Через два дня свое Заявление опубликовал вл. Вениамин. В нем давалась оценка современному положению в Русской Церкви и указывались причины церковных нестроений, возникших после Соборов РПЦЗ 2000 и 2001 гг.: «С болью в сердце и надеждой на милосердие Божие мы переживаем период раскола в нашей Церкви Христовой.

На двух последних архиерейских соборах, проходивших в 2000 и 2001 гг. отсутствовал Евангельский дух – Дух Истины. Были попраны сами принципы существования Церкви – принципы соборности.

Несмотря на всю серьезность предупреждений здравомыслящих архипастырей, пастырей, верных мiрян и мои личные, об уклонении от Церковных канонов и решений собора 1983 г., собор 2001 года не только не счел нужным исправить ошибки, но и усугубил смуту в Церкви своими последующими решениями». Как и арх. Лазарь, еп. Вениамин заявил о своей поддержке Митрополита Виталия как законного Первоиерарха РПЦЗ. Заканчивалось Заявление словами: «Напрасно надеются те, кто ведет борьбу против Церкви Христовой и митрополита Виталия в духе непримиримости и нераскаянности, на обещанные им блага земные: Бог поругаем не бывает (Гал. 6,7)».

С момента соборного признания архиереями РПЦЗ (теми из прежнего состава епископата, кто сохранил верность истинному Православию и идеалам Зарубежной и Катакомбной Церкви) возвращения Митрополита Виталия на пост Первоиерарха  Вл. Виталий более не был «Митрополитом на покое», как он сам в свое время неоднократно заявлял. С этого момента он полностью, de facto, вступал в права правящего архиерея и Первоиерарха со всеми полномочиями, согласно Положению об РПЦЗ и церковным каноническим нормам: «Епископам всякаго народа подобает знати перваго из них, и признавати его яко главу, и ничего превышающего их власть не творити без его разсуждения /.../ Но и первый ничего да не творит без разсуждения всех. Ибо тако будет единомыслие /.../» (34-е Ап. пр.), а также в права «старейшего в означенной группе по сану Архиерея» (см. Указ № 362). Оставалось закрепить это положение de jure на будущем Архиерейском Соборе.

Следует особо оговориться, что это был сыновний акт любви Российских Преосвященных к старцу-Митрополиту. Они признали его полномочия по нравственному долгу преданности святому Православию и своему Первоиерарху, который ни в чем не отступил от Истины, хотя и допустил по возрасту и естественной человеческой немощи несколько административных ошибок в управлении Церковью. Ни церковные каноны, ни Положение об РПЦЗ, ни Указ № 362 не обязывали Владык Лазаря и Вениамина признавать полномочия Митрополита после его ухода на покой, ибо церковное право ничего подобного не предусматривает. Российские архиереи ни в чем не погрешили бы против канонов Православной Церкви, даже если бы не начали вновь поминать Митрополита Виталия как Первоиерарха. С момента ухода Митрополита на покой, его решительного отказа от управления Церковью в такой тяжелый период, когда Архиерейский Собор РПЦЗ в полном составе уклонился от истинного Православия[xix], Архиерейское Совещание Российских Преосвященных осталось единственным каноническим органом управления в Русской Церкви – и на Родине, и Заграницей. Это прямо вытекает из Указа № 362 Святейшего Патриарха Тихона, обязывавшего их в подобной ситуации создать канонический Временный высший орган церковного управления. Промыслительно Архиерейским Собором РПЦЗ Архиерейское Совещание Российских Преосвященных было создано еще в 1994 г., т.ч. Российским архиереям ничего нового создавать не было нужды. Оно лишь приобрело – после ухода на покой Первоиерарха РПЦЗ и отпадения в апостасию Архиерейского Собора – новый канонический статус по Указу Патриарха Тихона. Архиерейское Совещание РИПЦ не прекращало свою деятельность ни на один день, а во время проведения в Нью-Йорке отступнического Архиерейского Собора в 2001 г., оно собиралось в Одессе под председательством старейшего катакомбного архиерея вл. Лазаря, Председателя Архиерейского Совещания. В сложившейся ситуации, когда «Высшее Церковное Управление» во главе с Первоиерархом «прекратило свою деятельность», арх. Лазарь не имел ни нравственного, ни канонического права прекратить деятельность Архиерейского Совещания, но обязан был, как «старейший по сану» православный архиерей и как Председатель Совещания, исполнить Указ Патриарха Тихона. Это было его прямым долгом еще и потому, что каноническим документом, фундаментом, на котором была основана и существовала сама Русская Зарубежная Церковь, был Указ № 362: «Русская Православная Церковь заграницей есть неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти, в соответствии с Постановлением Св. Патриарха, Св. Синода и Высшего Церковного Совета Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 г. за № 362» (Пар. 1).

Признание за Вл. Виталием полномочий Первоиерарха со стороны архиереев РИПЦ проистекало не из канонов, но из самой нравственной правды Православия, для которой каноны – стенки сосуда для хранения воды живой. Кто этого не понимает, кто привык следовать только сухой букве закона, тот не поймет икономии, любви Российских Преосвященных к своему Первоиерарху, тот не понимает и самой сути Православия. Но даже для таких законников должно быть понятно, что признание арх. Лазарем и еп. Вениамином за Митр. Виталием полномочий Первоиерарха РПЦЗ после его ухода на покой не нарушило ни единой буквы канонов. Каноны не воспрещают такого акта любви, а что не запрещено законом, то законным Архиерейским Собором может быть разрешено. Именно так и поступили Российские архиереи: они умалили свою власть, которую им давали каноны, ради любви к своему авве, старцу-Митрополиту Виталию. В дальнейшем за это они претерпели много поношений и скорби, но никогда не пожалели о своем решении в ноябре 2001 года. Сейчас, после блаженной кончины Вл. Виталия, имя которого как Первоиерарха Русской Церкви поминалось за богослужениями во всех храмах РИПЦ до самого последнего дня его земной жизни, – это вызывает в сердцах многих православных людей тихую радость от исполненного их архиереями высокого нравственного долга любви.

Заявления Российских Преосвященных, касающиеся не только признания с их стороны полномочий Митрополита Виталия как Первоиерарха Русской Церкви после его ухода на покой, но и принципиальная позиция в отношении ушедших в раскол клириков, оклеветавших своих архиереев, встревожили основателя “РПЦИ” прот. В.Жукова и его сторонников. Именно клевета на влл. Лазаря и Вениамина стала тем “каноническим” фундаментом, на котором выстроена вся РПЦИ, начиная с отстранения законных Российских архиереев от участия в подлинном соборном возрождении РПЦЗ и заканчивая несоборными, неканоническими хиротониями и созданием подконтрольного “мансонвильского синода”. С этого момента кампания по дискредитации арх. Лазаря и еп. Вениамина приобрела новый, невиданный до того размах: писались подметные письма самому Митрополиту, канадским викариям, ибо возникло опасение, что они будут «настоятельно ходатайствовать за прием в лоно нашей Церкви Преосвященных Лазаря и Вениамина»; не остановились организаторы РПЦИ и перед публикацией в Интернете и рассылкой по приходам черной и гнусной клеветы. Дописались и прямо до абсурдных заявлений:

 «Нужно приостановить намеченную организацию с Владыками Лазарем и Вениамином. Сейчас ведется разработанная акция для уничтожения нашей Церкви, в которой участвуют, по неволе эти преосвященные. Поэтому их нужно держать в самых ограниченных правах. Наоборот, как заместителю Митрополита Виталия мне необходимо предоставить широкое попечение о России». Эта цитата из “Письма еп. Варнавы еп. Владимiру” за январь 2002 г. свидетельствует о прямо нездоровом душевном состоянии ее автора о. Вениамина.

Письма эти широко рассылались по Интернету и ни для кого не являлись секретом, да в том и была главная цель их написания и распространения: создавалась нездоровая, истерическая обстановка не только в РПЦИ, но главное – вокруг имени Митрополита Виталия и самой идеи сохранения и возрождения подлинной РПЦЗ. Становилось ясно, что у этих людей – собственные интересы, далекие от интересов Церкви, от имени которой они выступают и провозглашают себя Ее “спасителями” и “возродителями”. Эта злоба и клевета приобрела настолько яростные формы, каких в истории Церкви, наверное, не было во все времена Ее служения: даже большевицкие антицерковные памфлеты в журнале “Безбожник” и ему подобных были менее вульгарными и пошлыми. Воистину, поразил Господь клеветников – за злобу их – «слепотой и оцепенением сердца» (Втор. 28, 28). Остается удивляться терпению Российских архиереев, ни разу не отозвавшихся злом на зло, смиренно призывавших зарвавшихся клириков к любви и миру, без коих не бывает Церкви Христовой. Увы! Эти призывы высмеивались, терпение архиереев принималось за слабость, а любовь и смирение  цинично назывались «хитростью и откровенным лукавством» (из письма Вл. Целищева автору статьи за ноябрь 2002 г.). Невольно вспоминается рассуждение Свт. Игнатия (Брянчанинова) в его работе “О прелести”, что каждый судит о поступках другого по расположению собственного сердца, «обольщаясь собственною похотию» (Иак. 1, 14). Чем можно было ответить на все это зло и грязь? Господь вразумил Российских Преосвященных не ввязываться в эту нелепую и разрушительную для Церкви “политику”, не ответить злом на зло, но своими поступками и самим образом жизни сказать вслед за Царем Давидом: «За любовь мою они враждуют на меня, а я молюсь» (Пс. 108, 4).

Эти события происходили на фоне судебных исков против Митрополита Виталия со стороны нью-йоркского синода митр. Лавра, а также откровенно безнравственной попытки еп. Михаила (Донскова) вывезти Вл. Виталия в США из его скита в Канаде и избиения Донсковым 92-летнего Старца. Даже формального извинения не последовало со стороны м. Лавра и его синода перед старцем-Митрополитом за поступок своего собрата-архиерея, действовавшего по указанию синода... Это избиение Митрополита неизгладимым позором легло на РПЦЗ-Л, показав всему совестливому православному мiру истинное лицо и подлинные намерения организаторов унии.

В такой обстановке: с одной стороны, грубое физическое насилие “нью-йоркского синода”, с другой – анархичность и непредсказуемость настроений в “мансонвилльском синоде”, постоянное давление на немощного Первоиерарха, попытки указывать что ему следует делать и как поступать, – 25 декабря 2001 г./7 января 2002 г. Вл. Виталий издает свое историческое Духовное Завещание:

«16/01/М 25 декабря 2001 г.

Рождество Христово

 

Рождественское Послание и Духовное Завещание

Священнослужителям и всем верным чадам нашей Церкви

Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей

Митрополита Виталия

Властолюбие есть величайшее зло. Ирод совершил убиение младенцев, лишь бы только не потерять власть. А Господь наш Иисус Христос пришёл поразить нас не силою, а любовью.

Скромно и незаметно Бог стал человеком.

Итак, оставим худые примеры, отложим всякую похоть греховную в эти святые дни. А тех, которые гонят нас, предадим суду Божию; сами же вооружимся по слову Спасителя: “в терпении вашем стяжите души ваша” (Лук. 21, 19).

Мы живём в такое время, когда меня могут украсть и от моего имени начнут вас убеждать.

Знайте, что из плена я ни в чём вас не буду убеждать.

Верьте только моему живому голосу; никогда не приобщайтесь к Московской Патриархии, которая была создана КГБ. Никогда не переходите в Московскую Патриархию, которую никак нельзя назвать Церковью. Русская Православная Церковь Зарубежом есть истинная Церковь Христова, только в Ней пребывайте, исповедуйтесь, причащайтесь, крестите ваших детей, ибо это есть настоящая, Неподдельная Российская Церковь.

Господь обетовал нам, что Истинная Церковь перейдёт через все превратности и доживёт до самого Конца Мiра.

Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, всех победит, всех покорит под ноги Своя, но до этого времени вас будут гнать, мучить, издеваться и считать вас полусумасшедшими.

Крепитесь, ибо вы будете юродивые во Христе. И за всё благодарите Бога самой короткой молитвой: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного”. Просите помилования, и если будем мы помилованы Богом, то что нам до того, что нас будут считать сумасшедшими? Но мы не сумасшедшие, но юродивые во Христе.

Старайтесь молиться сердцем, ибо когда вы молитесь сердцем, то вы молитесь всем своим существом. Ваша молитва дойдёт до Престола Вседержителя, Господа нашего Иисуса Христа, Всемогущего Превечного Бога, от Которого получите такую милость, такую силу, которую имели все первомученики Христовы.

За ваше стояние в Истине, дорогие священнослужители, вы получите такую несокрушимую силу, такую премудрость слова, что ей не смогут противостоять бедные мудрствующие века сего.

Вот чего я вам завещаю и желаю от всего сердца, ибо большего желания вам я не знаю, ибо его и нет. Аминь.

+ Митрополит Виталий»

В этом кратком Послании-Завещании сказано так много, что ему нужно посвятить отдельную большую статью. В нем каждое слово, каждая фраза свидетельствуют о том, что это подлинный документ, написанный лично Митрополитом Виталием. Кто любил Владыку Виталия, кто знал и любил его проповеди и поучения, тот легко может отличить документы, составленные Митрополитом, от подделок. В них всегда: краткость, лаконичность, глубина и правда. В них ни одного лишнего слова, и всегда сказано самое главное, по существу. Так и в Духовном Завещании уже самое его начало свидетельствовало о том, что Митрополит прекрасно видел и понимал, какой спор “по существу” происходит между нью-йоркским и мансонвилльским “синодами”: «Властолюбие есть величайшее зло. Ирод совершил убиение младенцев, лишь бы только не потерять власть. А Господь наш Иисус Христос пришёл поразить нас не силою, а любовью». Что к этому еще можно добавить? Ведь этот недуг, это «величайшее зло», может легко поразить каждого, независимо от того: епископ он, священник или мiрянин. И сколько зла, разрушения в Церкви и в душах человеческих принесли и принесут еще одержимые этим недугом...

Удивительным было и свидетельство Вл. Митрополита об отношении мiра к православным христианам и христиан к враждебному по отношению к ним мiру: «Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, всех победит, всех покорит под ноги Своя, но до этого времени вас будут гнать, мучить, издеваться и считать вас полусумасшедшими.

Крепитесь, ибо вы будете юродивые во Христе. И за всё благодарите Бога самой короткой молитвой: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного”. Просите помилования, и если будем мы помилованы Богом, то что нам до того, что нас будут считать сумасшедшими? Но мы не сумасшедшие, но юродивые во Христе». Это сказано человеком, которого нью-йоркский синод объявил «полусумасшедшим» и под этим предлогом “отправил” на покой. Воистину, кто же здесь сумасшедший, а кто юродивый во Христе? – «Поразит тебя Господь сумасшествием, слепотою и оцепенением сердца» (Втор. 28, 28)!..

Но более всего обращало на себя внимание предупреждение: «Мы живём в такое время, когда меня могут украсть и от моего имени начнут вас убеждать. Знайте, что из плена я ни в чём вас не буду убеждать. Верьте только моему живому голосу». Не все и не сразу поняли это предупреждение Первоиерарха, даже удивительно, как его вообще допустили к публикации “секретарь синода РПЦИ” и иже с ним. В нем не просто боль и скорбь о своем стесненном положении, но и о положении Церкви, Первоиерархом которой он был. В нем прямой призыв, ибо ситуация слишком начинала напоминать положение, в котором находились Первоиерархи Русской Церкви Патриарх Тихон и особенно Митрополит Петр: «…из плена я ни в чём вас не буду убеждать».

Поэтому «верьте только моему живому голосу», – т.е. личным убеждениям Вл. Митрополита, высказанным им не под давлением, а добровольно, в свободной и не стесненной обстановке, вне одиозного, скомпрометировавшего себя окружения, удерживающего его в насильственном плену, будь то “нью-йоркский синод” или кто-либо еще... Владыка Виталий был глубоко духовный человек, чтобы почувствовать всю суть своего “сладкого плена” и его “горькие плоды”...

Сама ситуация диктовала потребность автономного существования Церкви на Родине и Заграницей, и вл. Лазарь, как и Вл. Виталий, это понимал как никто другой.

8/21 января 2002 г. (№835/65) Архиерейским Совещанием РИПЦ, а именно Председателем Совещания архиеп. Лазарем и еп. Вениамином, было составлено “Послание о современном положении Православной Церкви”на имя Вл. Митрополита Виталия. В нем давалась краткая характеристика положения Церкви в современном апостасийном мiре, начиная со времени богоборческой революции 1917 года и до октябрьского Собора РПЦЗ в 2000 году. На этом Соборе были приняты неправославные решения об унии с МП и евхаристическом общении с экуменической сербской патриархией; собор 2001 г. эти решения не отменил, поэтому архиереи РПЦЗ подпали «под собственную анафему экуменизму» и 45-е Апостольское правило, которое «категорически воспрещает всякое молитвенное общение с еретиками: “Епископ /.../ с еретиками молившийся только, да будет отлучен /.../ от Церкви”» – говорилось в Послании. Назывались также причины, почему стало возможным отпадение архиереев РПЦЗ в апостасию: «сергианство и экуменизм отравили Русскую Православную Церковь Заграницей». Далее в Послании было сказано: «Еще св. Патриарх Тихон, все силы полагая на то, чтобы сохранить Православную Церковь под ударами богоборцев, богодухновенным Указом №362 от 7/20 ноября 1920 г. предусмотрел форму церковного управления, в случае прекращения деятельности органов Высшей Церковной Власти. Суть этого указа можно свести к тому, что в случае прекращения деятельности Высшего Церковного Управления /.../ епархиальный архиерей берет на себя всю полноту власти в своей епархии, до образования свободного церковного управления.

На основании этого Указа, существовала Русская Православная Церковь Заграницей. В России, после издания в 1927 г. /.../ декларации митрополита Сергия, начала создаваться Катакомбная Церковь /.../ С благословения Патриарха Тихона и Местоблюстителя Митрополита Кирилла, а также на основании Послания, от 5/18 июня 1922 года, Митрополита Агафангела, под руководством виднейших Архиереев сложились общины Истинно-Православной Церкви (ИПЦ), хранившие исконное русское православие. На них обрушивались особенно страшные преследования. Большевицкие власти вылавливали “катакомбников” где только можно, часто с помощью священников “патриархии”, доносивших об истинных епископах и священниках “органам”. Попадавшие в лагеря за принадлежность к ИПЦ, как правило, оттуда уже не выходили.

Весь епископат Русской Истинно-Православной Церкви был уничтожен. Несмотря на это, к 1982 году немалое число общин истинно-православных христиан осталось разбросанными по всей территории Советского Союза, создавая обширную вдовствующую епархию. Для управления этой епархией был тайно рукоположен в архиерейский сан, специально приехавшим из-за границы епископом РПЦЗ, Архимандрит Лазарь (ныне Архиепископ).

После падения большевицкого режима, Русская Истинно-Православная Церковь перешла на легальное положение и официально зарегистрирована на Украине (регистрационное свидетельство №356 от 18 июня 1993 года)[xx].

До октября 2000 года не возникало неразрешимых проблем в вопросах административного управления. Но после опубликования документов октябрьского собора РПЦЗ 2000 года, потока противоречивых указов, прещений и самой разнообразной ложной информации, обрушившейся на православных, живущих на территории бывшего Советского Союза, в административном управлении Церковью образовался хаос, неясность и неразбериха.

Мы, Российские преосвященные, на основании указа №362, от 20 ноября 1920 года св. Патриарха Тихона, в связи со сложной обстановкой в РПЦЗ, на основании неоднократных обращений Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Виталия к Собору Преосвященных, в 1998 г. и в 2000 г., о предоставлении самостоятельности Российским Преосвященным (чему мы были свидетели), а также в связи со всем вышеизложенным, просим, ныне законно действующего митрополита Виталия, о временной административно-канонической самостоятельности. Духовно, молитвенно и евхаристически мы не отказываемся от общения с теми, кто не впал в сергианство, в экуменизм или в другую ересь, а также призываем к покаянию всех, кого Господь не лишил этого великого дара.

Мы обращаемся к Вам, возлюбленный о Господе Владыко Митрополит Виталий. Мы обращаемся к Вам, как к старейшему Первоиерарху РПЦЗ, избранному по жребию, сохранившему чистоту Православия. Мы возносим за Богослужениями Ваше всечестное имя и испрашиваем Вашего благословения на наше благое начинание». Подписи: Архиепископ Лазарь Одесский и Тамбовский, Епископ Вениамин Черноморский и Кубанский.

В этом деянии Российских архиереев сказалась глубина нравственной правды Православия: Церковь в России волей Божией – в руках Которого все происходящие события и обстоятельства – получила свою полную самостоятельность по Указу №362 и в особом признании этого Ее статуса не было необходимости. Но по любви к Вл. Митрополиту Виталию, последнему законно избранному Первоиерарху РПЦЗ, из уважения к нему как старейшему архиерею и пастырю Русской Церкви, только в архиерейском сане прослужившему более пятидесяти лет, из почтения  его огромного духовного и пастырского опыта, преклонения пред его подвигом стояния в Истине Православия и пред его высокой нравственной чистотой – и многого, чего словами не выразить, – арх. Лазарь и еп. Вениамин испросили благословение Вл. Виталия на автономное существование Церкви в России. В этом не было канонической необходимости, но в этом сказалась необходимость нравственного закона любви смиренного христианского сердца. И Владыка Виталий не замедлил отозваться на этот добровольный акт смирения и любви своих собратий-архиереев.

Но тем, кому язык канонического права более понятен, скажем: Российские архиереи обращаясь к своему старшему собрату и отцу, исполнили не только свой нравственный долг, но и букву закона в согласии с тремя каноническими документами, вышедшими из разных эпох, но являющимися фундаментом, на котором построено здание Русской Зарубежной Церкви: 34-го Апостольского правила («Епископам /.../ подобает знати перваго из них, и признавати его яко главу, и ничего /.../ не творити без его разсуждения /.../ Но и первый ничего да не творит без разсуждения всех. Ибо тако будет единомыслие /.../», Указа № 362 (п.3, как к «старейшему в означенной группе по сану Архиерею») и Положения об РПЦЗ, по которому полномочия Первоиеррарха и Собора Епископов четко регламентированы. Ибо с момента соборного признания возвращения Митрополита старейшим по сану и Первоиерархом оставался именно он.

Это Послание, написанное Российскими Преосвященными Митрополиту, было опубликовано “мансонвилльцами” в Интернете с искажающими смысл комментариями, и еще более усилило кампанию клеветы и травли Российских архиереев. Дозвониться лично Вл. Виталию было невозможно, на письма ответа не было, связь с Первоиерархом, так и не успев восстановиться, прервалась. Вновь из Мансонвилля не было никаких сообщений, кроме частных писем Вл.Целищева, проживавшего тогда в Мансонвилле, но возникло серьезное подозрение (впоследствии подтвердившееся), что он излагает свою личную точку зрения, а не Митрополита, и что Митр. Виталий в действительности о подлинном положении Российских Преосвященных и Церкви в России имеет искаженное представление. Оставался единственный способ достучаться до своего Первоиерарха и рассказать ему правду о церковном положении в России и о нуждах Русской Церкви на Родине: отправить письмо с оказией и вручить Митрополиту лично в руки. С этой целью вл. Лазарь благословил на поездку в Мансонвилль протоиерея Владимiра, нынешнего еп. Иринея.

В.Целищев отказался было допустить о. Владимiра к Митрополиту («Вы приехали без предупреждения»), но Владыка Виталий, узнав, что из России от вл. Лазаря лично к нему прибыл священник, немедленно его принял и оставил у себя в гостях на несколько дней. О. Владимiр в эти два дня очень много смог рассказать Первоиерарху и убедился, что у Митр. Виталия и архиеп. Лазаря полное единомыслие по всем важным вопросам церковной жизни и церковного домостроительства.

Прочитав письмо-отчет вл. Лазаря, Митр. Виталий сразу же написал небольшой ответ с благодарностью за архипастырские труды на благо Церкви в это смутное время:

«+Архиепископу Лазарю в собственные руки.

+МВ. (надпись на конверте)

Архиепископу Лазарю Одесскому и Тамбовскому желаю от всего сердца духовного и архипастырского преуспеяния в нашем общем архипастырском великом сиянии Истины. А что есть Истина – как не сам Христос.

Низкий наш Вам поклон за труды Ваши о Христе Иисусе. Аминь.

+Митрополит Виталий (подпись) и еже вси с ним».

 

Через три дня, 26 февраля/11 марта 2002 г. на официальном бланке РПЦЗ Первоиерарх Русской Церкви Митрополит Виталий собственноручно написал Председателю Архиерейского Совещания РИПЦ архиепископу Лазарю свое первоиераршее благословение на совершение архиерейских хиротоний и создание Архиерейского Синода в России. Этот документ получил в печати название “Распоряжение от 26 февраля/11 марта 2002 года”:

«Ваше Преосвященство, Дорогой Владыко!

Бог да благословит Вам совершить хиротонию новых епископов. Вам надлежит создать свой Архиерейский Синод, который был  бы в согласии с нашим Арх. Синодом. Я на очередном Арх. Соборе сообщу всем нашим архиереям об таком положении. Будем с Россией единомысленны и единодушны при разных церковных администрациях.

Сама церковная жизнь нам это почти что диктует.

Храни Вас Христос и да покроет Вас своим Омофором Его Пресвятая Матерь.

Ваш искренний доброжелатель.

+Митрополит Виталий (подпись)

26 февр./11-го марта 2002 г.»

Приписка арх. Лазаря на оригинале письма: «Получил через руки 12/25-03-2002 ОВД +Архиепископ Лазарь».

Факсимиле Распоряжения Митрополита Виталия на имя Архиепископа Лазаря о совершении в России архиерейских хиротоний и создании Архиерейского Синода >>>

 

По своей краткости и лаконичности, по самому стилю Распоряжения видно, что его автором является именно Вл. Виталий, даже если бы оно было написано не лично им от руки, а напечатано на пишущей машинке, как Духовное Завещание. В приведенном документе содержится благословение на совершение архиерейских хиротоний для России, необходимость в которых давно назрела (особенно после отпадения от Церкви епп. Евтихия и Агафангела), и прямое распоряжение на создание самостоятельного Архиерейского Синода («Вам надлежит создать свой Архиерейский Синод»). При этом четко сказано, что отныне должно быть два разных Синода: в России и Заграницей, и что решение это благословляется исполнить до проведения Архиерейского Собора. Владыка выразил надежду на единомыслие Церкви Заграницей и Церкви в России по основным вероисповедным вопросам, но «при разных церковных администрациях»: «Сама церковная жизнь нам это почти что диктует». Заканчивалось Распоряжение Первоиерарха словами, редко встречающимися  в официальных церковных документах, но столь характерными для Вл. Виталия и его постоянного внутреннего молитвенно-аскетического настроения: «Храни Вас Христос и да покроет Вас своим Омофором Его Пресвятая Матерь. Ваш искренний доброжелатель. +Митрополит Виталий». Видно было, что он писал то, что давно обдумал и выстрадал в своем сердце, что действительно было необходимостью для здорового церковного строительства в России, «которою он жил и о которой молился всю свою жизнь».[xxi]

Нужно обратить внимание и на то, что этот исторический документ не был напечатан на пишущей машинке или набран на компьютере, а написан лично Митрополитом от руки. Он не стал прибегать ни к чьей помощи для составления Распоряжения, очевидно понимая, что в будущем могут возникнуть обвинения в том, что документ не подлинный или что подпись не настоящая или вытребована обманным путем. Поначалу так и произошло: В.Целищев прямо через Интернет заявил, что документ «фальшивый»[xxii], когда же стало ясно, что Распоряжение подлинное, его объявили всего лишь «частным мнением Митрополита», самого же Вл. Виталия цинично обвинили в «превышении полномочий». Слишком явно убеждения Митрополита Виталия и его понимание нужд Церкви в России совпадали с убеждениями и позицией его катакомбных собратий в России архиеп. Лазаря и еп. Вениамина, и слишком не соответствовали амбициозным и честолюбивым планам основателей “РПЦИ”.

В дальнейшем в живом телефонном разговоре с еп. Вениамином и др. лицами Вл. Виталий неоднократно подтвердит не только подлинность этого документа и свое благословение на хиротонии и создание Синода на Родине, но и неотложную необходимость этого[xxiii].

Продолжение следует.

 


Примечания:

[i] Название «Русская Истинно-Православная Церковь» исторически принадлежит Катакомбной Церкви в России, оставшейся, в результате жесточайших гонений и уничтожения Ее епископата, после кончины в 1957 г. последнего канонического архиерея ИПЦ схиепископа Петра (Ладыгина), на вдовствующем положении. Промыслом Божиим остаток ИПЦ в СССР было суждено духовно возглавить катакомбному епископу Лазарю, тайно рукоположенному в 1982 г. для Катакомбной Церкви по решению Собора РПЦЗ. В 1993 г., после падения коммунистического режима в России и выхода Катакомбной Церкви из подполья, архиеп. Лазарем было официально зарегистрировано «Одесское Епархиальное Управление Русской Истинно-Православной Церкви», что позже было утверждено и Архиерейским Собором РПЗЦ. Также Решением Архиерейского Собора РПЦЗ от 25 апреля/8 мая 1998 г. название «Русская Истинно-Православная Церковь» утверждено официально: «Постановили: Благословить российским епархиям зарегистрироваться под названием: Русская Истинно-Православная Церковь (РИПЦ) – о чем дать указ». На основании этого Постановления Архиерейского Собора Первоиерарх РПЦЗ Вл. Митрополит Виталий 5/18 июня 1998 г. издал Указ № 13/51-11/35-6/90-082, которым официально благословил российским епархиям носить название «Русская Истинно-Православная Церковь – как это употребляется в Украине».

Поэтому заявления апологетов “РПЦИ” и прочих, настойчиво утверждающих, будто «Русская Истинно-Православная Церковь образовалась в августе 2002 г., отделившись от РПЦИ» не выдерживают критики. Как видно из опубликованного ниже Обращения Преосвященных архиеп. Лазаря и еп. Вениамина на имя Митр. Виталия от 10/23 октября 2001 года, в котором архиереи РИПЦ призывали Вл. Виталия не уходить на покой, они всегда считали себя архиереями Русской Истинно-Православной Церкви: «Мы, Архиереи и духовенство Русской Истинно-Православной Церкви /.../», – сказано в этом Обращении.

 Опираясь на пророческий Указ Святейшего Патриарха Тихона № 362, тихоновская Русская Истинно-Православная Церковь просуществовала до наших дней, пронеся сквозь большевицкие репрессии, расстрелы и концлагеря, конспирацию и подполье дух истинной веры, благочестия и мученичества, дух внутренней церковной свободы. В 1990 г. архиереи РИПЦ еп. Лазарь и рукоположенный для Катакомбной Церкви (с назначением на Гомельскую кафедру, где еще с 1930-х гг. действовал один из катакомбных центров ИПЦ в Белоруссии) его келейник еп. Вениамин Первоиерархом РПЦЗ Митрополитом Виталием были приглашены в состав Архиерейского Собора РПЦЗ как полноправные его члены. Они согласились войти в состав Собора Епископов Зарубежной Церкви как братья и чада духовно единой Поместной Российской Церкви. В 1994 г. при содействии Архиерейского Собора РПЦЗ был восстановлен канонический орган управления епархиями и приходами РИПЦ в России – Архиерейское Совещание Российских Преосвященных, Председателем которого избран старейший в России архиерей архиеп. Лазарь. По благословению Первоиерарха РПЗЦ Митр. Виталия (Распоряжение от 26 февраля/11 марта 2002 г.) в 2003 г. Архиерейское Совещание было преобразовано в Архиерейский Синод, являющийся ныне каноническим органом управления в Русской Истинно-Православной Церкви. В своей деятельности Синод РИПЦ продолжает руководствоваться Указом Св. Патр. Тихона за № 362 от 7/20 ноября 1920 г. “О самоуправлении епархий”, а также Распоряжением Местоблюститея Патриаршего Престола Митрополита Агафангела (Преображенского) от 2/18 июня 1922 года, предписывающего православным епархиям в России переходить на Указ № 362.

 

[ii] Хронологию этих событий недавно публично признал и сам прот. В.Жуков в уже упоминавшейся его статье за октябрь 2005 г.: «Оставаясь при одном епископе, в мае месяце (2001 г.) была произведена попытка хиротонисать архим. Сергия (Киндякова). Вл. Варнава ездил с этой целью в Мансонвилль, но из этого ничего не вышло…». 17 июля 2001 г. «Прот. Вениамин Жуков предложил тут же позвонить Еп. Вениамину, с целью удостовериться в его возможности содействовать в деле новой хиротонии… Дозвониться до Еп. Вениамина не удалось, но связь была установлена с Архиеп. Лазарем. Трубка была передана Вл. Варнаве, который спросил о здоровье Владыки и тут же сказал: “я Вам передаю о. Вениамина”. Последнему пришлось таким образом вести деловой разговор о будущем нашей Церкви. Вл. Лазарь стал ссылаться на свою неосведомленность положения. О. Вениамин обещал ему выслать на следующий день последние документы. Он говорил с Вл. Лазарем о необходимости единения российских архиереев с Вл. Варнавой для будущего нашей Церкви. И естественно сказал, что Вл. Лазарь будет для нас за старшего, так как он архиепископ. О. Вениамин также коснулся необходимости иметь заграницей еще одного архиерея, Вл. Сергия» (В.Жуков, сайт «МоР», октябрь, 2005г.).

Как видно из свидетельств самого прот. В.Жукова, Митр. Виталия в качестве архиерея Русской Церкви и Первоиерарха он уже не рассматривал.

Архиеп. Лазарь был удивлен, что с такой серьезной просьбой обратились не к Митр. Виталию, а к нему (при этом даже не сам еп. Варнава, а рядовой священник). Удивила и та атмосфера спешки, пренебрежение духом соборности Церкви и авторитетом старшего архиерея (Митр. Виталия), как и предложение быть «за старшего», принять титул «митрополита» и т.п. Естественно, что архиеп. Лазарь, не имея полного представления о подлинной ситуации в зарубежье и желая следовать строгой канонической линии соборности, вынужден был воздержаться от столь поспешных и радикальных действий, решив окончательно выяснить позицию Митр. Виталия и дождаться решений Собора РПЦЗ. Иначе православный архиерей поступить не мог, не имел права.

Через месяц прот. В.Жуков по факсу из Парижа (!?) выслал письмо на имя архиеп. Лазаря за подписью будто бы Митр. Виталия с согласием хиротонисать нового епископа. Но при попытке лично выяснить у Митр. Виталия, действительно ли он такой документ подписывал, ничего внятного получить не удалось. Поэтому и на этот раз архиеп. Лазарь не стал предпринимать непродуманных и поспешных действий, могущих нанести только урон Церкви и толкнуть на неканоническое раскольничье положение. Ведь проблема была не в нехватке епископов (коих и так было четверо!), а в необходимости строго придерживаться канонов и принципа соборности.

Архиеп. Лазарь категорически отказался идти неканоническим путем раскола и предательства Митр. Виталия, на что его провоцировал о. В.Жуков. Именно это и стало подлинной причиной тех “обид” и нескрываемой неприязни к нему со стороны последнего. Позже о. В.Жуков поставил архиеп. Лазарю и еп. Вениамину в вину тот факт, что они «стали добиваться Собора».

 

[iii] Позже, когда поддержка Российских архиереев будет уже не нужна и станет лишней преградой на пути создания собственной церковной группы, прот. Жуков выдвинет надуманные и абсурдные обвинения на арх. Лазаря и еп. Вениамина  (будто бы они являются сторонниками Нью-йоркского синода и даже участвовали в выборах нового первоиерарха РПЦЗ) и убедит викарного еп. Варнаву совершить несоборно новые архиерейские хиротонии в Мансонвилле. Пользуясь эксцентричностью и непостоянством характера еп. Варнавы, его подозрительностью и мнительностью, прот. Жуков сумеет настроить его против Российских Преосвященных и спровоцировать еп. Варнаву на создание «новой церковной организации» (как назвал В.Жуков в своем письме к о. В.Целищеву от 4/17 марта 2002 г. созданную ими “РПЦ в изгнании”). Придет время, и он еще более хладнокровно, как всегда чужими руками, расправится и с самим еп. Варнавой. Этот человек умеет не только клеветать и лицемерно подписывать “братские послания”, но и терпеливо ждать своего часа для удовлетворения мести и властолюбивых амбиций.

 

[iv] Этим письмом архиеп. Лазаря к еп. Варнаве воспользовался прот. В.Жуков, представив дело так, будто «арх. Лазарь умышленно звал еп. Варнаву в Нью-Йорк для расправы над ним, сговорившись об этом с лаврским синодом», — что послужило формальным предлогом для разрыва еп. Варнавы с Российскими Преосвященными и самочинных, несоборных хиротоний в Мансонвилле. Последующие события и расправа самого Жукова над еп. Варнавой с «лишением сана» лишь подтверждают преступный замысел В.Жукова по созданию раскола в РПЦЗ.

 

[v] Здесь особо оговоримся, что этот документ до сего дня опубликован не был; учитывая способность В.Жукова фальсифицировать документы и публиковать их задним числом, мы не исключаем возможности, что после публикации данной работы такой “документ”  вскоре появится в Интернете.

 

[vi] Законным он признавал это прещение еще летом 2001 года: «Из определений Архиерейского Синода РПЦЗ от 30 июня/13 июля 2001 г.

…слушали: Покаянное письмо запрещенного епископа Варнавы от 27 июня/10 июля 2001 г., которое не дало полного представления о том, сознает ли епископ Варнава серьезность своих нарушений церковной дисциплины». — “Церковная жизнь” №№ 3-4, 2001, с.17. Эта постоянная двойственность в поведении еп. Варнавы свидетельствует о том, что исповеднической позиции по своим внутренним убеждениям он не имел даже тогда, когда вынужден был подписывать Заявления своего духовенства против унии с МП. Об этом косвенно свидетельствует и тот факт, что на Собор 2001 г. еп. Варнава в действительности отказался ехать потому, что еп. Гавриил купил ему билет на самолет не 1-го, как требовал еп. Варнава, а 3-го класса...

 

[vii] То, что хиротонию архим. Сергия (Киндякова) совершил еп. Варнава, а не Митрополит Виталий, причем Вл. Виталий не служил литургию (и как архиерей не сослужил другому архиерею, что необходимо при епископской хиротонии, поскольку чин архиерейской хиротонии – это соборное литургическое таинство, требующее не просто присутствия двух или трех архиереев в алтаре, а их сослужения во время Божественной литургии), а только присутствовал в алтаре и в соответствующий момент вслед за еп. Варнавой лишь возложил свои руки на архим. Сергия, – не отрицают сегодня даже апологеты “РПЦИ”. В недавней статье В.Кириллова “Черные дыры и памятники нерукотворные” читаем: «еп. Варнава не отрицает даже теперь, что он действительно служил литургию в присутствии молящегося вместе с ним в алтаре Первоиерарха и не только служил, но и совершил чин хиротонии, он лишь робко отрицает, что Митрополит Виталий был участником хиротонии». Далее В.Кириллов пишет, пытаясь за словесной риторикой как-то сгладить этот явный канонический пробел первой “мансонвильской хиротонии”: «Наверное, он хочет всех убедить, что Митрополит мало разбирается в канонах, и чиноположениях, и не знает, сколько архиереев необходимо для участия в хиротонии нового епископа». Для рукоположения нового епископа нужно не менее двух правящих архиереев, которые совершают рукоположение во время совместного сослужения Божественной литургии, и не как иначе. Причем такое рукоположение не может быть самочинным, но только с письменного согласия других, не находящихся под прещением или на покое архиереев. В своей статье В.Кириллов передергивает чиноположение об архиерейской хиротонии, пытаясь свести этот вопрос только лишь к присутствию в алтаре двух архиереев, да еще и прикрыться при этом авторитетом Вл. Виталия. К какой бы казуистике он и его сторонники не прибегли бы в дальнейшем для оправдания этой первой неканонической мансонвильской хиротонии, совершенной в нарушение канонов и чиноположения, ясно одно: хиротонию архим. Сергия совершил еп. Варнава единолично, и сами апологеты “РПЦИ” этого уже не отрицают. Свое обвинение основателя РПЦИ еп. Варнавы В.Кириллов заканчивает характеристикой: «От себя же скажу, что кто действительно не разбирается ни в службе, ни в канонах, ни в чинах и им надо постоянно руководить в алтаре, так это бывш. еп. Варнава». Как говорится, комментарии излишни…

Заметим, что в истории Русской Церкви ХХ ст. был прецедент, когда рукоположение нового епископа для Катакомбной Церкви было совершено викарным епископом РПЦЗ, но архиереи Зарубежной Церкви пошли на этот вынужденный шаг в качестве исключения, поскольку в условиях тоталитарного режима в СССР не было другого способа рукоположить епископа для России. Но и это исключение, хотя и в условиях строжайшей конспирации, было принято по единодушному соборному решению архиереев РПЦЗ, включая Ее Первоиерарха Митр. Филарета. В дальнейшем, когда “железный занавес” пал и еп. Лазарь смог выехать на Архиерейский Собор РПЦЗ, по решению Собора над ним была совершена хиротесия тремя архиереями Зарубежной Церкви. По возвращении в Россию он совершил хиротесии над священниками, которых рукоположил для Катакомбной Церкви в годы Ее тайного служения.

 

[viii] Из недавней истории Русской Зарубежной Церкви мы имеем важный канонический прецедент, когда совершенные викарным епископом архиерейские хиротонии не были признаны каноничными, но по Решению Архиерейского Собора по икономии были восполнены через хиротесии двумя правящими архиереями.

Так, Архиерейским Собором РПЦЗ (Протокол № 16-11 от 15/28 сент. 1971 г.), проходившим под председательством Митрополита Филарета (Вознесенского), в отношении епископских хиротоний, совершенных в Греции в 1948 г. викарным епископом Матфеем Вресфенским, постановлено, что эти хиротонии Русской Зарубежной Церковью каноничными признаны быть не могут. В Решении Архиерейского Собора приведены канонические правила, которые говорят о возможности принятия раскольнических клириков не в сущем сане, а через хиротесию, из чего ясно следует, что Зарубежный Собор, хотя и не считал эту греческую группу расколом,  законными «матфеевские» хиротонии все же не признал. Поэтому обратившуюся к Русской Зарубежной Церкви «матфеевскую» иерархию ИПЦ Греции было решено принять в общение с РПЦЗ через совершение дополнительной хиротесии над епископами и священниками этой группы: «Архиерейский Собор принимает следующие решения: 1. Признать возможным удовлетворение просьбы Митрополитов Каллиста и Епифания. Для этого двое епископов должны совершить возложение рук на них. Это же должны произвести эти Митрополиты над своими братьями и все их епископы над священниками».

Согласно соборному решению, хиротесии были произведены 17/30 сентября 1971 г. над митрополитом Каллистом и 18 сентября/1 октября над митрополитом Епифанием. То, что по своему значению эти действия фактически соответствовали рукоположениям, а не были лишь актом признания и формального утверждения хиротоний, совершенных еп. Матфеем, подтверждается тем, что хиротесии были произведены в разное время, т.к., согласно правилам, за одной литургией может быть рукоположен лишь один епископ. По возвращении в Грецию митрр. Каллист и Епифаний совершили хиротесии над остальными епископами своей юрисдикции.

Важно отметить, что в Решении Собора РПЦЗ была дана ссылка на Канон 89-й Св. Василия Великого, согласно которому совершенные викарными епископами (хорепископами) клирики подвергаются извержению и объявляются рядовыми мiрянами, поскольку в Церкви викарии (хорепископы) пользуются лишь честью, но не властью правящего архиерея. Совершение викарным епископом Матфеем архиерейских хиротоний, Собором РПЦЗ определено как «нарушение Православного принципа церковной Иерархии» и «соборности». Отмечая сомнительность каноничности хиротоний еп. Матфея, совершенных несоборно и без согласия двух других греческих старостильных архиереев архиеп. Хризостома Флоринского и еп. Поликарпа Диавлийского, Собор РПЦЗ констатирует: «Любое рукоположение, совершенное без соблюдения канонов, в сущности уже является недействительным, даже если оно и совершено канонически рукоположенными епископами». В связи с этим, в целях икономии, Собор РПЦЗ, рассмотрев прошение Синода означенной группы, постановил совершить над «матфеевскими» иерархами «возложение рук» (т.е. хиротесию) и лишь после этого принять их в общение (Протокол № 16-11 от 15/28 сент. 1971 г.).

В этом же Решении Архиерейский Собор констатировал: «каноны определяют, что весь епископат должен принимать участие в избрании епископа /.../ Это так, потому что рукоположение епископа не является делом одного епископа, но всей иерархии, оно совершается по ее общему согласию, и ни в коем случае не является единоличным делом епископа». Это Решение законного Архиерейского Собора РПЦЗ, авторитет которого не посмеет отвергнуть ни один правомыслящий человек. В случае хиротонии архим. Сергия (Киндякова) этот канонический принцип был грубо нарушен. Исходя из прецедента, созданного авторитетным Архиерейским Собором РПЦЗ, хиротонию, совершенную над архим. Сергием неканонично, по икономии (ради «достижения объединения всех людей, преданных истинному Православию», см. Решение того же Арх. Собора), можно было восполнить через возложение рук, т.е. хиротесию, правящих православных архиереев – по Решению законного Архиерейского Собора, как это было в случае с греческими митрополитами, над которыми произвели хиротесию архиепископ Филофей Берлинский и Германский и епископ Константин Брисбенский.

 

[ix] Этот документ, датированный маем 2003 года, вносит еще больше путаницы в вопрос, когда же на самом деле был создан синод РПЦИ: 5 ноября 2001 г. или 16 мая 2003 г. Потому что в январе 2003 г. в Интернете было опубликовано следующее Заявление:

«Русская Православная Церковь Заграницей
(Под омофором Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия)

Заявление

30 декабря/12 января 2003 года

2/03/Р

Ввиду неопределенности, создавшейся в связи с различными сообщениями в интернете касательно должности Синодального секретаря в Русской Православной Зарубежной Церкви под омофором Его Высокопреосвященства Митрополита Виталия, мы сочли необходимым напомнить, что с 23 октября/5 ноября 2001 года Синодальным секретарем является никто иной как:

Митрофорный Протоиерей Вениамин Жуков
Храм Всех Святых в Земле Российской Просиявших
19 rue Claude Lorrain, 75016 Paris, France
тел. Храма: 33.1.45.27.24.82
тел. настоятеля: 33.1.69.04.23.54

(Подписи):

+Митрополит Виталий
+Архиепископ Варнава
+Епископ Сергий»

Неясно, что же все-таки “учредили” на “соборе” в 2003 г., если прот. В.Жуков был «Синодальным секретарем» с 2001 г. И если сами учредители “РПЦИ” и ее синода не могут разобраться в собственных “решениях” и “определениях”, принимая и публикуя противоречащие друг другу документы по такому важному принципиальному вопросу, как создание органа церковного управления, можно ли вообще серьезно относиться к их “постановлениям”, – как, собственно, и к самой созданной ими организации, претендующей (ни больше, ни меньше) быть наследницей РПЦЗ?

То же относится и к вопросу о том, когда все-таки был первый “собор” РПЦИ, потому что того же 12 января 2003 г. было опубликовано заявление, в котором, в частности, сказано:

«Заявление

30 декабря/12 января 2003 года
Память святых Праотцев

3/03/Р

В связи с запросами многих верующих из России касательно их непосредственной канонической зависимости на территории России, напоминаем, что Архиерейским Собором от 23 октября/5 ноября 2001 года, преосвященный Варнава был возведен в сан Архиепископа с присуждением ему титула Каннского и Европейского».

Однако же в документе о возведении еп. Варнавы в сан архиепископа сказано совершенно ясно:

«Русская Православная Церковь в Изгнании

Russian Orthodox Church in Exile

 

Определение Архиерейского Синода РПЦИ

от 23 октября/5 ноября 2001 года

Архиерейский Синод Русской Православной Церкви в Изгнании /.../ определяет: /.../ возвести Епископа Каннского Варнаву в сан Архиепископа Каннского и Европейского».

На самом деле в самой РПЦИ идея назвать “совещание”, состоявшееся в Мансонвилле 5 ноября 2001 г., собором возникла только в декабре 2002 г. в цитированном выше Разъяснении прот. В.Жукова, поскольку к тому времени вопрос о неканоническом статусе РПЦИ для многих православных встал со всей очевидностью. Во всяком случае, независимо от того, когда был проведен 1-й собор РПЦИ, 5 ноября 2001 или 16 мая 2003 гг., хиротония архим. Сергия (Киндякова), состоявшаяся 3 ноября 2001 г., как честно признался «Синодальный секретарь», была совершена «вне Архиерейских Соборов», и уже по одному этому она неканонична.

 

[x] В официально опубликованной биографии иером. Вл. Целищева есть одно “белое пятно”, о котором он почему-то предпочел умолчать. Иером. Владимiр (в мiру – Олег Алексеевич Целищев) родился в 1966 году в Калининграде, в советское время окончил Калининградское мореходное училище и несколько лет работал на советских международно-морских судах, где все без исключения работники регулярно проходили инструктаж в КГБ и давали расписку о сотрудничестве (без такой подписки ни один гражданин СССР не мог выехать за границу, тем более получить такую престижную, по советскому времени, работу), а многие даже завербовывались как спецагенты. На каждом таком судне, кроме замполитов, трое-четверо человек из состава команды в обязательном порядке были спецагентами или даже офицерами КГБ, в задачу которых входило наблюдение за каждым шагом членов команды. Работая на таком судне и регулярно выезжая в “капиталистические” страны в загранкомандировки, О.А. Целищев не мог не давать подписки о сотрудничестве с КГБ. Само по себе это как-то мало вяжется с его происхождением из «семьи катакомбных православных христиан (иосифлян — сторонников Новосвященномученика Митрополита Иосифа Петроградского)» и «окормлением у известного катакомбного священника о. Михаила (Рождественского), ставленника новосвящмуч. Митр. Иосифа Петроградского»: ни один катакомбник никогда не стал бы искать даже самой возможности устроиться на работу, где обязательно необходимо было давать подобную подписку. О работе иером. В.Целищева в советское время на морском международном судне в официально опубликованной биографии почему-то не сказано, в ней сразу после рождения в 1966 г. указано: «В 1993 г. Еп. Владимир  поступил в Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле послушником».

 

[xi] Оценка канонического происхождения греческого Синода Противостоящих и исповедуемого этим Синодом экклезиологического учения в задачу настоящей работы не входит.

 

[xii] Архим. Варфоломей (в мiру Юрий Юрьевич Воробьев) родом из Магадана, в священный сан был рукоположен в советское время в МП, в 1990 г. переехал из СССР в Канаду и был принят в сущем сане в РПЦЗ.

 

[xiv] К сожалению, все авантюрные обстоятельства, при которых были совершены “хиротонии” иером. Владимiра (Целищева) и архим. Варфоломея (Воробьева), а также хиротония архим. Сергия (Киндякова), стали известны значительно позже. Будь это известно тогда же, Российские Преосвященные смогли бы избежать некоторых ошибочных действий, совершенных ими по незнанию обстоятельств и в надежде исправить на законном Архиерейском Соборе все те канонические нарушения, которые были допущены в Мансонвилле. Не зная всех подробностей канадских хиротоний, в России думали, что эти нарушения (а не преступления, как оказалось на самом деле) были совершены не умышленно, а в результате тех преследований, которые были воздвигнуты на Вл. Виталия со стороны униатского синода митр. Лавра. Поэтому надежда на благополучное и мирное разрешение всех проблем и недоумений на Архиерейском Соборе, оставалась. Тогда еще ни архиеп. Лазарь, ни еп. Вениамин не видели канонических препятствий для признания на законном Архиерейском Соборе хиротоний новых канадских викариев.

 

[xv] В.Жуков и вожди РПЦИ понимали, что Истинная Русская Церковь должна вернуться на Родину и что больше нет оснований для самостоятельного существования РПЦЗ вне России; все преграды сняты, и отныне Истинная Русская Церковь утверждается на Русской земле. Понимали и боялись этого, о чем откровенно говорится в Разъяснении Жукова: «При такой расстановке сил, Ее центр тяжести должен быть явно сдвинут по направлению к России. Но в данный момент, в самой России было бы неразумно и даже опасно (?!) устраивать Управление свободной (от МП) Русской Православной Церкви. Следовательно, удобнее всего, чтобы именно в Западной Европе, как месте более приближенном в России, происходило пока сосредоточение действующих сил (т.е. Церковное управление, для этого о. Вениамин намеревался перевезти во Францию даже Митр. Виталия, но от этого отказалась Л.Д. Роснянская – авт.), и в том числе проведение Собора». Понятно, что такой Собор был бы полностью подконтролен Жукову и его “синоду”.

 

[xvi] Под некоторыми из этих интернет-документов, как выяснилось, стояла не подлинная подпись Митрополита Виталия, а подделанная с помощью сканера и компьютера.

 

[xvii] Некоторые горячие головы, тем не менее, требовали от своих архиереев (как, например, свящ. Виктор Пивоваров, устроивший новый раскол теперь уже в РПЦИ) немедленного письменного распоряжения не только о поминовении Митрополита, но и письменного заявления о признании мансонвильских хиротоний до Архиерейского Собора. Не получив требуемого, они стали клеветать на своих архиереев: якобы арх. Лазарь и еп. Вениамин не определились в выборе между Митр. Виталием и митр. Лавром, поддерживают синод митр. Лавра и чуть ли не унию с МП, и т.п., и под этими выдуманными и лживыми предлогами, ссылаясь на 15-е правило Конст. Собора, ушли в раскол, «перейдя под омофор еп. Варнавы». Время показало, что главным для них было создание собственной секты, а не церковная правда и благо Церкви. Плоды их раскольной деятельности теперь всем видны. 

 

[xviii] Впрочем, как свидетельствует Олег Трофименко в статье “Раскол и Преемство”, опубликованной в Интернете 10. 05. 2006 г., свою группу они именуют “РПЦ в Изгнании” до сего дня: «Ибо по своей кончине, Митрополит не оставил нам законного Преемника соборной власти, то есть законного, соборно избранного и не запрещенного в служении Заместителя, правомочного скрепить апостольской властью Собор по выборам нового Митрополита. И Апостольское преемство первосвятительской власти в РПЦИ пресеклось. Ни вл. Антоний, ни вл. Владимир не несут этого преемства и не могут ни собрать законного Собора для избрания нового Митрополита, ни председательствовать на нем, ни литургически спаять воедино наши епархии, как законные Предстоятели за нашу поместную Церковь РПЦИ. У них нет ни литургических, ни административных полномочий законного Местоблюстителя. Их обоюдные претензии на Местоблюстителя раскололи РПЦИ окончательно». 

 

[xix] Напомним, что Архиерейским Собором РПЦЗ 2000 г. были приняты неправославные решения об унии с МП и евхаристическом общении с экуменической сербской патриархией. Собор 2001 г. эти решения не отменил, но избрав нового для себя митрополита, архиереи РПЦЗ решительно повели дело к каноническому подчинению советскому патриарху и евхаристическому общению с советской церковью, что окончательно завершилось принятием 7 сентября 2006 г. нью-йоркским синодом митр. Лавра Акта о каноническом общении с Московской патриархией.

 

[xx] А не 2002 г., как недобросовестно пишут апологеты “РПЦИ”, ложно утверждая, что «Русская Истинно-Православная Церковь образовалась в августе 2002 г., отделившись от РПЦИ».

 

[xxi] C самого образования в 1920-е годы ИПЦ, как и РПЦЗ, являлась самоуправляющейся ветвью Поместной Российской Церкви, сохраняя Ее традиции и канонический строй. Катакомбная Церковь никогда не самораспускалась, об этом нет официальных документов, решений и определений, а Ее архиереи архиеп. Лазарь и еп. Вениамин, по братской любви войдя в состав Собора Епископов РПЦЗ, всегда мыслили себя чадами и пастырями Катакомбной Церкви, что было отражено во всей их деятельности и многих документах на имя Архиерейского Собора и Первоиерарха РПЦЗ. В кафедральном храме св. прав. Иоанна Кронштадтского в Одессе, настоятелем которого был Председатель Архиерейского Совещания РИПЦ вл. Лазарь, имя Митрополита Виталия всегда поминалось за богослужениями с титулом «Первоиерарха Русской Православной Церкви», – в знак признания его старейшим архиереем, согласно Указу №362, Первоиерархом обеих частей Русской Церкви.

С 1990 г. и до 2002 г. включительно, т. е. до исторического Распоряжения Первоиерарха РПЦ Митрополита Виталия от 11 марта 2002 г. о создании в России самостоятельного Архиерейского Синода, иерархи Катакомбной Церкви архиеп. Лазарь и еп. Вениамин последовательно и принципиально отстаивали право на самоуправление Церкви в России. Еще в 1990 г. в этом их поддержали Митр. Виталий, архиеп. Антоний Женевский и Западно-Европейский, Заместитель Первоиерарха РПЦЗ, и выдающийся канонист еп. Григорий (Грабе), многолетний Секретарь Синода, а в 1998 и 2000 гг. на Соборах РПЦЗ Митр. Виталий лично поднимал этот вопрос.

После отпадения в 2001 г. Архиерейского Собора РПЦЗ от Истинного Православия, Архиерейское Совещание РИПЦ осталось единственным каноническим органом церковной власти для епархий и приходов Русской Церкви на Родине и Заграницей, имея, согласно Указу № 362, все полномочия на церковно-административную самостоятельность. Промыслительно Церковное управление Русской Церкви вернулось на Родину в самый драматический период Ее истории, когда большинство архиереев уклонилось в апостасию.

Поэтому в особом признании самостоятельного статуса Русской Истинно-Православной Церкви не было канонической необходимости. Обращение Российских архиереев к Митрополиту Виталию за благословением, повторимся, вызвано не канонами Церкви. Это был акт любви архиереев РИПЦ к старейшему Русскому Архиерею, последнему законному Первоиерарху Русской Зарубежной Церкви, исповеднику Владыке Виталию.

 

 

[xxii] Из письма В.Целищева П.Н.Будзиловичу:«Уважаемый Петр Николаевич! На Вашем сайте по адресу: http://www.russia-talk.com/otkliki/ot-213.htm  опубликовано “письмо” Митрополита Виталия архиеп. Лазарю от 26 феф./11 марта 2002 г. о якобы благословении Первоиерарха на совершение епископских хиротоний в России. О таком письме мне приходится слышать впервые. На мой взгляд это является фальшивкой и провокацией /.../ Петр Николаевич, у меня к Вам большая просьба: пришлите, пожалуйста, оригинал (факсимиле) этого письма. Заранее Вам благодарен. +Епископ Владимир. Мансонвилль, Канада, 6/19 апреля 2002 г.»

Хотя для того, чтобы убедиться в обратном, достаточно было подойти к Митрополиту и спросить: «Владыко, Вы действительно написали документ, о котором не поставили меня в известность?» Как ни саркастически это звучит, но именно так вели себя “мансонвилльские викарии” по отношению к своему Первоиерарху. Не говоря уже о том, что своим лживым заявлением иеромонах В.Целищев оскорбил старейшего Российского архиерея архиеп. Лазаря, проведшего многие годы в сталинских концлагерях за принадлежность к ИПЦ. Он обвинил архиеп. Лазаря в создании «фальшивки и провокации» (следовательно, и обмана тысяч людей), даже не будучи уверенным, существует подлинник этого документа, или нет, а письмо к П.Н. Будзиловичу опубликовал в Интернете. Никаких извинений за клевету и оскорбления от В.Целищева до сего дня не было...

[xxiii] В качестве примера приведем небольшую выдержку из телефонного разговора с Митрополитом Виталием инока Диодора (Пашенцева), бывшего старосты храма Божией Матери Взыскание погибших в Воронеже. Разговор состоялся на Светлой седмице 2002 г. (полностью опубликован на сайте «Церковные ведомости РИПЦ» по аудио записи, сделанной ин. Диодором):  

«Митр. Виталий: Мы во всех делах российских не можем решать, потому что мы не в курсе дела всех деталей и всей вашей жизни. И потому я предпочитаю, чтобы Русская Церковь в России имела бы свой Синод. И решала бы сама, потому что мы /.../ не знаем вашей жизни. И потому вы должны – это мое желание, – чтобы вы имели свой Синод, и решали бы… А потом бы нам сообщали, говорили, хотя бы мы и не согласны с теми или другими мероприятиями. Вот и все. /.../ В России имеется своя жизнь. У вас своя жизнь, которой мы совершенно не знаем во всех ее деталях, мы не можем отвечать за решения Епископов Российских. Вы должны создать свой Синод, и этот Синод должен решать свои дела, а нам сообщать. /.../ И даже заранее можем быть согласны мы или не согласны, может и так… Но отвечать нам за все дела, которые творятся в России, мы просто не способны – мы не можем, мы всего не знаем. Мы не знаем вашей жизни. Я так считаю. /.../  Понимаете, вы должны иметь свой Синод. Свой Синод Российский. /.../ У вас своя жизнь в России. Своя жизнь, особая жизнь – у нас заграничная. Мы Заграничная, мы Зарубежная Церковь, Зарубежом, т.е. за рубежом Российской Империи бывшей. Мы Зарубежная Церковь, и мы только можем решать (неразборчиво), которые нас касаются за рубежом. Мы не можем решать ваши дела, вы должны иметь свой Синод».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дополнительно см.:

1. Очередные чистки и раскол в «мансонвильском синоде викариев»
Комментарий от Канцелярии Председателя Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви Высокопреосвященнейшего Тихона, Архиепископа Омского и Сибирского

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=958

 

2. Cкорбные Заявления Архиепископа Варнавы Каннского

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=639

 

3. Основатель "иерархии" РПЦИ еп. Варнава Каннский признал прещения 2001 г.
http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=924

 

4. Архив: Операция "ТРЕСТ".
Май 2005 г.

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=1009

 

5. Архиепископ Тихон: «В мiре нет ничего важнее спасения и воссоединения человека со своим Творцом»

Интервью с Председателем Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной (Катакомбной) Церкви Высокопреосвященнейшим Тихоном, Архиепископом Омским и Сибирским

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=915

 

6. Скорбное слово на кончину Первоиерарха Русской Церкви Митрополита Виталия

Архиепископ Тихон Омский и Сибирский, Председатель Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=1026

 

7. Архив: Послания и письма Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия: 2001 - 2005 гг.

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=1025

 

8. Архивные документы по истории Катакомбной Церкви. Доклад Архиепископа Лазаря Тамбовского Архиерейскому Собору РПЦЗ, 14/27 апреля 1993 г.
http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=919

 

9. Пророческий Указ Святого Патриарха Тихона № 362

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=519

 

10. Послание Первоиерарха Русской Православной Зарубежной Церкви Митрополита Филарета о страждущей Истинно-Православной Катакомбной Церкви-Сестре на Родине

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=516

 

11. Царский путь. Истинное Православие в век апостасии
Иеромонах Серафим (Роуз)

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=265

 

12. Без Любви нет Истинной Церкви
Размышления по поводу Обращения ХІІ-го Архиерейского Совещания Русской Истинно-Православной Церкви

http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=43

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Дополнительно по данному разделу:
Мониторинг СМИ: Секретарь Синода РПЦЗ-МП верит в Путина
Секретарь Германской епархии РПЦЗ(Л) прот. Н. Артемов: «По поводу после-соборных перетолкований»
Камо грядеши… РПЦЗ(Л)?
Состоялись официальные переговоры об унии между сергианско-экуменическим патриархом А.Ридигером и главой РПЦЗ(Л) митр. Лавром
В. Путин ускоряет темпы по присоединению РПЦЗ(Л) к МП
Капитуляция Синода митр. Лавра
Несоблюдение Соборности Нью-Йоркским Синодом
Address-Appeal to the Clergy and Faithful Sons and Daughters of the Russian Orthodox Church Abroad from the First Hierarch of the Synod of the True Orthodox Church Archbishop Tikhon
Обращение РИС-О и РОНС в связи с предполагаемым созывом т.н. «Четвертого Всезарубежного Собора»
"Наша Страна": "Уходит в раскол митр. Лавр, а не мы!"


Назад | Начало | Наверх
Главная страница | О задачах издания | Хроника церковной жизни | Проповеди, статьи | История Церкви | О Катакомбной Церкви | Православное богословие | Православное богослужение | Православная педагогика | Православие и наука | Православная культура, литература | Истинное Православие и апостасия | Истинное Православие и сергианство | Истинное Православие и экуменизм | Апостасия РПЦЗ | Расколы, секты | Жития подвижников благочестия | Православная миссия | Пастырское училище | Фотогалерея | Проповеди-аудио

Хроника церковной жизни 
СЕРГИАНСТВО В ДЕЙСТВИИ: В РПСЦ установили литургическое прошение о воинстве неосоветской РФ, «о еже на враги победы и одолении»

К 70-летию провозглашения Сталиным митр. Сергия (Страгородского) первым советским патриархом в МП пытаются «догматизировать» сергианство

Официальное заявление Сербской ИПЦ по поводу нападения на храм СИПЦ под Белградом и избиения иеромонаха Максима

Мониторинг СМИ: Федеральный арбитражный суд отменил решения судов предыдущих инстанций об изъятии у РПАЦ мощей преподобных Евфросинии и Евфимия Суздальских

Нападение на храм Сербской Истинно-Православной Церкви и избиение священника СИПЦ

Рождество Христово в кафедральном соборе св. прав. Иоанна Кронштадтского в Одессе

Детский Рождественский спектакль в Леснинском монастыре

Все сообщения >>>

О Катакомбной Церкви 
Богоборництво і гоніння на Істинно-Православну (катакомбну) Церкву на Чернігівщині

Памяти катакомбного исповедника Георгия Степановича Чеснокова (1928-2012 гг.)

Катакомбная инокиня Ксения Л.

Церковь Катакомбная на земле Российской

«ТРЕТЬЯ СИЛА» В СОВРЕМЕННОМ ПРАВОСЛАВИИ РУССКОЙ ТРАДИЦИИ. Современная наука начинает замечать ИПЦ, хотя и не выработала общепринятой классификации этой Церкви

Катакомбные Отцы-исповедники об отношении к власти и к советским паспортам

ИСТИННО-ПРАВОСЛАВНЫЕ ОБЩИНЫ В КИЕВЕ в 1930-х годах

Все сообщения >>>


Адрес редакции: E-mail: catacomb@catacomb.org.ua
«Церковные Ведомости» - вне-юрисдикционное православное духовно-просветительское издание, являющееся авторским интернет-проектом. Мнения авторов публикаций могут не совпадать с точкой зрения редакции. Одной из задач издания является освещение различных мнений о современной церковной жизни, существующих среди духовенства и паствы Истинно-Православной Христиан. Редакция оставляет за собой право редактировать или сокращать публикуемые материалы. При перепечатке ссылка на «Церковные Ведомости» обязательна. 

Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт Рейтинг@Mail.ru Каталог BigMax.ru